anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О БГ, "русском роке" и антикоммунизме

Дня два назад российскую левую блогосферу взбудоражила очередная горячая тема. А именно – известный музыкант, певец и композитор Борис Гребенщиков дал интервью  какой-то журналистке. (Причем, что забавно, на "правом" и религиозном сайте - что показывает крайне интересные закономерности. Но о них будет сказано отдельно.) В в котором, наряду со всем остальным ,сообщил, что у его мамы в классе кто-то пошутил про Сталина, и в результате весь класс отправили в Сибирь. Звучит, разумеется, дико – один в один в духе пародий «про сталинизм» - однако сказано было с совершенно серьезным видом. Поэтому удивляться резкому восприятию данного момента было бы странным. Впрочем, если читать интервью Гребенщикова целиком, то становится понятным, что он (т.е., момент) включен в него не с целью каким-то образом «показать зверства Сталина», а по гораздо более прагматичным причина. А именно –таким образом музыкант показывает свою способность «любить Родину»: дескать, как в первом классе полюбил, так и любит, несмотря на все мерзости. (Ну, и разумеется, основные вопросы тут к его матери – которая по каким-то причинам приводит очевидную «городскую легенду» в качестве действительного факта.)

Впрочем, поскольку сделано это было в книге 2008 года, то вопрос о том, кто же реально выполнил данную «подстановку», остается открытым. (Наверное, не стоит говорить о том, что бредовость высказанной мысли о «классе, который сослали в Сибирь», нет смысла оспаривать.) Тем не менее, данный факт свидетельствует, все-таки, о личном мнении лица, для которого не только знание исторических реалий, но даже корректное обращение с ними не является главной прерогативой в жизни. То есть, в первом приближении мнение Бориса Гребенщикова о том, что кого-то могли «отправить в Сибирь» из-за «разговоров в классе» есть только мнение Бориса Гребенщикова, и ничего более.

Кстати, пресловутые «либералы» не перестают указывать именно на этот факт – разумеется, вместо БГ там может поминаться совершенно различные люди, но смысл остается именно таким: «это художник, он так видит». И в данном случае они выглядят почти правыми (что для наших «либералов» случается крайне редко) – но только если не учитывать один нюанс. А именно –то, что «частное мнение художника», на самом деле, частным мнением в большинстве случаев не является. Поскольку в реальности оно тот час же подхватывается множеством людей, привыкших воспринимать все, что исходит от указанного «художника», в качестве абсолютной истины. Собственно, и проблема с вышеприведенным интервью вытекает именно отсюда – поскольку оно оказывается не мнением слабо разбирающимся в предмете музыканта, а концепцией, исходящей от некоего «духовного лидера», можно сказать, даже учителя…

Впрочем, сейчас БГ воспринимается большинством в качестве некоего «мемориального осколка» прошлого – вот и указанная журналистка в связи с этим поднимает вопрос о том, как славно было в 1990 годы, когда ей и ее окружению удалось «полюбить страну». (Как говориться: полюбили – так полюбили. До сих пор большинство прийти в себя не может от этой «неземной любви».) Однако, сам музыкант благоразумно «топит» данную тему, как раз сводя ее к указанной выше идее, что он всегда любил свою Родину такой, какая она есть. (Вместо того, чтобы с указанной дамой пострадать о том, что «время любви» прошло – и нынешняя Россия ее недостойна в отличие от «благословенных 1990».) Но смысла это не меняет – пуская бывший лидер «Аквариума» и однозначно «вышел в тираж», как популярный музыкант, но все равно, воспринимается, как некая выдающаяся личность, мнение которой имеет смысл для значительной части людей.

* * *

И в указанном случае приведение им черной «городской легенды» об «арестованном классе своей матери» оказывается не просто способом решения каких-то личных проблем – скажем, изображения себя «отстраненным созерцателем», видящим в истории страны и хорошее, и плохое – а вполне конкретное воздействие на информационное пространство, способствующее воспроизводству деструктивных его структур. (Хотя и на порядок более слабое, нежели четверть века назад, когда пресловутый «русский рок» выступал одни из элементов, ведущих Россию к «благословенным 1990».) Впрочем, реально все еще интереснее. В том смысле, что сам Гребенщиков и его высказывания, включая практически все творчество, по сути, и представляет собой ни что иное, нежели элемент воспроизводства указанных структур – и вне указанного процесса вообще существовать не могут. И, самое главное, это относится не только к данному исполнителю – кстати, в плане деструкции еще довольно мягкому – а ко всему «русскому року» вообще.

Наверное, это высказывание вызовет несомненный протест поклонников данного жанра – а таковых ведь немало. Я сам в свое время активно слушал и «Аквариум», и «ДДТ», и «Кино», и даже Талькова – и считал их творчество если не вершиной культуры, то, по крайней мере, значительной ее частью. Вот «попсу» - вроде «Ласкового мая» или «На-На» - частью культуры не считал, а зря. Поскольку и то, и другое действительно входит в указанное множество, и входит не просто так – а с весьма определенным результатом. Ибо культура есть не просто «собрание» отдельных своих элементов, а целостная система, включение чего-то нового в которую вызывает ее изменение. В которой «Ласковый май» тут такой же «полноправный» член, как и «Аквариум», Quenn, Луис Армстронг, «Лунная соната» или фуга Ре-минор Баха. Поскольку основной признак «культурных феноменов» состоит в том, что последние должны быть «подхвачены» значительным количеством человек. Вот поэтому даже самые гениальные стихи, выложенные на «Самиздате», и прочитанные двумя десятками человек, не имеют для культуры никакого смысла, а «баттл» Гнойного с Оксимироном – имеет. Правда, гораздо меньшее, нежели тот же «Ласковый май» или БГ - поскольку число людей, связанных с последним, много больше.

Таким образом, Гребенщиков и сам по себе, и вместе с «Аквариумом», и вместе со всем «русским роком», одной из знаковых фигур которого он является – это однозначно, культурный феномен. Однако феномен, имеющий совершенно однозначное – что бы не писали его (и БГ, и «русского рока») поклонники – значение. Вытекающее из времени этого самого «русского рока» формирования – а именно, конца 1970-1980 годов – которое было временем движения страны к распаду. Разумеется, не стоит винить музыкантов в данном явлении как это делают некоторые, счтитающие, что основной причиной гибели СССР было «уничтожение культуры») поскольку он был лишь порождением указанного умирания СССР. (О главных причинах которог я писал неоднократно, поэтому тут делать это не буду.) Однако, при всем этом, стоит понимать, что как «рожденный в период смерти», данный самый «жанр» неизбежно нес в себе вполне конкретные деструктивные особенности. (Впрочем, на самом деле, это был не жанр в привычном понимании, а особая система, включающая в себя и стиль игры, и особенность личных взглядов музыкантов, и даже особый круг общения.) В том смысле, что главной особенностью его был антисоветизм – даже если прямо это не осознавалось. Хотя нет: лица, связанный с «русским роком» могли иметь различные политические предпочтения – быть анархистами, либералами, монархистами или националистами самого разного «образца». Могли даже демонстрировать левые взгляды. (Те же анархисты – это, по определению, левые.) А могли заявлять о своей аполитичности. Но одно у них было неизменным – это полное отрицание того, что было построено в стране.

* * *

Причем, не только по отношению к «текущему режиму» - что еще можно было бы списать на самую главную особенность «русского рока»: его очевидную вторичность по отношению к западным «образцам». Но и по отношению ко «всей системе» - то есть, к созданному большевиками типу государства. Антисталинизм тут «получался по-умолчанию» - поэтому, кстати, приведенный выше эпизод интервью неудивителен, а скорее – обязателен: Гребенщиков, сформировавшийся, как личность именно в рамках «русского рока», просто не может мыслить иначе, нежели в «антисталинистской парадигме». Но даже антисталинизм тут вторичен – поскольку основное направление «протеста» «русского рока» состоит не просто в отрицании его правления, а в отрицании вообще всего, что составляло основание советского строя. Так что смешны люди, которые обвиняют «рокеров» в антисоветских и антикоммунистических взглядах, поскольку для них быть антисоветчиком и антикоммунистом так же естественно, как и дышать. (И не надо тут приводить примеры обратного – поскольку, во-первых, в большинстве своем «левые рокеры» - это анархисты, а отношение последних с коммунистами крайне сложное. А, во-вторых, поскольку большинство случаев это будет касаться уже постсоветского времени, когда конструкт «русского рока» начал переживать уже свой собственный распад.)

Однако, исходя из этого, относиться к указанным «кумирам» надо соответственно – особенно сейчас, когда стало понятным, чем же реально стали для людей те самые «благословенные 1990», которые выступили завершением процесса, частью которого и выступал «русский рок». Ну, а самое главное – стоит на его примере научиться понимать глубокую связь между «творчеством творцов» и состоянием общества. Для того, чтобы иметь возможность в будущем иметь возможность видеть возникающие проблемы на самых ранних стадиях – и благодаря этому, успешно их лечить. Но обо всем этом будет сказано уже отдельно…


Tags: 1990 годы, антисоветизм, культура, общество, постсоветизм, развал СССР, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →