anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

В продолжение разговора о рок-музыке

На самом деле я не планировал продолжать пост о «русском роке».  Однако поскольку он напрямую «выходит» на актуальную сейчас тему «причин развала СССР», придется сделать это и написать вторую часть. Впрочем, для того, чтобы понять, насколько указанный «русский рок» позволяет дополнительно разобраться с указанной проблемой, стоит сказать несколько слов про рок вообще. (Разумеется, имея в виду данный музыкальный жанр.) Точнее сказать, про его некоторые социальные особенности – поскольку, собственно, именно это и является самым важным в рамках поставленной темы. И первым, на что тут следует обратить внимание, является генезис.

Поскольку на самом деле реальные причины появления рок-музыки весьма и весьма необычны – и очень сильно отличаются от того, что обыкновенно считается таковыми. Скажу сразу, тем более. что об этом говорилось и ранее: дело в том, что указанное музыкальное направление с самого начала выступает признаком самого «аномального» состояния человечества, которое можно назвать «безопасным обществом». Да, разумеется, это кажется необычным – поскольку принято считать, что рок имеет «чисто музыкальное происхождение», ну, там от ритм-енд-блюза через рок-н-ролл и т.д. Но подобное утверждение основывается на том, что данный «жанр» относится исключительно к области музыки. Однако это не верно – рок никогда не был чисто музыкой, а точнее – всегда был более, чем музыкой. Собственно, именно поэтому его и можно выделать на общем фоне «попсы», то есть – развлекательной эстрадной деятельности, состоящей в исполнении популярных хитов.

На самом деле, конечно, любая музыкальная деятельности имеет свои социальные предпосылки – поскольку она входит в обобщенную сферу общественного производства. (Очень «нелинейно» – но входит.) Но суть рок-музыки, ее главное отличие состоит в том, что именно для нее указанная «социальная ниша» оказывается важнее музыкальной, выделяя  рок-музыку, как таковую, как из своих «предшественников»: ритм-енд-блюза, рок-н-ролла в узком смысле и т.д., но и из огромного числа современной ему популярной музыки, которая в чисто музыкальном плане может иметь с роком очень много общего . (Разумеется, тут можно привести огромное количество отличий – но все они будут «локальными».) Глобальным же –если так можно выразиться – будет одно: рок представляет собой, прежде всего, попытку проявления творчества. В то время, как «попса» есть бизнес, только бизнес и ничего, кроме бизнеса…

Так же, как и ритм-енд-блюз, блюз или иные разновидности джаза. (Да простят меня музыканты за указанное обобщение.) На самом деле, конечно, многие «рокеры» являются успешными бизнесменами, многие рок-группы в реальности формировались, как коммерческие проекты (в то время, как данное направление было господствующим), да и «самодеятельные музыканты», разумеется, с самого начала имели вполне определенное желание получать за свою работу «звонкую монету». Все это действительно было. Но имелось и одно отличие – которое, по сути, и выступило главным признаком жанра. А именно – если «до рока», да и «после него» основным путем «обретение популярности» (вместе с несомыми ей благами) выступала идея «попадание во вкусы публики», то для «настоящих рокеров» актуальной стала «обратная концепция». А именно – то, что теперь публика должна формировать вкусы исходя из игры музыкантов.

* * *

На самом  деле, кстати, это был очень смелое изменение – разумеется, изменение неосознанное, и никем не прямо ариткулированное. (Хотя впоследствии, конечно, находились люди, считавшие, что речь тут идет именно о сознательно созданном проекте. Причем, в авторы этого проекта выдвигали не пресловутые звукозаписывающие компании – как это можно было бы предположить – а более «серьезные» структуры, включая ЦРУ. Ну, а сейчас встречаются отсылки вообще, ко всему – включая  и к пресловутым «рептилоидам», причем вполне серьезные.) Тем не менее, стоит понимать, что реально подобные идеи выглядели слишком радикально для того, чтобы выступить чистым бизнес-проектом –поскольку они затрагивали области, далеко выходящие за пределы влияния даже самых мощных корпораций и государственных органов. Ведь, по сути, речь шла о самом изменении образа жизни значительной части населения развитых стран – той, которую принято именовать «молодежью». Для которой указанная особенность рок-музыки привела к том, что последняя стала чуть ли не главным определяющим моментом в жизни более, чем на три десятилетия.

В настоящее время, кстати, это практически прошло – последними серьезными молодежными субкультурами, связанными с подобным способом, были готы и эмо, ставшие популярными где-то в первой половине 2000 годов и утерявшими ее в конце данного десятилетия. С тех пор ничего подобного не появилось – хотя музыку молодежь, конечно же, слушает. (И не молодежь тоже.) Впрочем, музыку слушали и в «дороковую эпоху» - более того, тогда так же выделялись и просто «любимые исполнители», и даже пресловутые «кумиры». (В виде тех или иных джазовых или блюзовых музыкантов.) Однако «смыслом жизни» все это не было – поскольку указанный смысл для подавляющего большинства был тогда один: выжить. Да, разумеется, сейчас это звучит слишком резко – однако общее представления о «тактике» у большинства тогда было именно таким: необходимо было, прежде всего, получить работу. Причем, желательно работу стабильную и хорошо оплачиваемую. И да – касалось это не только беднейших слоев: даже представители «среднего класса» прекрасно осознавали перспективу борьбы за свой хлеб с икрой. Да что там «средний класс» - даже для «обычного капиталиста» фраза «жизнь есть борьба» выглядела вполне очевидной, поскольку значило существование в рамках непрерывной конкуренции.

При подобном положении вещей молодые люди практически всех социальных слоев – «детей Вандербильда», разумеется, это не касалось, но последних было ничтожное меньшинство – вынуждены были тратить свое существование на получение пресловутого «места в жизни». Даже сексуальные отношения в этом плане были вторичными – поскольку считалось, что имеющий достаток легко найдет себе «подругу по жизни». А если не найдет – скажем, ему не понравятся имеющиеся претендентки на руку и сердце – то всегда есть возможность воспользоваться «продажной любовью». (Доступной и в «явном виде» - до Второй Мировой войны проституция в большинстве стран была разрешена – и в неявном, в виде получения «услуг сексуального характера» от девушек низших социальных слоев за некоторые небольшие «блага».)

* * *

И лишь с появлением уже помянутого «безопасного общества» ситуация изменилась. В том смысле, что указанное «место в жизни» стало на порядки более доступным – и в связи с принятыми развитыми странами мерами по борьбе с безработицей. И в связи с наступившим после Второй Мировой войны экономическим подъемом – причем, подъемом длительным, а самое главное –имеющим однозначно «новотехнологический» оттенок, при котором наиболее активно развивались самые современные отрасли. Где  именно молодые работники, как обладающие самыми последними знаниями,  имели конкурентное преимущество.  В подобной ситуации уже не надо было заботится о том, чтобы получить себе минимальный набор благ, необходимых для выживания – это становилось «автоматическим». Что, в свою очередь, приводило к актуализации иных ценностей – до того дремавших под гнетом «железной необходимости» конкурентной борьбы.

Например, это выразилось в увеличении значимости «идентичности» - то есть, декларирования принадлежности себя к некоей группе людей. Кстати, до этого указанное условие чуть ли не целиком и полностью обеспечивалось местом работы – имевшем, как уже говорилось, в «небезопасном обществе» сверхзначимость. (Разумеется, были и другие способы – скажем, идентичность по месту проживания, однако в бурно развивающемся мире 1950-1970 годов, где люди меняли если не города, то районы проживания раз в несколько лет, она так же обесценилась.) Однако одновременно с указанным падением значимости работы резко увеличилась значимость досуга – на который, во-первых, стало хватать сил и средств. А, во-вторых, который в указанное время находился целиков в «руках» трудящихся – в отличие от производств, отчужденный характер которых остался прежним несмотря на идущую «советизацию мира». В связи с этим началось активное перетекание «энергии масс» из сфер, связанных с трудом в сферы, связанные с отдыхом.

Собственно, именно эта ситуация и привела к превращению рок-н-ролла – как развлекательного жанра – в рок-музыку в привычном нам понимании. Поскольку, одновременно, это дало возможность огромному числу людей «пробовать себя», тратя время на игру в школьных или университетских ансамблях, а так же – в разнообразных клубах и «кабаках». (При этом имея малую надежду на «приличный заработок» от подобной работы – и рассматривая, скорее, ее как первый шаг к «настоящей славе». В отличие от музыкантов прошлого, для которых сам факт  получения платы за свою деятельность выглядел, как достижение, за которое надо держаться.) И при этом привело огромные массы слушателей в эти клубы и «кабаки» - причем, слушателей, готовых не просто использовать музыку, как фон для танцев или еды, но и пытающихся находить в ней что-то нужное для себя. (Конкретно же – ту самую основу для «идентичности», ставшую к указанному времени актуальной.)

Все это заложило базовые качества рока, очень скоро переросшего саму нишу «музыкального жанра». Причем, свойства как положительные, связанные с тем, что подобное исполнение позволило существенно расширить «спектр» творческих проявлений масс, дав возможность многим людям проявить свой талант, а так же – дало возможность для огромного числа музыкальных экспериментов. Так и свойства отрицательные, главным из которых – и, по сути, роковым для рока (да простят читатели мне невольный каламбур) – стало указанное выше противопоставление производству, как отчужденной деятельности. Впрочем, это касалось не только рока, как такового, но вообще, всех направлений «нового творчества», сильно актуализировавшегося после возникновения «безопасного общества». Наиболее сильно указанное противоречие проявилось в знаменитом «движении хиппи» - которые хотели выйти за рамки отчужденного буржуазного общества и построить там свой «новый мир». Мир любви, свободы и творческой активности – однако полностью лишенный любых упоминаний о труде…

* * *

Наверное, не стоит подробно объяснять, почему подобные попытки провалились. Можно только сказать, что указанное исключение из жизни главной цели существования человека гарантированно не позволило хиппи и вообще, всем сторонникам «нового мышления» создать сколь либо значимый «путь восхождения». И все их попытки сделать это – называемые «расширением сознания» (начиная с религиозных и заканчивая наркотическим) – заканчивались одинаково: разрушением личности. А все потому, что человеческий разум, прежде всего, есть явление, ориентированное на труд – т.е., на сознательное изменение реальности. В итоге личности, выбравшие для себя указанное направление, в самом лучшем случае, маргинализировались – то есть, переходили на существование в рамках замкнутых микрогрупп. А в худшем – просто включались в рамки существующей буржуазной системы в качестве «имитаторов неотчужденности», привлекая к себе людей, жаждущих уйти от указанного (отчужденного) состояния. Но попадающих обратно в тот же самый всепожирающий классовый поток – но уже под иллюзией выхода из последнего.

Ну, и самое главное – указанное «безопасное общество» довольно быстро потеряло свою основу в виде «советской тени». В результате чего даже в указанной выше области отсутствие отчуждения в конечном итоге быстро сошло на нет – и уже в концу 1980 годов рок-музыка действительно не стала ничем отличаться от иных эстрадных жанров. Собственно, это и стало ее фактической смертью, как явления. («Рок-н-ролл мертв, а я еще нет» - кстати, данная фраза прекрасно показывает, что ее автор очень хорошо все понимал еще тогда. Т.е., считать его каким-то «идиотом», отрешенным от мира в своем ашраме – как раз высшая степень идиотизма. Напротив, это умный и целеустремленный человек – другой вопрос, целеустремленный к чему?) Хотя посредством капиталовложений медиаотрасли оказалось возможным «гальванизировать» указанный труп еще лет на двадцать. Но теперь и данный процесс завершен – рок-н-ролл не просто умер, а уже давно «сгнил» - и новые попытки что-то «выдать» в данном жанре имеет исключительно мемориальное значение. (Причем, не только у «тех» рокеров – но и у нового поколения».)

И вообще, на смену «музыкальным субкультурам» молодежи приходит совершенно иные вещи. Но об этом, разумеется, будет сказано отдельно – после завершения темы о «русском роке».


Tags: Принцип тени, искусство, культура, постсоветизм, социодинамика, теория инферно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →