anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Еще об альтернативах в советской истории

В постах, посвященных вопросам развития СССР и его альтернативности, я обратил внимание на то, что искать способы изменения этого самого развития в «политической» сфере более, чем странно. Поскольку реальное положение столь сложной структуры, которой является страна, определяется вовсе не тем, что говориться на «высоких трибунах», и даже не тем, кто на этих трибунах находится. (И уж конечно, не тем, что написано в никем не читаемой книжечке, именуемой «конституцией страны».) А тем важнейшим явлением, которое принято именовать «системой общественного производства» - которое, по сути, и является сутью нашей цивилизации. (Поскольку именно благодаря ей человек и может существовать.) И поэтому любые действительные изменения в пути развития страны «закладываются» именно тут – а не в пресловутой «политической сфере».

Вот, собственно, и все, что нужно знать об альтернативности в истории, и о возможности реализовывать данную альтернативность. В том смысле, что для понимания этого процесса стоит поменьше уделять внимания разного рода политическим делам – которые, по сути, есть только пена на поверхности громадного океана цивилизации. (Разумеется, это относится не только к прошлому – прежде всего, подобное понимание дает представление о настоящем и будущем.) И побольше рассматривать состояние производственных систем – в том числе, и в самых неожиданных областях. Собственно, вот и все что можно сказать по указанному вопросу: никакого фатализма тут, разумеется, нет и не было – есть только знание о том, что же первично, а что вторично. (Более того – знание совершенно не новое – о базисе и надстройке говорили, сами понимаете, кто.)

* * *

Так что менять реальность можно – только надо знать как. (Еще раз – к разного рода выборам, законам и прочим подобным вещам данное знание относится крайне опосредованно. А к политическим заявлениям не относится вообще.) Тем более, что в истории существует очень хороший пример подобного изменения – а именно, знаменитый ленинский план ГОЭЛРО. Который, по сути, и задал путь движения СССР в 1920-1950 годы, хотя воздействие его чувствовалось до самой гибели страны. (Недаром умнейший Алексей Толстой именно указанием на этот план завершает свой роман «Хождение по мукам». В том смысле, что как раз ГОЭЛРО завершает ту сумятицу, в которой оказалось российской «общество» - т.е., образованные сословия – в начале XX столетия. То есть –весь этот «серебряный век».)

Собственно, именно появления подобного плана и смогло бы дать СССР реальную альтернативу. (Альтернативу гибели, разумеется.) Правда, говоря о подобии, тут надо понимать, что оно состоит не в подобии «техническом» - т.е., речь должна вестись вовсе не о новом периоде строительства электростанций. А в подобии «сущностном» - в том, которое бы выражалось в идее создания «новой экономики». Т.е., системы производства, основанной на несколько иных принципах, нежели то, что господствует на момент принятия данного плана. То есть – так же, как ГОЭЛРО подразумевал приоритет индустриального производства при «аграрной базе» ранней Советской России, то и этот самый гипотетический «спасительный план» должен был рассчитывать на создание постиндустриальных предприятий при текущем индустриальном торжестве СССР 1960 годов.

Наверное, не надо тут говорить о том, что понятие «постиндустриальный» в данном контексте означает вовсе не то, что принято подразумевать под ним сейчас. (Поскольку сейчас слово «постиндустриал» является просто модной пустышкой.) А именно – оно значит отказ от базисной концепции «индустриала», состоящей в идее повышения разделения труда, в идее роста специализации всего и вся. (Причем, касается это не только, и не столько промышленности, как таковой.) То есть – вместо экономики, движущейся по пути все большего обособления отдельных операций и все большей специализации работников (опять-таки, касается это не только рабочих на заводах, но и инженеров, ученых, учителей, врачей и т.д.), должен был выбран путь движения к экономике, в которой доминировали бы обратные тенденции. Собственно, именно это – и ничто другое – только и могло бы спасти СССР.

* * *

Причем, как уже говорилось, определенные «наметки» этого пути были. Скажем, это относится к уже неоднократно поминаемом мною ГАП в промышленности. Правда, эта самая концепция появилась в «нашей реальности» слишком поздно: самое раннее время, когда о чем-то подобном можно стало говорить – это конец 1970 годов. А «историческое окно» для принятия «спасительного плана» закрылось в начале данного десятилетия – так как позднее перестройка экономики оказывалась слишком дорогостоящей. («Репером» тут может послужить строительство ВАЗа, по сути, завершившего полное утверждение индустриальных моделей в стране.) Но на самом деле, это самое «время» не столь критично, как может показаться: при наличии понимания необходимости подобного пути ГАП (или что-то подобное) вполне можно было «придумать» и на десять лет раньше. (Т.е., все же «влезть» в окно возможностей, и позволять СССР реализовать свой новый этап. ) Поскольку необходимые для этого «интеллектуальные усилия» не превышают те, что были сделаны большевиками в начале советской истории для создания плана ГОЭЛРО.

Но для этого надо было осознать указанную неизбежность. Надо было увидеть за массой индустриальных побед грядущую катастрофу, надо было угадать, почему повышение выплавки стали и сбора зерновых значит уже не то, что лет двадцать назад. В общем – надо было уметь работать с достаточно длинными «историческими цепочками». (Причем –это касается не только, и не столько пресловутых «правителей». Поскольку в 1960 годах не было почти ни одного человека, который считал бы, что «индустриалу» надо положить конец. В то время, как в начале XX века людей, видящих жизнь страны отличной от пресловутой «крестьянской идиллии» было предостаточно.)

И вот тут-то мы и получаем совершенно диалектический «переворот». В том смысле, что полностью материальная и «грубо-железная» проблема смены типа общественного производства оказывается связана с такой, на первый взгляд, идеалистической вещью, каким является указанное понимание. («Длинное понимание» или способность предсказаний будущего.) Но эта идеалистичность, разумеется, мнимая – поскольку, как уже было сказано, упомянутая выше система общественного производства в реальности выступает гораздо более сложным явлением, нежели простая совокупность заводов и фабрик. Однако, разумеется, об этом надо говорить уже отдельно.

* * *

Тут же стоит отметить только то, что оба описанных процесса – т.е., «удачный вариант» с принятием плана ГОЭЛРО и последующими за этим событиями в 1920 годах, и «неудачный вариант» с непринятием гипотетического «спасительного плана» в эпоху застоя – в любом случае выступают крайне важными уроками для будущих поколений. Поскольку позволяют понять: что надо, а что не надо делать для обеспечении своей победы. (По крайней мере, тот факт, что надо мыслить «длинными цепочками», указанные примеры показывают однозначно.)


Tags: СССР, диалектический материализм, прикладная мифология, развал СССР, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments