anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

СССР и "возвращение чудесного"

Прошлый пост, посвященный женским типам в советской фантастике многим может показаться слишком отвлеченным от реальных проблем. Ну, в самом деле, какая разница в том, кто где снимался и кого когда считали идеалом – особенно, если речь идет о далеком прошлом. Однако это не так – в том смысле, что в нашем диалектическом мире все связано со всем, и в каждой капле воды действительно можно увидеть океанские волны. Вот и в указанном случае – описанная смена «трудового идеала» 1950 годов на «волшебный», «божественный» идеал конца 1970-1980 годов в той же фантастике совершенно очевидно намекает на реальные проблемы в советском обществе. Кстати, это касается не только «женских персонажей» - количество «чудесного» в советском общественном сознании указанного периода увеличивалось по всем направлениям. Причем, не только и не столько в «количественном» плане (скажем, через увеличение произведений, имевших в своей основе «магические» элементы)– сколько в плане качественном.

То есть, в том смысле, что если до этого «чудесное» могло относится или к четко определяемой фольклорно-эпической области: детским сказкам, былинам, легендам – или же использоваться в пресловутом «ироническо-условном» плане, как в том же «Понедельнике» Стругацких, то теперь все чаще происходил «прорыв» его в текущую реальность. В качестве примера тут символична та трансформация, что произошла с «чудесным» из упомянутого «Понедельника» в процессе превращения последнего в фильм «Чародей». Когда из очевидного эвфемизма науки – «маги» Стругацких есть ученые, владеющие колоссальными силами, однако за пределами своей профессиональной деятельности живущие «обычной» жизнью – оно превратилось в способ решения обыденных проблем. (Махнула Шемаханская волшебной палочкой – и превратила пустой холл в банкетный зал.) Что как раз для «исходника» выглядит моветоном – там люди, способные «превращать воду в вино» и вообще, творить дела мирового масштаба, занимают друг у друга «червонец до получки».

Подобное изменение, разумеется, было не случайно – и связано оно, разумеется, было с тем, что происходило в окружающей реальности. А в ней – как это не странно прозвучит – так же чем дальше, чем большее значение начинало приобретать «чудесное». Точнее то, что может быть названо таковым, соответствуя определению «чуда» в бытовом плане – как обозначение получения некоего результата без особых трудовых затрат. Ведь как это делается в сказках: махнула фея волшебной палочкой – и возникла из ничего карета, замок или еще что-то подобное. Разумеется, это упрощение, характерное для Нового, а то и Новейшего времени – до этого магия представляла собой более сложное явление, связанное с особенностями господствующей картины мира. (Кстати, так же не случайное – о чем сказано будет ниже.) Однако нам интересна именно подобная концепция «чуда», поскольку именно она характерна для общественного сознания позднесоветского и постсоветского человека.

* * *

Разумеется, генезис указанного явления был абсолютно материалистический – и связан был с тем, что чем дальше, тем большее число благ действительно можно было приобрести совершенно «бесплатно».
(Т.е., без вложения сил.) Разумеется, речь идет о т.н. «Серой зоне» - то есть, области негласных отношений, связанных с распределением благ: «дефицитом», «блатом» и т.д. В этой самой «зоне» действительно могло показаться, что законы сохранения не работают – чтобы получить что-либо не нужно было надрываться, тратить силы и время на работу. Достаточно было чудесным образом получить нужные «связи», знакомства – когда один телефонный звонок значил больше, нежели годы напряженного труда. Практически классическое волшебство: произнес заклинание «я от Ивана Петровича» - и, как на скатерти-самобранке, возникали самые различные «дефициты». (Кстати, в «Чародеях» подобная тема обыгрывалась прямо.) Впрочем, «дефицит» можно было получить и чисто случайно – попав на момент, когда его «выбрасывали», а вот честно заработать на него было, разумеется, нельзя…

Кстати, подобный момент генезиса «чудесного» парадоксальным образом перекликается с генезисом «чудесного» в историческом плане. Которое – имеется в виду, в бытовом представлении, как те самые сказочные маги-феи – имеет прямое отношение к развитию товарно-денежных отношений и, в первую очередь, кредитно-ростовщической системы. Так же позволяющей «создавать» деньги безо всяких видимых затрат. (Знаменитая «трансмутация», как альфа и омега алхимии, возникла именно в процессе взрывного роста банковской системы XV-XVI веков.) Впрочем, и до того «чудо» было постоянно связано с тем явлением, которое сейчас принято именовать «эксплуатацией» - то есть, со способностью заставлять людей работать не ради своего блага, а ради блага неких «хозяев». (Разумеется, это нестрогое определение – но в данном контексте именно оно наиболее показывает суть явления.) Именно поэтому представители власти практически всегда наделялись магическими, «божественными» чертами – можно вспомнить, например, обожествление римских императоров или даже прямую божественность фараонов. Да и в средние века королевские роды всегда рассматривались, как имеющие особую «небесную благодать».

Поэтому скатывание советского общества к «чудесному» могло означать только одно – то, что в нем пробуждаются именно эксплуататорские отношения. Еще слабые и нечеткие для того, чтобы явно быть признанными и включенными в «базис» - и поэтому проявляющиеся подобным образом. (Так же, как ростовщичество, пока было «слабым» - пересекалось с трансмутацией и прочей симпатической магией. Ну, а когда окрепло, стало банковским делом – магия оказалась не нужна, и была «передана» детскую сказку.) В любом случае, подобная «магификация» общественного сознания однозначно значило начало отхода от «трудовой этики», господствовавшей в нем с самого начала. И бывшей, по сути, причиной необычайных успехов советского общества. (Точнее сказать – не этика сама по себе, а сложный комплекс общественных отношений, одним из основных элементов которого она являлась.)

Ну, и разумеется, наверное, ни для кого не является секретом то, что указанная «чудефикация», «магификация» советского общества проявилась не только через относительно безобидное введение «чудесного» в искусство. Но и через гораздо более неприятное – даже само по себе, без понимания причины появления – скатывание социума в эзотерические представления. В ту самую мерзость, что впоследствии дала Чумака, Кашпировского, «Белое братство» и пресловутое «Аум Синреке». (Последняя, разумеется –это японская секта, но именно в бывшем СССР она получила всенародное признание, включая благосклонность высшего руководства.) Ну, и вообще, то самое торжество «аномальщины», что наблюдалось в конце 1980-начале 1990 годов, когда, наверное, не было в стране человека, сохранявшего материалистические представления. (Кстати, поддержка «демократов» - это так же, во многом, магическое представление. Ибо без учета магии поверить в благостность той же программы «500 дней» невозможно.) А все по той же причине: если один телефонный звонок способен кардинально изменить жизнь, то почему бы банке воды, постоявши перед телевизором, не обрести волшебные свойства?

* * *

Это сейчас мы понимает, что реально стоит за «волшебными звонками» и прочими проявлениями «легкого решения жизненных проблем». И тот факт, что очередной сынок какого-то крупного чиновника оказывается или талантливым бизнесменом или не менее талантливым государственным деятелем, вызывает у нас вполне определенные эмоции. (Причем, не связанные с преклонением перед юным вундеркиндом.) Тогда же, в позднесоветское время, классовое устройство общества было для большинства terra incognita – поскольку сталкивать до этого с ним этому самому большинству практически не приходилось. (А «книжное» его изложение в пресловутом «научном коммунизме» без связи с реальностью оказывалось не просто неэффективным – а антиэффективным. Поскольку выглядело как описание чего-то несуществующего.) И видеть в нарастающих «блате», «связях» и прочих проявлениях «Серой зоны» зарождение – а точнее, возвращение – эксплуататорского общества мало кому приходило в голову. (Хотя, разумеется, можно было бы догадаться: когда кто-то получает блага вне зависимости от своего трудового вклада – это именно то самое.) Скорее наоборот – именно в проявлении «чудесности» во всех вариантах позднесоветским гражданам виделось решение своих проблем. Общественные же проблемы тогда их интересовали слабо – поскольку в условиях безопасного общества связь их с личной жизнью оказывалась крайне слабой.

Именно поэтому вплоть до середины 1990 годов мало кто понимал, что реально происходит – а действительно значимое возвращение материалистического представления о мире началось еще на полтора десятилетия позднее. Да и то – следует говорить именно о начале возвращения, а не о завоевании им господства в общественном сознании, где до сих пор еще полно магического в самых различных формах. (Можно упомянуть, скажем, почти полное завоевание кинорынка лентами, посвященными именно «волшебным персонажам» - тем самым супергероям.) Впрочем, рано или поздно, но и этот этап пройдет – сменившись пониманием что и как устроено в этом мире. (А точнее –получением потребности в данном понимании.) По той простой причине, что чем дальше идет возвращение к классовому обществу, тем яснее становится понимание – что «чудеса» тут доступны не для всех. И что стать «золотым мальчиком», с вузовской скамьи способным впорхнуть в кресло генерального директора можно только при наличии «золотого папы». (Это в СССР анекдот про то, что «у генерала свой сын есть» был анекдотом. А сейчас это наибанальнейшая истина, и шутить про нее так же глупо – как и про то, что Волга впадает в Каспийское море.)

А значит – для обычного человека не остается ничего, кроме возращения понятия труда, и вытекающей из него трудовой этики. Ну, и материалистических представлений о мире. Разумеется, это не значит, что каждый представитель масс сейчас «автоматически» становится материалистом – поскольку мощнейшая идеологическая машина современного государства работает исключительно на противоположный результат. Однако шанс сделать это – в отличие от позднесоветского времени – у него оказывается на порядки выше. Ну, а о том, что из этого следует, надо говорить отдельно…


Tags: СССР, общество, постсоветизм, прикладная мифология, серая зона, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 261 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →