anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще об иерархии

Итак, иерархия – как фактор, погубивший СССР. На самом деле, подобная мысль не является новой – скорее наоборот, отрицательная роль данного явления отмечалась еще … задолго до гибели Советского Союза. Более того – задолго до того, как страна сделала выбор, приведший ее к роковому августу 1991 года. Разумеется, речь идет о знаменитой работе Льва Давыдовича Троцкого «Преданная революция». Ну, и о куче более «мелких» работ данного автора и его последователей – включая столь любимый антисоветчиками «Скотный двор» Оруэлла. Собственно, подобный момент даже привел к тому, что на какое-то время после распада СССР троцкизм оказался «в моде» среди левых: дескать, если его автор предсказал подобное событие, то значит, он чего-то стоит. Правда, эта популярность оказалась угасающей вместе с самой левой средой, получившей после гибели СССР фатальный удар. (Когда левые вынуждены были или уйти из большой политики – или влиться в общих поток победивших социал-дарвинистов, оставив себе от прежней левизны только символы и лозунги.)

Правда, при внимательном рассмотрении «пророчество» Троцкого оказывается не таким уж и бесспорным. В том смысле, что, конечно, оно осуществилось – и иерархия (верхушку которой и представляла пресловутая номенклатура) победила. Но случилось это много позднее, нежели предсказывалось – напомню, что в «Преданной революции» прямо говорилось, что переворот произведет текущая «генерация» номенклатурщиков. То есть - максимум можно говорить годах о десяти после 1936 года. (Времени написания книги.) В реальности же СССР просуществовал более, чем сорок лет после указанной даты – и предали его совершенно иные люди. (Пришедшие к власти не только после Сталина, но и после двух следующих советских властителей.) Собственно, считать подобный – более поколения – временной лаг несущественным не получится. Особенно в применении к сложным динамическим системам – таковым, каким является социум. (Это так же нелепо, как считать верным поставленный смертельный диагноз – если больной умер более чем через сорок лет после него.)

* * *

А значит, придется признать, что «номенклатурная модель гибели СССР» Троцкого и его последователей оказывается, как минимум, неполной. Впрочем, даже без ее привлечения, при внимательном рассмотрении становится очевидным, что учитывать только «иерархическое разложение» советского общества было бы сильным упрощением. Поскольку – как уже говорилось в прошлом посте – эта самая иерархия существовала и до гибели Советского общества. И даже, страшно сказать, она была во время самого большого его расцвета. Да, те самые сталинские наркомы с их дачами, персональными автомобилями и т.п. признаками высокого места в иерархии вполне соответствовали представлениям троцкистов о «могильщиках социализма». Однако, по какой-то причине они отказались превращать страну обратно в классовую. Впрочем, как сказать – отказались? В реальности узнать, собирались ли те или иные представители сталинской номенклатуры реставрировать капитализм чрезвычайно сложно. Поскольку прямо подобное, разумеется, никто их них не декларировал. Поэтому остается только догадываться – скажем, у того же Берия есть некоторые заявления, по которым можно сказать, что он не готов чуть сдвинуть существующее общественное устройство в область большей «классовости». Но, опять-таки, это следует из материалов, которые стали известны уже после расстрела Лаврентия Павловича – так что вероятность того, что ему просто приписали некие правые идеи, разумеется, крайне велика.

Впрочем это и не важно. Важно то, что реальность удачного завершения подобных действий в 1950 годах была нулевая – в том смысле, что любые попытки увеличения доли «рынка» или иных классовых механизмов в «том» обществе неизбежно встречали полное отторжение. И политический деятель, который рискнул бы сделать ставку именно на указанный путь, так же неизбежно получил бы проигрыш в пресловутой аппаратной борьбе. (Недаром, как уже было сказано, проигравших обвиняли именно в указанном моменте.) Более того, наиболее оптимальной стратегией в то время оказывалось обратное – а именно, декларирование курса изживание еще имеющихся в советском обществе классовых элементов. Даже если они не только не несли вреда – но и имели вполне положительное значение, как это можно сказать об артелях, ликвидированных Хрущевым. Собственно, данный любитель кукурузы вообще хороший индикатор той ситуации, что была в СССР – поскольку его многочисленные победы среди аппаратчиков при, мягко сказать, невысоком уме основывались именно на комплиментарности их господствующим в стране представлениям. Именно поэтому Хрущев со своими бесконечными ошибками сумел просуществовать на вершине политического Олимпа в течение 20 лет. (Что, разумеется, не значит, что это было благом – однако речь тут не об этом.)

Кстати, для лучшего понимания особенности указанного момента можно вспомнить другого мастера аппаратной борьбы, так же одерживавшего победу за победой – до определенного времени. Разумеется, речь идет о Михаиле Сергеевиче Горбачеве –и его курсе, представляющем собой прямое движение к классовому обществу. Начал он с развития хозрасчета, потому пришел к кооперативам – а закончил «социалистическим рынком». Ну, а потом пришел Ельцин с рынком антисоциалистическим и ультрасоциал-дарвинистским – но это уже не важно в рамках рассматриваемой проблемы. Равно как не важно, какими были мысли указанных деятелей – да и вообще, сами эти фигуры. Важно то, что общество в 1950 годы было настроено резко антиклассово – а в 1980 напротив, как уже не раз говорилось, приветствовало наступление неравенства.

* * *

Собственно, именно тут и зарыта основная ошибка троцкистов – которые, по сути, все проблемы общества стали сводить к вопросу об «заговоре номенклатурщиков». Правда, стоит заметить, что сам Троцкий полагал возможным вариант свержения «новых хозяев» со стороны пролетариата – однако в случае с СССР этого так же не случилось. Произошло нечто иное – а именно, то, что можно назвать «неинституциализованным воздействием». При котором главную роль сыграли не разнообразные организации и государственные нормы – и их изменения в ту или иную сторону – а некие неявные представления, существовавшие в обществе. Которые оказались сильнее, нежели указанная жажда власти и стремление к конкурентной борьбе, охватившие советское начальство. (По крайней мере, до определенного предела.)

То есть – основная ошибка троцкистской (тут это слово не ругательство, а наименование особого типа миропредставления) критики СССР состоит в ее бинарности. Согласно которой существует или подчинение пролетариата иерархии, или «снос» иерархии пролетариатом. Хотя в реальности подобная дуальность для неклассового – пускай и слабо – общества СССР оказалась слишком сильным упрощением. Впрочем, упрощением тут выступает сама мысль о том, что постклассовое общество, которым являлся СССР, можно рассматривать в рамках концепций классового периода. То есть, надо понимать, что по отношению к указанной ситуации даже то, что прекрасно работало ранее, тут оказывается непригодным. Точнее сказать – частично пригодным, поскольку, как уже не раз говорилось, на начальном этапе развития бесклассовости в социуме еще существует множество элементов прежних отношений, к которым можно честно подходить в классовыми мерками. Однако подобное «полузнание» на самом деле мало отличается от незнания вообще – поскольку правильных прогнозов делать не позволяет.

Ну, а для выработки инструментов, пригодных для корректной работы с постклассовым состоянием, разумеется, требовалось время. Впрочем, даже не оно являлось главной проблемой, которая помешало получать столь необходимую модель советского общество. Еще более важным тут оказалось то, что для построения корректных моделей систем подобной сложности необходимым является изучения их в крайне разнообразных ситуациях. В том числе, и критичных – включая фатальные. Я уже неоднократно приводил тут аналогию с летательными аппаратами, получить сносную теорию проектирования которых удалось только после многих случаев катастроф. Кстати, указанная аналогия работает еще и в том смысле, что без указанной теории создавать и пилотировать подобные машины просто невозможно. Так что можно сказать, что, при всей своей трагичности, гибель СССР является неизбежным этапом в плане построения бесклассового общества –поскольку позволила получить бесценные знания о поведении подобных систем при различных условиях. И хотя желательным было бы «прохождение по краю» кризиса (без попадания в фатальные ситуации) – однако надежда на то, что так будет всегда, разумеется, смешна.

* * *

Впрочем, тут я несколько отвлекся – хотя в реальности указанное отступление и является крайне важным. Поскольку оно позволяет понять сказанное в самом начале – а именно, тот факт, что если в реальности иерархия (и номенклатура, как высшее выражение ее в СССР) и стала прямой причиной гибели страны, то произошло это вовсе не столько из-за ее деструктивных свойств. А из-за того, что исчезла некая сила, которая могла противодействовать указанному процессу до этого. То есть, разумеется, снимать вину с иерархии за данное событие было бы странным – но парадоксальным образом, эта самая вина мало что значит. (Так же, как самолет падает из-за того, что на него действует сила всемирного тяготения – однако подобное, совершенно корректное объяснение, разумеется, ничего не объясняет.) Поэтому причину гибели страны надо искать где-то в другом месте.

Впрочем, о том, где и как надо это делать, будет сказано несколько позднее…


Tags: Троцкий, постсоветизм, прикладная мифология, развал СССР, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 352 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →