anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Об "едином дне голосования" и особенностях российской политики

Как известно, 9 сентября этого года в России был  пресловутый «единый день голосования», в рамках которого по всей стране прошли разнообразные выборы. Выбирали 7 депутатов в Государственную думу, выборы глав 26 субъектов федерации (22 прямых и 4 через голосование в парламенте), и выборы депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти в 17 субъектах. (Данные из Вики.) Собственно, процесс более, чем рутинный – ну, разве только с губернаторами тут «кучно пошло» - все же 26 человек за раз. (Хотя в РФ 83 субъекта, так что, чуть более четверти – практически норма по «прежним» избирательным циклам.)

Однако данная рутина неожиданное произвела довольно бурную реакцию в российской блогосфере. Дело обстояло в том, что в ряде «мест» представители нынешней «партии власти» потерпели поражение. Наиболее «скандальными» оказались выборы в Приморском крае – где не только пришлось проводить два тура голосования, но впоследствии вообще, отменить их итоги. Дело в том, что во втором туре в  в качестве лидера выдвинулся представитель КПРФ Андрей Ищенко,  который оставался таковым вплоть до обработки 95% бюллетеней. (Обойдя представителя Единой России  Андрея Тарасенко.) Однако к моменту закрытия голосования в качестве победителя вдруг оказался Тарасенко. Подобная ситуация вызвала ожидаемый протест и подозрение на фальсификацию –в результате чего ЦИК вообще отменил результаты голосования.

* * *

Впрочем, пересказывать приморские события нет смысла – поскольку, как уже было сказано выше, она была основной «темой дня» для всех политически ориентированных информационных ресурсов в течение двух недель. И разумеется, бессмысленно выяснять: кто прав, кто виноват, и что делать. (На самом деле, для этого надо жить в Приморье, или, по крайней мере, там присутствовать – так что следует оставить данный вопрос для приморских товарищей.) Тем не менее, стоит отметить тот факт, что указанное положение вызвало мысль о том, что позиции представителей «Единой России» далеко не такие прочные, нежели ранее. (Сюда еще стоит прибавить и победу в Хабаровской крае представителя ЛДПР.) По крайней мере, некоторые «левоориентированные» граждане начали вообще говорить о «конце режима».

Однако, если честно, то подобная ситуация вряд ли может быть названа сколь-либо критической. Дело в том, что губернаторы от КПРФ или ЛДПР в нескольких регионах (при общем числе их в 83), в общем-то,  являются нормой для действующей политической системы. (Они присутствовали практически все «время жизни» нынешней власти.) Более того, считать указанные партии (ЛДПР и КПРФ) – на их текущее состояние – «опасными для системы» попросту глупо, ибо они давно уже встроены в существующее политическое пространство, и их внешняя «оппозиционность» не воспринимается всерьез даже сторонниками. Так что, по сути, единственное основание столь «жесткой» борьбы за политическое доминирование со стороны «единороссов» - это банальные «местные» конкурентные разборки, борьба за контроль над ресурсами на местах. (Условно говоря, «кто будет пилить бюджет» - именно отсюда вытекает известная ожесточенность данной «политической борьбы».)

Тем не менее, есть в указанной ситуации и нечто реально интересное – собственно, что и привело к написанию данного поста. А именно – то, что прошедшие выборы реально показали, насколько слаба в нынешней политической системе именно «политика», то есть – система завоевания умов избирателя. Это кажется странным – поскольку кажется, будто  та же реклама «Единой России» заполняет политическое информационное пространство почти полностью – и это не считая пресловутого «административного ресурса». Но данное впечатление обманчиво – поскольку оно построено на уверенности в действенности подобной рекламы, в ее «абсолютном проникновении» в умы избирателей. Дескать, если ей намозолить глаза и уши гражданам – то можно быть бесконечно уверенным в своей победе. Но на самом деле это далеко не так – достаточно вспомнить тот же поздний СССР. Уж тогда дефицита чего если и не было – так это дефицита в средствах агитации и пропаганды. Достаточно вспомнить бесконечные «славы КПСС» и другие лозунги, встроенные в окрестный пейзаж – вкупе с бесконечными политинформациями и т.п. вещами. «Выхлоп» же от всего этого был даже не нулевым – а отрицательным. То есть – ни один человек не проникся «любовью к коммунизму» от того, что прочитал соответствующий лозунг, увидел памятник Ленину или прослушал политинформацию на работе. Скорее наоборот…

* * *

В подобном положении находится и «Единая Россия» - которая вместе со всей своей массированной агитацией воспринимается населением так же, как и поздняя КПСС. То есть – в самом лучшем случае, никак. Ну, а в худшем… Что тут сказать, в конце концов аббревиатура ПЖИВ вышла далеко за пределы «оппозиционной тусовки». Впрочем, к настоящему времени даже она почти вышла из употребления – по той простой причине, что «Едро» давно уже перестало восприниматься как какая-то политическая сила, отличная от «начальства вообще». Ну, а о том, как народ относится к начальству, говорить, наверное, бессмысленно.
Однако возникает вопрос: почему же в подобной ситуации «Единороссы» умудряются демонстрировать практически полное доминирование на российском политическом пространстве? Ведь, в отличие от поздней КПСС, формально нахождение их во власти не записано в Конституции. Более того, реально полагается, что каждый гражданин волен избирать любую из имеющихся политических партий. (Причем, даже пресловутый «административный ресурс» не покрывает критическую массу избирателей.) Впрочем, ответ на этот вопрос не сказать, чтобы особенно сложен – и состоит он в том, что особого доминирования «Едра» в российском политическом пространстве на самом  деле нет. По той простой причине, что нет… российского политического пространства.

Дело в том, что политика – в узком смысле значения – представляет собой ни что иное, как взаимодействие имеющихся политических сил. Т.е., неких организаций, представляющих интересы тех или иных социальных групп. В идеале, конечно, классов –но на постсоветском пространстве классовое сознание находится на околонулевом уровне, вследствие чего говорить о классовой организации тут бессмысленно. И все имеющиеся в РФ партии, по сути, буржуазны – то есть, содержаться буржуазией  и «затачиваются» под защиту именно ее интересов. Более того, поскольку в существующей экономической системе существует однозначный «гегемон» - в смысле, субъект, обладающий подавляющей экономической мощью – то даже межбуржуазные «терки» тут оказываются крайне слабыми. В том смысле, что «соревноваться» с т.н. «топливно-энергетическим комплексом» - Газпромом, Роснефтью – в РФ оказывается бессмысленно.

К указанным «грандам», по сути, примыкают и другие «сырьевики» и «естественные монополии», имеющие примерно схожие интересы. Ну, и аграрии с ВПК. Все эти силы – бенефициары нынешней политики, которые и выражает «Единая Россия». Поэтому единственным реальным противником их выступают лишь силы, явно опирающиеся на иностранную поддержку – та самая пресловутая «оппозиция». Были, конечно, еще и попытки разрушить данную гегемонию – в основном со стороны «олигархов второго эшелона». (Через поддержку той же ЛДПР, КПРФ или националистических сил.) Но особого успеха они, разумеется, не получила – и к настоящему времени ее можно не принимать в особое внимание. Впрочем, следует еще сказать – для объяснения того, почему же в указанной ситуации КПРФ с ЛДПР у нас еще «живы» - что существует еще один «актор», для которого указанные партии имеют смысл. Это … нынешняя власть, для которой пресловутая «многопартийность» и «политическая конкуренция» представляет собой исключительно вопрос «престижа». Дескать, у нас не диктатура, мы такая же демократическая страна, что и остальные. И поэтому в РФ  реально никакой диктатуры – в «классическом смысле» - нет  хотя экономика упорно толкает режим к данной форме. (Но режим успешно этому сопротивляется.)

* * *

Ну, а народ? А народ в данной схеме не участвует вообще – поскольку, как уже говорилось, его способность стать действенной экономической силой равна нулю. Это рабочие периода «классического капитализма» могли путем массовых забастовок «перевесить» власть денежных мешков – у нас же о подобном можно только мечтать. Если нет классового сознания – то никаких массовых (реально массовых, охватывающих миллионы человек) протестов организовать просто невозможно. В итоге массы просто тупо выбросили всю «политику» из разряда своих интересов: а зачем ее учитывать, если сделать ничего не возможно? Поэтому власти требуется вовсе не «усмирение недовольных» - а наоборот, стимуляция людей на хоть какое-то проявление политической активности. (Именно поэтому основной упор в той же президентской агитационной программе был именно на обеспечении явки. Собственно, ради этого случая даже эпопею с Грудининым затеяли – лишь бы завлечь людей на избирательные участки.) Впрочем, если эта самая «активность» сводится лишь к тому, чтобы поставить крестик в никому не нужной бумажке, то большинство, все же, «активизируется». В том смысле, что делает вид, будто его волнует вопрос о том, кто же усядется ему на шею.

В общем, исходя из вышесказанного можно легко понять, что же реально представляет собой нынешняя политическая система – с ее «космическим» уровнем поддержки «Едра» и президента. Поскольку на самом деле, конечно, никакой особой поддержки тут нет – и все огромные цифры «рейтингов» и «опросов» вытекают всего лишь из банального отсутствия реальной оппозиционной силы. То есть – прийти на избирательные участки народ еще можно заставить, но вот выбирать – за кого, разумеется нет. Поэтому голосуют «за власть». Ну, а как иначе – на за Навального же? Кстати, последнего так же «надувают» по полной, не хуже, чем «Едро» или ту же КПРФ, поскольку данный лидер сам по себе так же более, чем уныл. (А что делать, если реального смысла в его существовании нет, а изображать из себя клоуна надоело. Но приходится –так как деньги тут капаю хорошие для частного лица.)

В результате  вся политическая компания «Единой России», по сути, представляет собой вечный «бой с тенью». Однако в связи с пресловутой «пенсионной реформой» - в смысле, с грабежом пенсий – указанная партия все же сумела «сломать» данную политическую идиллию. В том смысле, что сумела, все-таки, вызвать у населения отвращение, несколько большее, нежели обычно. Итогом чего и стало пресловутое «протестное голосование», в котором некоторые увидели аж «крушение существующей политической системы». На самом деле, это, разумеется, никакое не крушение, а всего лишь всплеск, робкий проблеск реальной политической борьбы – но только проблеск. И единственной причиной того, что в указанном случае «Едро» сумело хоть где-то «продуть» выступило тут то, что, как уже было сказано, полноценной политической силой последнее не является, и реальный политический потенциал имеет около нуля. (И вся его «агитационно-пропагандистская мощь –на самом деле миф.)

То есть – оказалось, что народу достаточно лишь чуть «показать себя» - и пресловутая система «всероссийского консенсуса» начинает шататься. Но народ, как можно понять, дальше этого «чуть-чуть» идти не намерен. А точнее, не может, поскольку, как уже говорилось, «народной» - т.е., имеющей отношение к эксплуатируемым классам – политической силы в стране нет. (Ну, а «возня» разнообразной «мелочи», живущей то ли на грантах Госдепа, то ли на поддержке АП – а точнее, и на том, и на том одновременно – для основной массы населения просто не существует.) Так что ожидать, будто бы «завтра будет революция» и режим падет - мысли, которые опять начали встречаться в ряде радикальных публикаций – есть огромная глупость. (Впрочем, в нее вряд ли верят сами публикаторы.) На самом деле, не завтра, и не послезавтра – и вообще, до тех пор, пока не появится сила, способная состязаться по своей мощи с условным «Газпромом», никакого опасности для «режима» не существует.

Ну, а выводы из вышесказанного каждый может сделать сам…


 
Tags: Российская Федерация, общество, политика, постсоветизм, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments