anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

О "войне трех восьмерок" и ее месте в мировой истории

Оказывается, вчера было десять лет с завершения «войны 888» - как написано в Википедии, боевых действий между Грузией с одной стороны, и самопровозглашёнными республиками Южной Осетией и Республикой Абхазия, а также Россией, с другой. Впрочем, на самом деле, конечно, дело обстояло несколько по-другому – однако об этом будет немного ниже. Пока же хочу сказать, что в том самом 2008 году указанное событие не произвело на меня никакого впечатления. (То самое можно сказать, и про окружающих.) Ну, военные действия – и военные действия, чего там интересного. На тот момент сама Россия только-только успокоилась в том плане, что перестала быть ареной пресловутой «чеченской компании» - тяжелой войны, которая началась еще в 1994 году и закончилась где-то через десять лет. (Собственно, режим «контртеррористической операции» на Северном Кавказе был отменен лишь в 2009 году, но последнее крупное событие – захват заложников в Беслане – произошло именно в 2004.)

Впрочем, и помимо Чечни в 1990 годы было немало горячих точек –Южная Осетия в начале указанного десятилетия была всего лишь одной из них. (Да, формально она была за территорией России – но эта самая территория была в указанное время столь эфемерной, что на нее мало кто обращал внимание.) Поэтому ощущение от случившихся событий были хоть и неприятные –но достаточно ожидаемые. Типа того, что только-только начавшееся формироваться ощущение мирной жизни – как уже говорил, последним «сильным» проявлением «чеченской войны» был теракт в Беслане – снова меняются на что-то иное, но достаточно привычное. (На «длинные 1990», как это можно сказать теперь.) Поэтому сработал давно уже выработанный защитный механизм психики – и указанная «война» оказалась отброшена на периферию сознания. Как это происходило много раз до того. Поэтому главное, что можно сказать про пресловутое восьмое августа применительно к России – так это то, что в ней оно оказалось почти не замеченным. (Ну, за исключением разного рода политизированных фриков в интернете – прежде всего, «либерально-космополитического» толка, которые завели известную свою песню об «убогой Рашке» и «ржавых российских танках», ну, и о том, как «Рашку» выбросят из Южной Осетии. Но это так же было настолько привычным – за полтора десятилетия постсоветского времени обливание России дерьмом давно уже стало нормой…)

Однако затем ситуация пошла в совершенно неожиданном направлении. В том смысле, что вместо привычного «Россия сглотнула и утерлась» вдруг оказалось, что «сглотнула и утерлась» противоположная сторона. То есть, вдруг оказалось, что наши «ржавые танки» прекрасно громят «современную и вооруженную по западному образцу» грузинскую армию – вплоть до того, что практически по Михаилу Юрьевичу «Бежали робкие грузины…» И да, вместо нудной, тягучей и позорной длительной «компании» - что привычно ожидалась, исходя из прошлого опыта –получился практически блицкриг. Вся операция заняла всего пять дней – с восьмого по двенадцатое августа – срок ничтожный по постсоветским меркам. В это время уложилось все «боевые операции» на указанном «театре» – начиная с начала обстрела грузинскими войсками Цхинвали, и заканчивая принятием российского плана мирного урегулирования.

* * *

Впрочем, описывать происходившие тогда события нет смысла – вчера это было сделано в огромном числе источников. Поэтому следует сказать только самое главное – а именно, то, что случившееся тогда в Южной Осетии, по сути, стало первым знаковым признаком того, что пресловутый «постсоветский период» подошел к концу. Пока еще только на постсоветском пространстве – во всем остальном мире еще продолжали действовать прежние представления, но один из базовых камней в фундаменте «постсоветизма» был выбит. Поскольку неожиданно оказалось, что Россия, в течение более, чем пятнадцати лет рассматривавшаяся исключительно в качестве «жертвы», субстрата для «нового мирового порядка», на самом деле может быть активным игроком. Потому, что, собственно, указанная «война» с самого начала выглядела вовсе не конфликтом Грузии со своей мятежной провинцией (с участием российских миротворцев). И даже не как российско-грузинская война – а как проявление гораздо более глобальных процессов.

А именно, как столкновение западного (и, прежде всего, американского) «вектора» с умирающим – как тогда казалось – «советским миром». Собственно, именно так указанное явление воспринималась всем имеющимися сторонами. (Ну, за исключением маргиналов.) Начиная с Грузии (а точнее, для грузинского руководства)– для которой указанная «война» виделась именно, как демонстрация того, что именно она ухватила этот вектор «за хвост», объявив себя практически «прокси» США. И заканчивая российскими «либералами», увидевшими в указанном событии возможность нового занятия иерархических высот в российском обществе, которые они уже начали терять к данному времени. Ну, и разумеется, сами Соединенные Штаты – точнее, американское руководство и связанные с ним представители элиты – видели в данной войне инструмент своей долговременной политики. (Которая сводилась к тому, чтоб «быть в каждой бочке затычкой» - то есть, обеспечить влияние на 100% территории земного шара. Причем, не просто влияние – а абсолютное влияние, то есть, полный контроль над пресловутыми «национальными элитами.)

И вот этот-то «вектор» потерпел в «войне трех восьмерок» сокрушительное поражение. Позорный слив – а по другому и не скажешь – грузинской армии в течение трех дней оказался на порядки более важным, нежели может показаться при буквальном рассмотрении этого события. Поскольку это не заштатные войска какой-то маленькой страны – которую на карте-то не с первого раза найдешь, даже если знаешь, где она находится – проиграли осетинским боевикам, поддержанным несколькими российскими «батальонно-тактическими группами». (Причем, количество всех боевых сил с каждой стороны чуть превышало численность стандартной дивизии.) Нет – это «передовой отряд западной цивилизации» (т.е., специально подготовленное американское «прокси») показал свою полную неспособность к боевым действиям в столкновении с войсками «страны, не входящей в состав западного ядра». Что, разумеется, полностью обесценивало всю военно-политическую стратегию США, на которую последние делали ставку в течение 1990-2000 годов.

* * *

Смысл этой стратегии состоял в том, что Америка из «мирового полицейского» превращается в «мирового манипулятора». Т.е., вместо традиционного силового давления, характеризующего мирового гегемона с глубокой древности (когда не только США, но и Европы, как таковой еще не было), главным инструментом гегемонии становится пресловутая «мягкая сила». А именно – изменение «информационного пространства» тех или иных стран – некий «культурный вирус», посредством которого Запад может превращать те или иные социумы в полностью подчиненный себе инструмент. Напомню, что подобная мысль в 1990 и 2000 годы казалась полностью соответствующей реальности –хотя, конечно, так явно ее мало кто формулировал. (Наверное, только Переслегин со своими «люденами» достиг этой «вершины».) Тем не менее, практически всем, кто пытался задумываться о мире, казалось очевидным, что «культурная победа» Запада практически неоспорима, и по своей эффективности на порядки превышает все, что можно ей противопоставить. (Неслучайно у нас в указанное время столь популярным стали «чудесные сюжеты» избавления от американской гегемонии – начиная со столь любимых «попаданцев» и прочих альтернативок, и заканчивая всевозможными «роялями в кустах». То есть – избавление от абсолютной власти США мыслилось исключительно за рамками «причинно-следственного континуума.)

Ну, и если честно, то реальность до определенного времени четко соответствовала подобной модели. (Ну, или почти соответствовала в рамках того типа мышления, что господствовал в указанный период.) Сюда прекрасно «ложилась» и гибель СССР – страны, неуязвимой в военном отношении, но полностью разрушенной «культурно». (Опять-таки, так казалось.) И бесконечные «цветные революции» - разновидностью которых являлась и грузинская «революция роз» - легко и дешево менявшие любые режимы. (До 2008 данная тактика не знала неудач – ну, за исключением Тяньаньмэнь, конечно, но ее предпочитали не вспоминать.) Поэтому неудивительно, что американцы в указанный период мыслились некими сверхчеловеками, люденами, которым можно противопоставить только «своих» люденов. Но где их взять? И как их вырастить, если США контролирует практически все и не допустит угрозы своей власти?

И вдруг – облом. Людены оказались… Ну, в общем, как не крути – а оказались в очень нехорошем положении. Причем, и в том случае, если США стояли за действиями Саакашвили. И в том случае, если это была его (и его окружения) инициатива. Поскольку в первом случае получалось, что гениальные идеи «великих манипуляторов» легко «обламываются» пресловутыми «ватниками» со ржавыми танками. (В 2008 подобного слова не было, но восприятие российских миротворцев был примерно таким.) Во втором же - что их «подопечные», которые должны были быть послушными инструментами, в реальности сами «крутят» своими хозяевами, выбивая средства на перевооружение армии и ее обучение. (за время правления Саакашвили военный бюджет страны вырос в 10 раз – причем, вовсе не за счет грузинских средств.) В любом случае, образу «всемогущих манипуляторов» ни то, ни другое не соответствовало. Более того – после указанного случая обесценивался сам принцип «манипуляции», как способа поддержания гегемонии. Так как в самих Штатах прекрасно поняли, что одного «культурного контроля» над разного рода «папуасами» недостаточно.

* * *

Следствием последнего понимания и стали те процессы, которые впоследствии привели к приходу к власти Трампа, и принятия курса на «физическую экономику» и «физическую армию». (В противовес столь любимому в предыдущие десятилетия «информационному» и «концептуальному» оружию.) Но тогда, разумеется, подобные изменения не могли быть принятыми столь быстро – в результате чего прошло целое десятилетие, в котором сторонники «эльфийских методов» непрерывно пытались оправдаться. Результатом деятельности данных «эльфов –информаритариев» стала пресловутая «арабская весна», приведшая к разрушению светских режимов на Ближнем Востоке и торжеству мусульманских фанатиков. (Впрочем, никаких поставленных целей добиться при этом не удалось – хотя «задним числом» именно оказанное положение и было объявлено желательным.) А так же «последний майдан» на Украине, превративший пусть не самую развитую – но более-менее «культурную» страну в «европейское Сомали».

Тем не менее, результат этого процесса очевиден: концепция «контроля над культурной парадигмой» оказалась, как минимум, недостаточной для гегемонии. А развертывать «физический контроль» над всем Земным шаров для США оказывается за пределами их возможностей. (То есть, надутый «культурный пузырь» всемогущей страны, ежедневно спасающий мир, к текущей реальности имеет весьма опосредованное отношение.) Так что вполне можно сказать, что именно начиная с «войны трех восьмерок» можно вести отсчет конца «западного мира», как такового. И именно этот факт – а вовсе не пресловутый «выигрыш России», который столь любят наши «патриоты» - и является самым главным во всем этом. И получается, что в указанной «войне» вовсе не Россия победила Грузию. И, конечно же, не Грузия проиграла «южноосетинским сепаратистам». Нет, в ней проиграли именно США, причем, проиграли весь мир.

Ну, а о том, кто выиграл в подобной ситуации, надо говорить отдельно. (Хотя, конечно, никакой тайны в том нет.)


Tags: Российская Федерация, США, геополитическое, история, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 249 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →