anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще раз о фантастике - или мир без мыслителей. Завершение

Итак, современный мир отличается от мира несовременного тем, что, как было сказано в прошлом посте, в нем отсутствует понятие «мыслитель» в классическом понимании. То есть, нет людей, которые могли бы заниматься изучением текущей реальности – прежде всего, в социальном смысле – а не выполнением поставленных перед ними работодателями заданий. Такая вот ситуация: в течение тысяч лет, начиная с Древнего Мира, подобные люди были, а теперь вот «кончились» - поскольку «кончилась» воспроизводящая их экономическая ниша. Существовавшая во времена «классического» классового общества, когда была возможность существования некоего ничтожного количества образованных людей, не связанных прямо с системой общественного производства. Тех самых мыслителей – философов, поэтов, позднее писателей и ученых. Да, последние тоже относятся к указанно категории, поскольку до определенного времени наука и производство были не связаны.

Но те времена давно завершились – и, скажем, те же работники науки вот уже почти столетие как являются полноправными участниками производственного процесса. (Хотя данный переход начался еще лет на сто раньше.) Впоследствии эта же трансформация произошла и с остальными людьми, занятыми в «интеллектуальной сфере» - вплоть до поэтов. Что одновременно позволило резко увеличить их количество – ведь указанные интеллектуалы теперь стали не «приживалками», существующими за счет небольшого «избытка» ресурсов, а полноценными «винтиками» общественного производства. Однако при этом эти самые деятели полностью лишились своей прежней «свободы творчества» – в том плане, что они, как и все остальные участники, стали зависимы от поставленной работодателями задачи. Что неизбежно привело к тому, что единственной допустимой ролью данных «мыслителей» стала роль пропагандистов, ну, и еще немного развлекателей…

Собственно, на этом и был закончен прошлый пост. Однако при этом было сказано, что указанная печальная ситуация на самом деле представляет собой только одну сторону мирового развития. И есть еще вторая, гораздо более позитивная сторона. Которая парадоксальным образом перекликается с тем материалом, который, собственно, и породил данную тему – а именно, с определения Яной Завацкой литературной «фантастики, как варианта философии». А точнее – единственно возможного в настоящее время «варианта философии». То есть, способа поиска тех самых моделей реальности, которые ранее должны были искать пресловутые «философы» - в настоящее время ставшие «бойцами пропагандистского фронта». На самом деле подобное заявление действительно выглядит странно – даже на фоне уже указанного «падения интеллектуалов». Тем более, что сами писатели-фантасты так же оказываются вовлеченными в систему создания новых текстов –по крайней мере, так же, как и представители «большой литературы».

* * *

Но на самом деле тут существуют определенные нюансы, которые несколько меняют дело. Скажем, стоит у помянуть о том, что, как представителям «развлекательного жанра», фантастам в определенной степени проще адаптироваться к существующему порядку, нежели более «серьезным» интеллектуалам.В том смысле, что те же «производители академического продукта», как правило, жестко привязаны к ограниченному числу издательств, способных работать с ними, а так же к разного рода научным организациям, обеспечивающим выдачу званий и прочих регалий. (Вплоть до зарплаты.) То же самое относится и к пресловутой «большой литературе», которую, если честно, мало кто читает – за исключением небольшого числа «раскрученных имен». (Скажем, Пелевина или Прилепина применительно к современной России.) А значит, «настоящий писатель» должен полжизни отдать на «раскрутку», все это время находясь в полной власти издателей. И лишь после этого он может на что-то надеяться – в плане стабильности дохода. Что же касается фантастов, то для них ситуация несколько проще – развлекательное чтиво всегда востребовано. В результате складывается парадоксальная ситуация – когда «боллитра» превращается о в «закрытый клуб», участиники которого занимаются исключительно самопрезентацией. Поэтому сейчас данный вид литературной деятельности можно считать практически мертвым: если единственный способ донести свое творение до читателей состоит в том, чтобы понравиться «боллитровому лобби», то ни о какой свободе творчества речь вести невозможно. (Поскольку неизбежно будет выходить только то, что совпадает с мнением «корифеев».)

Таким образом, пресловутая «легкость» фантастического жанра обеспечивает большую независимость его авторам. Однако только этим дело не ограничивается. Дело в том, что работа в указанном направлении оказывается гораздо более свободной в том плане, что «агитационно-пропагандистские» вопросы для них оказываются довольно «смазанными – ведь тут имеется возможность описывать совершенно иные общественные системы, нежели существующая. Да и вообще, поскольку интерес к фантастике определяется, в основном, читателями – а не издательской или академической средой – то можно надеяться на достаточно лояльное отношение даже к довольно серьезным «отклонениям». (Скажем, тот же Чайна Мьевиль пишет совершенно анархистские произведения – и это «проходит».) Ну, и наконец – фантастическая литература оказывается гораздо более «простой» в плане формы. Т.е., автору, работающему в данном жанре, оказывается намного проще и главное, «дешевле», формулировать свои мысли.

Про «дешевле» было сказано вовсе не из-за «красного словца» - на самом деле это очень важный фактор, который, в принципе, во многом и определяет описанную Завацкой ситуацию. Кстати, его проявление можно очень хорошо увидеть на примере самой Яны, которая – в реальности работая в «сфере ухода» – пишет одновременно хорошие фантастические романы. То есть, ее зависимость от указанной «издательско-академической среды» оказывается околонулевой – а значит, имеется возможность говорить о том, о чем думаешь. (А вовсе не о том, «о чем надо».) Разумеется, можно сказать, что так же легко можно работать в любом жанре – скажем, в области «большой литературы» или даже пресловутой «философии». Но это, конечно же, не так – поскольку, во-первых, в указанном случае возникают вопросы о «презентации» своего творчества читателям и т.п. (О чем сказано выше.) А, во-вторых, при создании «реалистических произведений», не говоря уж о «научных монографиях», необходимость затрат вырастает в разы.

* * *

Это хорошо видно на том же «Самиздате» - то есть, сайте, объединяющем «самодеятельных писателей», среди которых фантасты доминируют однозначно. Подобное положение – т.е., возможность жить без гонораров – позволяет авторам обрести ту самую свободу, которая была отнята у «официальных» представителей творческих профессий. Разумеется, за счет снижения качества – ибо сравнивать человека, пишущего после рабочей смены, и человека, который занимается этим в качестве своей основной деятельности, да еще и получает за это довольно неплохие гонорары, было бы смешно. Но последний – как уже было сказано – только транслирует официальную точку зрения, и если он даже делает это превосходно, то сути это не меняет. Как говориться, «пропагандон» – он «пропагандон» и есть, пускай даже талантливый.

Впрочем, сам вопрос «качества» в настоящем мире так же оказывается не столь однозначным. Это связано с тем, что последнее, применительно к литературному или какому-другому «писанному произведению» означает только то, насколько точно его потребитель может получить ту информацию, которую хотел передать автор. То есть, читая научную монографию с массой сносок и ссылок а так же с тщательно выверенными логическими построениями, читатель, в принципе, должен полностью убедиться в правоте идей автора. То же самое можно сказать про хорошо написанный литературный роман, передающий ровно те мысли, которые задумывал писатель. В случае же с «менее качественной», «любительской» литературой этого не происходит. («Менее качественная» тут в кавычках, поскольку речь идет только об одном параметре – о «выверенности» языка и способности его к точной передаче.) Но есть тут одно «но» - которое, по сути, все меняет. Связано оно с тем, что указанная необходимость в «качестве упаковки» идей прямо связана с тем, в рамках какой среды эти самые идеи необходимо передавать. Скажем, «Война и мир» превосходно читается даже через столетие после написания, да еще и может переводиться на другие языки –поэтому это действительно гениальный роман.

Но так ли актуален указанный фактор сегодня, когда существует достаточно «нагруженная» информационная среда, позволяющая намного упростить «распаковку»? Иначе говоря, когда можно понимать произведения, написанные даже не сказать, чтобы идеальным языком? Разумеется, «с точки зрения Вечности» «Война и мир» все равно круче, нежели то, что предлагается на «Самиздате». Но ведь, как было сказано в самом начале, нам-то эта самая «Вечность» не столь важна – важна возможность создания моделей реальности именно здесь и сейчас. И поэтому изначальная «слабость» фантастических произведений, и даже более того, «любительских фантастических произведений», оказывается гораздо менее значимой, нежели непреодолимая «завязанность» на господствующий дискурс продукции «официальных интеллектуалов».

* * *

Впрочем, понятно, что одной только фантастикой тут дело не ограничивается. На самом деле, как написал один комментатор к прошлому посту, «мыслить начинает само общество». Новые модели рождаются не в тиши официальных кабинетов среди хорошо оплачиваемых специалистов – нет, напротив, они зарождаются в среде интернетных дискуссий и споров. Они проникают через множество «плохих» с академической и литературной точки зрения публикаций, через ролики на «Ютубе», через разнообразные сайты и блоги, перемежаясь разной чушью – вроде «Лунного заговора» и т .п. (Т.е., на одном ресурсе могут быть и «годные вещи», способствующие созданию моделей реальности, и полный бред. Более того – это могут быть публикации одного и того же автора.) Нет больше никаких выверенных и выправленных монографий, никаких годами оттачиваемых концепций – в настоящее время все это непозволительная роскошь. (Как уже говорилось, даже во времена Ленина для интеллектуала была возможность заниматься своими идеями, не особо «заморачиваясь» в плане получения средств к существованию. Теперь об этом смешно даже мечтать.)

Но зато существует огромная возможность вовлечения в работу на порядок большего числа людей. Которые, имея определенное образование и доступ к гигантскому объему информации (т.е., мировой сети), вполне могут заменять отдельных «интеллектуалов прошлого». Правда, подобное состояние требует совершенно иных навыков – в том числе и у воспринимающих данный контекст людей – но нет ничего невозможного в овладении ими. (О подобном, кстати, надо будет писать отдельный пост.) Так что добро пожаловать в «Мир без мыслителей» - в мир, где понимание реальности больше не является прерогативой отдельных, «специально подготовленных людей», как древние пророки несущих это знание в массы. Не будет больше пророков, не будет больше «гениальных вождей» - поскольку те, кто пытается это «звание» к себе применить, по факту окажутся просто приплаченными пропагандистами. (Тут можно привести примеры множества «псевдокрасных» деятелей, оказавшихся именно теми самыми – начиная с Зюганова и заканчивая Кургиняном.)

Но, разумеется, все это совершенно иная тема…


Tags: классовая борьба, литература, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох, социодинамика, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →