anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Ответ Синей Вороне по поводу «коммунистических партий»

Яна Завацкая – Синяя Ворона – в своем посте, посвященном «группе Балаева», задала вопрос: «…почему не только Балаев, но и вообще множество блогеров утверждают, что "в России нет коммунистических партий".» , поскольку, как далее пишет она: «…Пусть это плохие, неправильные компартии, но они таки-есть.»  В основном, разумеется, этот вопрос был задан «балаевцам» - с которыми и идет дискуссия у Завацкой (именно дискуссия, а не «срач») – и касался он не столько партий, сколько предложения товарища Балаева не считать коммунистическими те организации, которые признают «сталинские репрессии». Однако на самом деле, этот вопрос довольно интересный, и только указанной узкой темой он не ограничивается.

Поэтому и в приведенном посте, и в посте предыдущем Яна получила множество комментариев, в которых объяснялось, почему ту же КПРФ нельзя считать коммунистической партией. Надо сказать, в современной России подобное понимание уже вошло в рамки консенсуса – в том смысле, что любой интересующийся политикой человек понимает, что организация под названием «Коммунистическая партия Российской Федерации» представляет собой буржуазно-демократическое явление, ни к какому коммунизму отношения не имеющая. Точнее сказать, подобное представление существует у лево-ориентированных граждан – поскольку для правых КПРФ даже в нынешнем виде символизирует «коммунизм». (Так для них вообще все, что не либеральное людоедство, символизирует коммунизм: вон, на Украине даже в путинском режиме «коммунизм» находят.)

В любом случае, мало кто даже среди сторонников указанной партии серьезно верит, будто ее целью выступает строительство не коммунистического даже, а, хотя бы, социалистического общества. И основной причиной, подвигающей избирателей голосовать за «зюганоидов», становится, разумеется, не это – а вера в то, что данная политическая сила сможет хоть как-то «сдвинуть» действия власти к поддержанию минимальных социальных норм. То есть – рассматривают данную партию исключительно в рамках социал-демократической программы. Так что, в лучшем случае, КПРФ можно считать социал-демократами, а не в коем случае, ни коммунистами.

* * *

Именно так, в основном, и отвечают Завацкой. Однако даже подобное представление – то есть, отнесение КПРФ к социал-демократическим партиям – на самом деле является не сказать, чтобы полностью верным. Вернее, оно совершенно неверно – но не потому, что КПРФ не соцдемы (хотя встречаются утверждения, что «коммунисты» на самом деле правые консерваторы), а потому, что это… по сути, и не партия вообще. Конечно, на первый взгляд, подобное высказывание может показаться бредом – ведь речь идет об организации, зарегистрированной всеми необходимыми органами, имеющей все необходимые регалии для того, чтобы считаться партией и, более того, включенной в «официальную» политическую жизнь страны. Как можно сомневаться в партии, которая была избрана в парламент семью миллионами голосов? ("Миллионы леммингов не могут ошибаться".)

Все это верно, и официально КПРФ, разумеется, партия – со всеми причитающимися привилегиями и возможностями, так что тут сомнений нет. Однако в настоящем мире все чаще «официальные регалии» вовсе не значат то, что за ними стоит что-то реальное. И так же, как под ценником «колбаса» сейчас чаще всего можно найти нечто невнятное, сделанное из сои, крахмала и перемолотых шкур и костей, так и под вывеской «партия» чаще всего находится что-то, к «классическим» политическим партиям отношения не имеющее. Ведь партия, по сути, не просто объединение людей, имеющих партбилеты, и даже – не объединение людей, связанных общими интересами. (Скажем, «попилить бюджет». Шутка.) Это, прежде всего, политическая сила – то есть, она, по умолчанию, должна иметь цель изменения политического пространства страны, а так же – реальную возможность это сделать. (Пускай и гипотетическую.) Подобная особенность означает, что политическая партия должна существовать не просто сама по себе – а исключительно опираясь на некую социальную группу, способную влиять на общую ситуацию в стране. Вот тут то мы и подходим к самому главному вопросу, связанному с КПРФ – а именно, «на чем она держится». Иначе говоря, кто выступает этой самой силой, стоящей за «коммунистами» и осуществляющей их поддержку.

Скажем, кто стоит за «ЕДром», наверное, понятно всем: крупный российский бизнес, прежде всего, топливно-энергетический. С «либеральными демократами» дело уже сложнее – на самом деле, изначально ЛДПР основывалась на поддержке части бизнесменов «второго эшелона», зачастую – криминального характера. Однако большая часть указанного «контингента» никакими политическими целями вообще не задавались, для них основной целью было получение более «прозаических» результатов. (Начиная от депутатской неприкосновенности и заканчивая доступом к «распилу» бюджета.) Поэтому чем дальше, тем больше ЛДПР стала превращаться из «настоящей» партии в некий «кремлевский спойлер» - то есть, организацию, необходимую для имитации «демократической конкуренции» в политике тогда, когда реально экономика диктует однозначную диктатуру. И сейчас «Жириновский со товарищи» может рассматриваться «в первом приближении», как «чисто кремлевский проект» - который вне поддержки нынешней власти вряд ли может существовать. (Хотя «торговать местами» ЛДПР, разумеется, продолжает.)

* * *

В принципе, нечто подобное можно сказать и про КПРФ. В том смысле, что реально данная партия существует исключительно благодаря тому, что «кремлю» необходимо иметь хоть какую-то видимость «политической конкуренции» для того, чтобы иметь «лицо на Западе». Разумеется, не стоит считать, что «зюганоиды» не пытаются найти иной «источник существования»: скажем они так же, как и «либерал-демократы», борются за право выступать «голосом олигархов второго эшелона». (Т.е., тех представителей более-менее крупного бизнеса, которые, по тем или иным причинам, не вошли в состав «путинского консенсуса».) Но данный «ресурс» крайне ограничен, и, кроме того, чрезвычайно нестабилен: ведь каждый представитель «второго эшелона» мечтает войти в «эшелон первый». И при любой возможности сделает это – «кинув» всех, кто связывает его с недавним прошлым. Так что опытный в политических делах Зюганов и его ближайшее окружение все прекрасно понимают – и поэтому стараются не доводить свое «противостояние с властью» до опасного уровня. То есть – до того, когда возникнет реальная возможность оказаться «настоящим врагом власти», и, вследствие этого, потерять господдержку. (В качестве примера можно привести поведение «кандидата-коммуниста» на выборах в Приморье.)

Таким образом, можно сказать, что в плане существования, как «буржуазная партия» - а социал-демократы, как известно, это именно буржуазная партия – КПРФ выглядит «не очень». Разумеется, это не столько вина «коммунистов», сколько проблема российского общества, в котором мелкая и средняя буржуазия довольно слабо развиты по сравнением с буржуазией крупной, включенной в рынок. Да что там мелкая и средняя – даже уже помянутый «второй эшелон» тут оказывается на порядок слабее, нежели условная связка Газпром+Роснефть. В отличие от той же Украины, где подобного «однозначного лидера» не было – в результате чего политика превратилась в «собачью свалку», завершившуюся, в итоге, приходом самых деструктивных сил из всех возможных. (Так что можно утешиться тем, что иная ситуация может быть еще хуже.)

Однако, в любом случае, именно поэтому нет смысла считать КПРФ полноценной мелкобуржуазной – скажем, социал-демократической – партией. Что же касается партии пролетарской, то тут, разумеется, вообще все очень и очень плохо – поскольку пролетарских партий в РФ нет и быть не может. Равно, как вообще, любых партий, опирающихся на народные массы. Причина проста: российские представители эксплуатируемых классов не имеют классового сознания. Вообще. Никак. (Кстати, для Яны Завацкой – вполне возможно, что в Германии ситуация чуть получше, несмотря на все проблемы. Судя по тому, что вы пишете, там есть хоть какая-то идентификация себя с «угнетенными» - пускай и очень далекая от классовой. У нас же, в РФ, подобные вещи не проходят – к уже «стандартному» для развитых стран положению с потерей «классового чувства» в «безопасном обществе», тут прибавляется известная идиосинкразия, вызванная поздним СССР. Как я уже не раз писал, подавляющее число людей, в свое время сдававших «научный коммунизм», не способны всерьез принимать само понятие «пролетариат» или даже «класс».)

* * *

В указанной ситуации понятно, почему опираться на «пролетарскую» или даже, на «народную» поддержку ни одна политическая сила не может. (Поэтому все претензии на "народность" в подавляющем случае оказываются обманом.) Просто потому, что превратить данную поддержку в реальную политическую силу – то есть, в возможность серьезного воздействия на текущую экономическую ситуацию, сравнимую, хотя бы, с уже помянутым «вторым эшелоном» - невозможно. Про те же массовые забастовки сейчас даже говорить смешно – за пределы отдельных локальных протестов любое «народное возмущение» в РФ не выходит. Впрочем, такое же положение существует на всем постсоветском пространстве. Возьмем ту же Украину, где «межолигархические дрязги» привели к смене власти и гражданской войне, а многократное ухудшение жизни населения не может даже «сместить» хотя бы местное начальство. (Это показывает разницу между мощь олигархов –и немощью народа.) Так что следует прекрасно понимать, что, несмотря на постоянную декларацию тех или иных «политических сил» о своей «народности», в реальности ни одна из них народ не опирается.

Кстати, забавный момент, связанный с вышесказанным: большинство «политических партий» или «движений» не собирают членских взносов со своих участников, или собирают их крайне символически. Поскольку даже у людей, вроде бы, «вовлеченных в дело», реальные цели оказываются крайне далекими от декларируемых. В том смысле, что большая часть идет в «политику» подзаработать или – для молодежи – «потусоваться» на халяву, и особо платить за это не намерена. В отличие, судя по всему, от той же Германии, где компартия реально существует именно на взносы. (В этом плане «балаевцы», кстати, являют пример обратного – они именно собирают членские взносы, и на это и существуют. Что есть несомненный «плюс».)

Таким образом, можно сказать, что основная проблема «Коммунистической партии Российской Федерации» даже не в том, что эта партия некоммунистическая. А в том, что это – не партия, а довольно специфическое явление, некий артефакт российской политической системы, связанный с ее «родовыми особенностями». В рамках которой нынешняя политика КПРФ является естественной. Это не «ошибка руководства партии», и даже не его сознательное преступление – в чем того же Зюганова постоянно упрекают – а единственно-возможное положение дел. И будь «дядя Зю» самым честным и принципиальным коммунистом в мире, он так же ничего сделать бы не мог. Ну, разве что, просто «убить» партию, уйти из «большой политики» - и сохранить «свое честное имя», но не более того.

* * *

И, разумеется, то же самое относится и к другим «коммунистическим партиям», Разумеется, их положение несколько отличается от положения КПРФ, но суть его остается тем же. А именно – в РФ нет условий для существования подобных сил. Но, разумеется, говорить об этом надо уже отдельно…

Tags: Завацкая, Российская Федерация, классовая борьба, левые, постсоветизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 219 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →