anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О "гуманитариях" и "технарях"

Немного запоздало – но выскажусь по довольно интересному вопросу. А именно – на прошлой неделе блогер ivanov_petrov (Г.Ю. Любарский, кандидат биологических наук и специалист по энтомологии)  поднял в своем блоге проблему, которую он обозвал «ненавистью к гуманитариям». На самом деле, фраза эта довольно неудачная – поскольку она обозначает явление, могущее быть названным не столько ненавистью, сколько презрением, неприязнью или просто низким уровнем оценки. Поскольку вряд ли те, кого имеет в виду указанный автор, действительно считает гуманитариев враждебными себе и желает их уничтожения – что обычно подразумевается под ненавистью. Но вот признание за данным родом занятий бессмысленности и низкой ценности для общества по сравнению с «естественными» и «точными науками», встречается довольно часто.

В ответ на данный вопрос – еще раз замечу, сформулированный крайне некорректно (причем, ИМХО, сделано это было сознательно) – было написано множество комментариев, в которых предлагались разные попытки ответа. Например, указывалось на то, что «гуманитарное знание» на самом деле представляет собой ни что иное, как методику управления человеком, разнообразные способы навязывания ему чужой воли. Или, скажем, то, что гуманитарии так же испытывают подобные чувства по отношению к технарям – вот только высказывают это гораздо «красивее». Кстати, если честно, то подобное отношение – то есть, признание именно за «гуманитарным знанием» большей важности – действительно распространено гораздо шире, нежели обратное. Причем, в отличие от пресловутой «ненависти технарей», относится это не к относительно маргинальным форумам и блогам – а к самым, что ни на есть официальным инстанциям. Один только тезис о колоссальной значимости «культуры» по сравнению со всеми производствами может считаться чуть ли не главным символом постсоветской эпохи. (По крайней мере, с конца 1990 годов он неоднократно озвучивался в самых разных источниках.)

Впрочем, встречались в комментариях и довольно ценные наблюдения, позволяющие несколько яснее увидеть ситуацию. Например, несколько раз проходило утверждение, что указанная «ненависть» на самом деле относится не ко всем представителям «гуманитарного знания». Филологи, например, подавляющим числом людей оцениваются вполне позитивно, а вот философы действительно воспринимаются как некие довольно странные личности. Наибольший же процент негативной реакции вызывают, разумеется, разного рода политологи вместе с маркетологами. Вот эта категория «гуманитариев», действительно, в современном обществе часто вызывает отрицательную оценку - причем, не только среди пресловутых «технарей».

* * *

Так вот, собственно, в указанной разнице, ИМХО, и лежит ответ на поставленный вопрос. В том смысле, что он показывает крайнюю условность выделения пресловутого деления на «гуманитариев и технарей», которое на самом деле скрывает более важные вещи. Например, тот факт, что то или иное знание имеет для человека смысле не столько само по себе – хотя именно это сейчас является мейнстримом в плане понимания роли науки – а, скорее, как элемент более глобальной системы общественного производства. (Об этом еще будет сказано отдельно.) Да, именно так – и касается это и «гуманитариев», и «технарей», и «естественников» - хотя, конечно, для значительной части «индустрии знания» подобная связь выглядит весьма сложной и неоднозначной. Точнее сказать, как раз для «технических наук» - которые, по сути, представляют собой не столько науки в классическом смысле, сколько именно механизм производственного использования знания – эта самая сложность минимальна. (То есть, понятно, что потенциально разработки в сфере тех же IT имеют высокую вероятность преобразоваться в те или иные материальные блага, доступные для гражданам.)

А вот для наук «гуманитарных» она, напротив, весьма неочевидна. Впрочем, понять: для чего нужна та же филология, все-таки, можно – это обеспечивает, скажем, процесс автоматизации перевода с одного языка на другой. (Да и без автоматизации перевод представляет собой использование именно филологических методов.) Но вот для философов найти подобное «полезное применение» будет уже намного сложнее. Тем не менее, как уже говорилось, постсоветское время может быть охарактеризовано как раз тем, что в нем господствующим оказалось представление, согласно которому именно «поражение в гуманитарной области» стало критическим для СССР. Именно поэтому практически вся история «новой России» характеризуется неким «философским ренессансом» - когда указанная область и связанные с ней области (политология, культурология и т.д.) переживают необычайный расцвет. Идет масса публикаций, проводятся конференции и другие вещи, отркывается масса подобных кафедр в вузах и т.д., и т.п.

Однако реальных достижений от всего этого чего-то не видно. Ну действительно: вся эта масса постсоветских «инженеров человеческих душ», что расплодилась тут, начиная с конца 1980 годов, по идее, должна была привести к необычайному успеху. Но в реальности… Но в реальности единственное, что еще позволяет России существовать – это наличие еще старой советской инфраструктуры, в том числе, и оборонной. А точнее – в основном оборонной, поскольку сейчас вдруг выясняется, что именно невозможностью нанесения безответного ракетно-бомбового удара и определяется само существование государственного суверенитета. (То есть – пока у США есть возможность получить при атаке на РФ неприемлемый для них ущерб, они вынуждены считаться с ней, несмотря на всю свою «культурную» и даже экономическую гегемонию. А не было бы – как это случилось с Ливией – и конец был бы крайне предсказуемым.) В общем, оказывается, что столь часто поминаемые в уничижительном тоне «ржавые ракеты» оказываются прекрасно работающими – в отличие от всей этой новомодной «мягкой силы».

То же самое, кстати, можно сказать и про другие страны – например, про Китай. Который, вместо того, чтобы делать ставку на «культурную экспансию» - как это, якобы, было открыто в 1980 годы передовыми западными мыслителями – «тупо» развивал устаревшую в «постиндустриальную эпоху» промышленность. Строил все эти заводы, фабрики, дороги и электростанции – в то время, как необходимо было вкладываться в «создание идей». Итогом этой самой «ошибки» стало то, что данная страна теперь открыто посылает Соединенные Штаты по известному адресу – и при этом с каждым днем оказывается все ближе к тому, чтобы занять их место. И да – все попытки американских мастеров «гуманитарных взломов» поставить КНР на место, в реальности встречают умелую блокировку. Скажем, в плане создания национального файрвола, способного легко отсекать «распространение свободы и демократии» по самой демократичной в мире сети Интернет. (На самом деле, конечно, только этим борьба КНР со своими врагами не исчерпывается – но практически всегда речь идет именно об операциях спецслужб, государственных запретах или каких-то технических вещах, а не о использовании «всемогущих гуманитарных технологий».)

* * *

В общем, оказывается, что декларируемое всемогущество «гуманитарных технологий» в плане обеспечения-уничтожения независимости страны на самом деле не много стоит. И вся эта постсоветская «орава философов», щедро расплодившаяся во всем бывшем Советском Союзе на рубеже веков, в реальности оказывается малопригодной к чему-либо – в отличие от инженеров и рабочих, выпускающих ракеты и танки. Впрочем, это можно сказать и про более «низкие уровни» реальности: например, мало кто из разумных людей сейчас может сказать, что огромное количество самых разнообразных тренингов и коучей, буквально «накрывших» бизнес в последние десять лет, позволяет получить хоть какой-то результат. Кстати, я еще помню, с каким придыханием любили упоминать ту же НЛП (нейро-лингвистическое программирование) в 1990 –начале 2000 годов. Дескать, это такой метод, овладение которым способно дать буквальную власть над поведением окружающих: достаточно будет сказать несколько «волшебных фраз» или применить иные «магические приемы», как все вокруг будут в ваших руках. Кстати, указанное представление практически повторяло популярное несколько раньше - в конце 1980 – восприятие пресловутых «боевых искусств». Согласно которому стоит узнать «приемы» - и можно валить врагов пачками. Разумеется, тут не надо говорить о том, что реальные «боевые столкновения» в криминальных «разборках» 1990 годов быстро уничтожили подобную идею. (Зато хорошо показали высокую роль техники в виде боевого оружия.)

Примерно то же самое сейчас выясняется про пресловутое НЛП и прочие «хитрые психологические приемы». (Якобы способные повысить уровень продаж в разы или валить в постель любых неприступных красоток.) В том смысле, что становится понятным их полное и абсолютное несоответствие реальности – в самом лучшем случае они содержат некие «общепсихологические» советы, ну, в худшем являют банальный «развод на деньги». (Наподобие старой доброй «игры в наперстки».) Впрочем, психология сама по себе является еще той наукой - в смысле, разумеется, возможности решения конкретных проблем конкретных людей. Которые она, в общем-то, решает – но крайне долго, сложно и негарантированно, напоминая в указанном плане медицину до XX века. Впрочем, как уже говорилось, на фоне всего остального это не просто достижения – а сверхдостижения, в связи с чем клинические психологи и психотерапевты вместе с уже помянутыми филологами обычно выводятся за рамки пресловутых «гуманитариев».

В общем, подводя итог, можно сказать, что практически все ожидания, что придавались «наукам о человеке и обществе» в конце 1980 – начале 1990 годов, в реальности оказались ложными. И несмотря на их расцвет в постсоветский период - причем, не только в РФ, но и во многих «развитых странах» - обеспечить реальную возможность реализации продекларированных целей тут так и не удалось. Более того, сейчас, выясняется, что даже в тех случаях, когда кажется, что «гуманитарные технологии» сработали, это было не так: на самом деле основной эффект там давали совершенно иные механизмы. Как это, например, можно сказать про пресловутые «оранжевые революции», долгое время считавшимися вершиной торжества «гуманитариев». Поскольку выясняется, что в них базовым методом достижения целей был банальный подкуп элит – тот самый «осел с золотом», что был известен со времен Древнего Мира. То же самое касается и любых других областей, в которых реальная значимость овладения технологиями «манипуляции» оказывалась вторичной по отношению к более прозаическим вещам. Например, в плане рекламы оказалось, что нет ничего лучше, нежели вещание о своих товарах «из каждого утюга» - эта так же известная еще с Древнего Рима вещь. А в плане роста продаж самый действенный метод – «прямые договоренности» с торговыми сетями.

* * *

Собственно, именно в этом – то есть, в завышенных ожиданиях, которые питались к «гуманитарной сфере» в конце прошлого века, а так же в вызванном этим ожиданием активного финансирования «гуманитариев», и одновременно с этим отсутствием от денных ожиданий и финансирования всякого полезного эффекта – и лежат корни пресловутой «ненависти». (А точнее – презрения и неприязни.) Причем, действительно, особенно заметно это для «технарей», т.е., лиц, в той или иной сфере связанных с «физическим» производством - то есть, по сути, у представителей той самой области, которая и обеспечивает значительную часть современного успеха. (Впрочем, еще больший смысл имеет пресловутый «подкуп» и другие «технологии», о которых, как правило, не принято распостраняться.) В том смысле, что «недооцененные» технари видят, как средства вкладываются в «переоцененных» гуманитариев –и делают отсюда соответствующие выводы. Причем, это касается не только отдельных фирм – но и государства в целом. (В котором, как говорилось выше, высокие надежды на овладение «философией» и прочими «тонкими материями» сильно контрастируют с «прямым выхлопом» от последних.)

P.S. Надо понимать, что все вышесказанное не означает, что «гуманитарные технологии» есть лажа. Нет, это значит только то, что нынешние «гуманитарные технологии» есть лажа – и связано это с рядом ошибочных положений, лежащих в основе современных «гуманитарных знаний». Но об этом надо говорить отдельно.

P.P.S. Указанная ситуация с «гуманитарной сферой» имеет то неприятное последствие, что на «следующей итерации» общественного развития вполне может возникнуть «антигуманитарное представление», согласно которому любое изучение «гуманитарных наук» имеет только мошенническое значение.



Tags: мифология манипуляции, наука, общество, постсоветизм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 258 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →