anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Продолжение разговора о Великой Революции. Великая пародия

Кстати, ведя речь об изменениях, вызванных Великой Пролетарской Революцией 1917 года, можно указать на довольно забавное явление. А именно – на то, как воспринимается современным человеком само явление неравенства, неоднократно помянутое в последних постах. То есть – указанное деление людей на субъекты, т.е., правящие классы, задающие цели общества. (Впрочем, в реальности эти цели сводятся к так же не раз уже помянутой конкурентной борьбе.) И на тех, кто выступает ресурсами для данных целей, пресловутым «субстратом» - то есть, на классы подчиненные, эксплуатируемые. Подобное положение – как уже не раз говорилось – в течение тысяч лет выглядело как естественное и единственно возможное. (Разумеется, были отдельные личности и небольшие группы людей, что выступали против указанного деления – но они всегда были в меньшинстве.) Поэтому ни у кого не возникало проблем в представлении о том, как должен себя вести господин, и как должен себя вести раб.

Эти представления были даже не привычными – а единственно возможными. Настолько, что, например, русские революционеры-эмигранты середины XIX века с трудом адаптировались в Европе к жизни без прислуги – так как, будучи в стесненном положении, не могли ее тут позволить. (Уровень зарплат в Европе был гораздо выше, нежели в России, где даже самый бедный представитель «образованных сословий» мог иметь слугу.) А ведь это были люди, изначально настроенные на идею равенства и единства народа, и готовые были самой жизнью пожертвовать ради народного блага. Однако «внутри» они сохраняли все нормы и модели «разделенного мира», избавиться от которых было очень тяжело. Кстати, к концу столетия все же избавились – в том смысле, что научились обходиться без слуг. Правда, во многом, это было связано с расширением «социальной базы» революционного движения, приведшей к включению не только «разночинцев», но и «настоящих» рабочих. Но, все равно, скрытая убежденность в том, что есть люди, которые «вершат историю», и люди, которые должны обслуживать «вершителей», существовала довольно долго.

* * *

Так вот, парадоксальным образом – но в совершенно обратном виде – подобное явление можно наблюдать и в современном мире. В том смысле, что начавшееся после гибели СССР движение к возрождению «разделенного мира» привела к актуализации модели «хозяин-раб». Но при этом соответствующие ей представления оказались полностью утерянными. Особенно хорошо проявляется это на постсоветском пространстве, где аристократия – то есть, «главный носитель» хозяйского менталитета (буржуазия была тут развита слабо) – десятилетиями просто отсутствовала, в результате чего не осталось даже отдельных «ядер», сохраняющих прежние представления. Впрочем, и на Западе с подобными вещами слабо – даже там, где формально сохранялись все эти графы и князья, не говоря уж о миллионерах. Поскольку не раз помянутая «советизация» затрагивала крайне широкие области жизни, проникая даже в данные закрытые круги. Но там имеются хоть какие-то зачатки «господского общества». У нас же…

У нас же единственным способом «извлечения» подобных вещей оказалась художественная литература. Впрочем, нет – с учетом особенностей позднесоветского/постсоветского сознания еще большее значение приобрел художественный же кинематограф. (И наш, и не наш.) Разумеется, результат подобного действа оказался комическим – причем, смеяться над нашими новоявленными «князьями» стали еще в 1990 годы, когда к «антисоветскому проекту» все относились крайне положительно. Но слишком уж пародийно выглядели все эти «новые господа». И речь тут даже не о «новорусской аристократии», в свое время щедро штампуемой разного рода шулерами и дельцами со звучными фамилиями – это, разумеется, с самого начала было ниже плинтуса. Речь вообще о самой «культуре богатых», о самом способе организации жизни наших новоявленных «хозяев». И хотя пресловутые малиновые пиджаки и золотые цепи уже ушли в прошлое, но, по большей мере, пародийность их самого существования никуда не делась. Можно даже сказать, что именно эта пародийность – то есть, желание соответствовать созданному на основании литературных и кинообразов представлению о том, как же ведут себя «настоящие люди» - и является истинной сутью нашей элиты.

Кстати, забавно – но даже знаменитая страсть «отечественных» «лучших людей» к Европе, к проживанию в «Лондонах и Парижах» определяется не только относительно рациональными целями, вроде выхода за пределы российской юрисдикции. (И избегания налогов.) Но и указанной особенностью представлений о «настоящей русской аристократии», живущей то в Париже, то в Ницце, то в Баден-Бадене. Ну, и Лондон, как воспетая многими нашими и ненашими писателями «цитадель истинной аристократии», так же сюда относится. (Кстати, если бы «корона» действительно награждала тех, кто «поработал» на нее, то она обязана была бы выдать по ордену Подвязки господам Соломину и Ливанову – которые сделали для притока российских капиталов в Британию чуть ли не больше, нежели все британские фонды, вместе взятые. Ведь, во многом, именно благодаря созданному ими образу в фильме про Шерлока Холмса данная страна показалась для «новых русских» столь желанным местом жизни. Впрочем, сейчас «короне», как уже говорилось, новые капиталы не нужны. Да и Соломин уже умер.)

В любом случае, пародийность наших «властителей» сохраняется. А вместе с ней сохраняется и пародийность самого «разделенного мира», выстраиваемого на постсоветской территории. И то, что это пародия оказывается очень злой – дела не меняет. Злая – не злая, но иного-то представления нет, а значит – надо дальше изображать господ. Впрочем, изображать господ-то можно, на это дело желающие всегда найдутся (как они будут это делать – иной вопрос), а вот с «рабами» – неизбежной частью указанной биады – оказывается «напряженка». Поскольку, кроме, наверное, закоренелых мазохистов, мало кому понравится идея ломать шапки перед барином, быть поротым каждую неделю на конюшне, и концепция напряженной работы без отпусков и выходных при том, что большая часть заработанного отбирается. Ну, и разумеется, идея ранней смерти из-за отсутствия системы здравоохранения: ведь, как уже говорилось, проблемы «субстрата» никого не волнует. Таковых мазохистов, как можно догадаться, будет очень мало – а «рабов», как так же нетрудно догадаться, требуется очень много. (85% «податных сословий» в конце XIX века.)

* * *

Подобная ситуация создает дополнительные проблемы для «достоверности пародии» - понятие «нулевой ценности» большей части населения до сих пор никак не приживается в нашем обществе. (Несмотря на все прошедшие и идущие «реформы», по сути, направленные как раз на достижение указанной цели.) Это приводит к известному парадоксу, когда с т.з. базиса – т.е., экономики – требуется одно (указанное классовое деление), а с т.з. общественного сознания – другое. И хотя понятно, что указанный базис постепенно «ломает» все надстроечные вещи – собственно, поэтому он и базис – но происходит это крайне нелинейно и достаточно муторно. (Впрочем, стоит понимать, что в самом этом «базисе» - то есть, в совокупности производительных сил и производственных отношений – есть огромное «внутреннее ядро» советизации. Лежащее, как это не странно звучит, в области самой, что ни на есть, «железной» - в области технологии. Но об этом будет сказано несколько позднее.) И разумеется, результат этого самого процесса оказывается весьма неожиданным – с точки зрения «линейных моделей».

Ну, и самое главное – как уже было сказано, подобный процесс на самом деле охватывает не только РФ или даже бывший СССР, но практически весь мир. В котором, как уже говорилось, советизация была, конечно же, ниже, нежели в указанном месте – но, тем не менее, так же привела к крайне серьезным изменениям. (В том числе, и в базисе.) Именно поэтому любые «линейные модели» оказываются тут ошибочными. Впрочем, обо всем этом следует говорить отдельно…

P.S. Кстати, ярким примером указанной выше пародийности наших «господ» выступает пресловутый «вызов на дуэль», сделанный одним российским генералом одному российскому оппозиционеру. Это заявление вызвало огромное «бурление говн» в российской блогосфере – однако в реальности оно целиком и полностью лежит в области описанного восстановления «представлений о должном» разделенного общества по художественным произведениям. Ну, считает себя данный генерал «новой аристократией» - и выдает то, что, с т.з. имеющихся источников должен делать аристократ. (В любом случае, в детстве он читал Дюма, а в школе проходил Онегина с Печориным.) И самое забавное тут, наверное, то, что в рамках данной модели он считает Навального равным себе – неким аналогом «современного декабриста». Дескать, раз тот «ведет людей» - то значит тоже, вроде как, дворянин. Подобная мысль, как не трудно догадаться, придает этой самой пародии дополнительный комический оттенок – хотя, казалось бы, куда там дальше.


Tags: классовое общество, постсоветизм, прикладная мифология, революция, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments