anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О «патриотической экзистенции» и «вековой русофобии»

Вчера пресловутый «профессор Лопатников» порадовал нас очередным откровением. А именно – он заявил, что для России «экзистенциальными проблемами» является существование «…Британии, Польши, Прибалтики, Украины и в меньшей степени – Румынии». То есть, получается, что сам смысл существования России состоит в том, чтобы… уничтожить указанные государства – что даже на первый взгляд выглядит довольно странно. (Она имеет отчетливо «украинский» оттенок – то есть, является калькой с украинских концепций мировой истории.) Причем, если бы дело тут касалось одного только Лопатникова, то это можно было бы отнести к его личным «тараканам». Однако подобное представление –ну, может быть, не столь резко выраженное, без этой самой «экзистенциальности» - является достаточно характерным для целого ряда лиц, которых можно назвать «патриотами».

Специально данное мировоззрение (т.е., «патриотизм», не путать с лоялизмо-путинизмом) надо разбирать отдельно – поскольку это довольно интересная и большая тема. Тут же стоит отметить только то, что одной из его базовых частей выступает концеция «русофобии». То есть – некоей экзистенциальной (опять данное понятие) ненависти к России и русским, которое испытывают некоторые страны и народы. И да – как правило, они выражаются именно указанным множеством: Британия, Польша, Прибалтика и Украина. (Впрочем, раньше еще добавляли Молдавию и Грузию – однако в последнее время от этого отказались.) Ну, и разумеется, в «патриотической среде» вместо «чистой» Британии чаще употребляют понятие «англосаксы», включающее в себя еще и США. (Лопатников, понятное дело, США на поминает – так как сам является американцем, и отсылка к американской «русофобии» для него выглядела бы очень странной.)

* * *

В любом случае, подразумевается, что указанные государственные сущности изначально противостоят России и жаждут ее уничтожения. В качестве доказательства этого обычно приводят тот факт, что нынешние действия данных государств. как правило, действительно враждебны России. Что, как правило, верно и вопросов не вызывает – чем и привлекает к «патриотам» многих умных людей. Однако тогда, когда «патриоты» пытаются объяснить происхождение подобной вражды – как правило, «заглядывая» очень далеко в глубь истории – возникают очевидные проблемы. Скажем, «русофобию» тех же англосаксов в рамках подобной картины обычно принято выводить из «разницы между морскими и сухопутными государствами». (Тут существует целая философия, кстати, разработанная, в основном, немцами в рамках империалистического противостояния Германии и Великобритании.) В рамках которой Россия постулируется противником Британии чуть ли не с самого начала существования последней.

Правда, этому несколько мешает тот факт, что «прямое» и «серьезное» русско-британское военное столкновение в истории было всего один раз – во время Крымской войны. Что гораздо меньше, нежели конфликты между Россией и другими европейскими странами. Например, Швецией – которая вплоть до середины XIX века рассматривала Россию, как самого главного врага. (В Вики дается информация о 18 (sic!) русско-шведских войнах.) Но при этом никто Швецию «экзистенциальным врагом» России не называет. Или, например, можно вспомнить Францию, связанную не только с широко известной войной 1812 года – на самом деле, кстати, данное столкновение было только одним эпизодом конфликта, длившегося с 1793 по 1814 год – но и игравшей одну из главных ролей в той же Крымской войне. (Ну, и о напряженном отношении между Францией и Россией в XVIII веке так же не стоит забывать.) Однако французы для «патриотов» - чуть ли не главные союзники, равно как и немцы – с коими у нашей страны были «терки» еще со времен «Ледового побоища». (А уж если учитывать Вторую Мировую войну, то можно сказать, что более страшного врага для России найти сложно.)

Тем не менее, одновременно с этим в истории были моменты, когда с немцами или французами и у Российской Империи, и у СССР были прекрасные отношения. Но ровно то же можно сказать и про британцев – выступавшими, например, союзниками России в Наполеоновскую, Первую и Вторую Мировые войны. Поэтому говорить о «природной русофобии англосаксов» было бы весьма странным. (Впрочем, не менее странным является само упоминание об «англосаксах», как таковых – поскольку взаимоотношения между США и Великобританией на большей части времени их существования были отнюдь не союзническими. Причем, это касается даже прошлого столетия) И если честно, то реальные причины нынешнего напряженного состояния между Россией и Британией состоят вовсе не в идущих из «глубины веков» конфликтах – а в гораздо более прозаических причинах.

Например, в том ,что относительно недавно как раз в Британию – как в метрополию, так и в многочисленные находящиеся под ее властью оффшоры – в огромном количестве вложились пресловутые «российские олигархи». Что – вопреки обыденному представлению – оказало на русско-британские отношения далеко не положительное влияние. Поскольку указанные «олигархи», с одной стороны, вызвали вполне отрицательную реакцию британской элиты – из-за того, что данные личности вполне могли претендовать не просто на «участие» в британской экономике, но и на получение в ней некоторого влияния. (Что, разумеется, для британского бизнеса было недопустимо.) Ну, а с другой – что, ИМХО, и явилось самым главным в возникновении «русофобских настроений» у британцев– само наличие этих средства создавало однозначное искушение в плане конфискации их у «восточных варваров». (Это более, чем нормальная практика вообще для всех европейцев – которые никогда не останавливаются от возможности безнаказанно ограбить даже друг друга. А уж о чужеземцах и говорить нечего.)

* * *

Поэтому говорить об «экзистенциальном конфликте» России и Британии смешно – а точнее, однозначно глупо, поскольку это только скрывает определяющий фактор русско-британских взаимоотношений. (То есть – роль указанных олигархов, в течение более чем двух десятилетий методично работавших на свою будущую конфискацию, и заодно – изгадивших взаимоотношение между странами.) Тем более, что нынешнее развитие обстоятельств, похоже, ведет к устранению указанного фактора – то есть, «олигархи» неизбежно должны будут пройти процесс «национализации», возвращения под защиту российского военного щита. Или же – уйти под иной «щит», однако оставив свои предприятия в России. (Что, разумеется, маловероятно – так как именно эти предприятия и делают «олигархов» «олигархами». А значит – дальнейшее развитие событий может быть еще более неожиданным.)

Что же касается иных «претендентов на экзистенциальное уничтожение», то с ними ситуация выглядит еще более странной. Например, та же Прибалтика, которая никогда собственного значения не имела, находясь то в германской, то в шведской, то в российской зависимости. И единственным периодом, когда она действительно как-то угрожала России – если, разумеется, это можно назвать угрозой – было послереволюционное время, когда в прибалтийских государствах к власти пришли самые отъявленные контрреволюционеры. Но это была именно антисоветская, а не антироссийская направленность. (Хотя и проецировалась она на русских – так же, кстати, как и в Финляндии, выступавшей куда как большим врагом и нашей страны, и русских, как таковых. Однако в послевоенное время ставшая одним из самых лучших партнеров – в полном противоречии со всеми «экзистенциальными теориями».)

Так что если и искать в приведенном списке действительно какую-нибудь «антироссийскую страну» - то есть, государство, имевшее на достаточно длительном промежутке истории враждебное отношение к России – то на ее роль подходит, разве что, Польша. Вот про нее действительно можно говорить, что данное государство имеет вековую вражду к нам, восходящую, как минимум, к польской оккупации 1612 года. (Хотя польско-российские войны были и ранее.) Впрочем, с другой стороны, основной проблемой Смыты были чисто «внутренние терки» между боярами, связанные с пресекновением династии Рюриковичей – то есть, по сути, Гражданская война. В которую естественным образом были вовлечены и поляки – со стороны Польши выглядело бы странным не попытаться поживиться издыхающим (как тогда казалось) соседом. В принципе – нормальное действие в рамках той эпохи, среди европейских государств более, чем распространенное.

Тем более, что даже это не стало причиной превращения Польши в «экзистенциального врага» России – скажем, в период Северной войны данная страна выступала на российской стороне. (Точнее, наоборот – но сути это не меняет.) И единственной проблемой данного государства, по сути, приведшей к его длительному исчезновению с карты мира (Finis Poloniae), стало то, что оно так не смогло перейти к абсолютизму – наиболее совершенному на тот момент типу политического устройству. Почему и потерпела историческое поражение – и была на долгое время разделена между соседями. Впрочем, если честно, то разбирать особенности польской истории тут нет смысла – единственное, что тут можно указать, так это то, что указанная особенность (то есть, неспособность построить современное – т.е. абсолютистское –государство) вытекала из достаточно глубинных особенностей существования данной страны, представляющей собой конгломерат самых различных «слоев». (Т.е., Польша так и не смогла обрести минимально необходимое единство даже среди аристократии – о крестьянах и говорить не стоит: они изначально воспринимались, как нечто враждебное.) Поэтому указанный Finis Poloniae был закономерен. Ну, и разумеется, лишенная своего государства шляхта вряд ли могла быть полностью лояльна своим победителям. (Хотя реально многие поляки вошли в состав российского политического и культурного пространства, нисколько при этом не страдая.)

* * *

Впрочем, если говорить о базовых причинах «русофобии» вновь созданного после Первой Мировой войны польского государства, то она, разумеется, так же сильно оказывается связанной с антисоветизмом, как и в случае с Прибалтикой. На этом фоне не удивительно, что во время Второй Мировой войны произошел известный «раздел» уже среди самих поляков – в то время, как большинство народа поддерживало СССР в его борьбе с фашизмом, польская элита заняла ярко выраженную антисоветскую позицию. Итогом чего, по сути, и стало появление ПНР – польского государства, дружественного к СССР. (В котором пресловутая шляхта-элита была подавлена.) И лишь в связи с обратным процессом – то есть, с восстановлением крупной собственности – началось восстановления и польской «русофобии».
Поэтому даже Польшу, при всей ее «исторической русофобии», вряд ли можно назвать «экзистенциальным врагом» России. То есть – можно вполне допустить не только существование последней, но и отсутствие в ней русофобского режима. Другое дело, что сделать это в текущей экономико-социальной конфигурации практически невозможно – но это делает «экзистенциальным врагом» России именно данную «конфигурацию», а вовсе не те или иные страны.

И, следовательно, вместо «экзистенциального» желания уничтожить те или иные государства речь должна идти об уничтожении указанной «конфигурации», т.е., сложившейся системе экономических и политических связей, составляющей т.н. «постсоветский мир». (Например, как уже говорилось вначале, механизма вывоза капитала за рубеж при условии, что вывозится он в страну, не находящуюся в российской «зоне влияния». Скажем, в Великобританию.) Впрочем, данный процесс именно сейчас и происходит, причем – глобализованный мир вступил в период очевидного распада, что с российской т.з. может трактоваться только положительно. (Причем, происходит это совершенно «естественным» путем.) Но, разумеется, к указанной «патриотической экзистенции» это все не имеет ни малейшего отношения.

P.S. Вопрос про Украину и ее значение для России будет рассмотрен отдельно.


Tags: блогосфера, геополитическое, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 118 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →