anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О советском "ширпотребе" и его проблемах

Сделаю пока паузу в рассмотрении вопроса о роли творчества в жизни человека. И перейду к несколько более «земному» явлению – однако так же связанному с идеей о «смыкании ветвей развития» по направлению к коммунизму. А именно – с той эволюцией, которую переживала в советское время такая обыденная область, как производство «товаров ширпотреба». Иначе говоря, одежды и обуви. Наверное, многие из наших современников – а точнее, практически все – вспоминая о том, что было в данной области тогда, вряд ли могут испытывать по этому ностальгию. Скорее наоборот – именно в указанной сфере наша современность, на первый взгляд, на порядок обходит то, что было «тогда». Поскольку можно, скажем, сожалеть о том, что сейчас больше не дают квартиры, что коммунальные расходы выросли на порядок по сравнению с советским временем, что «упало образование» и качество продуктов. Но вот в том, что «мы стали более лучше одеваться», как правило, сомнений нет. (Пресловутая «Света из Иваново» тем и прославилась, что выразило именно это «народное» представление.)

Ведь что такое «советская одежда» в представлении нынешнего обывателя? А очень просто: «чистенько и скромненько». Да, именно так – несмотря на то, что эта формула подходит, скорее, к идеалу религиозного фанатика с его юбками в пол и туда же опущенными взглядами. Разумеется, к реальности все это (и юбки, и взгляды) имеет довольно отдаленное отношение – поскольку, во-первых, память человека устроена совершенно определенным образом. (И в этом смысле люди, действительно заставшие СССР в сознательном возрасте, совершенно логично экстраполируют свои современные взгляды пожилых людей на свою юность.) А, во-вторых, во многом является артефактом тогдашней «фотокультуры». (Связанной с тем, что фотографии советского времени, были на 99% черно-белыми и, по большому счету, именно «официальными». Ну, не было в СССР нынешней «культуры» бытовой съемки, когда «фоткают» все и всех в любые моменты времени.)

Однако, несмотря на это, определенные проблемы с формированием «своего образа» в одежде действительно существовали. В том плане, что промышленность в нашей стране выпускала, в основном, продукцию «классического» образца – в противовес молодежной моде. Указанная ориентация обыкновенно объясняется через «консерватизм советского руководства» - но это не верно. Поскольку гораздо большее значение тут играли чисто производственные факторы – такие, как уже не раз описанная необходимость избегать частой перенастройки производств, крайне дорогой для индустриальной промышленности. Причем, основную проблему тут представляли не столько швейные фабрики (работающие, скорее, в крупносерийном режиме), сколько предприятия текстильной промышленности. Последние действительно представляли собой массовые производства – причем, зачастую, крупные даже по мировым масштабам. (И, вследствие этого, имеющие очень дорогостоящую смену выпускаемой продукции.)

* * *

Кстати, если говорить о том, что приводило к подобным размерам ткацких фабрик, то стоит упомянуть, прежде всего, крайний дефицит рабочих рук. Дело в том, что в классическом ткацком производстве любая перенастройка ведет к очень серьезным трудовым затратам в плане наладки техпроцесса – а налаженный процесс, напротив, позволяет их снизить. (Недаром в советское время среди ткачей была популярным движение за увеличение числа обслуживаемых станков. Что достигалось именно «оттачиванием» производственного процесса.) Отсюда и известное сопротивление увеличению ассортимента – что не только вело к уменьшению «валового выпуска» и увеличению брака, но зачастую было почти невозможно «своими силами». Кстати, на Западе эту проблему обошли тогда очень просто – вынеся ткацкие производства в страны Третьего Мира, где трудовых ресурсов напротив, переизбыток. Что позволило не только снизить необходимые инвестиции – поскольку тут рентабельно было производить ткани чуть ли не на ручных (!) станках – но и резко повысить их разнообразие. Этот процесс как раз начался в период начала господства «молодежной моды» на Западе - то есть, рост яркости и цветастости одежды в 1970-1980 годы был, во многом, связан именно с подобным экономическим процессом. (Поэтому вся «свободомыслящая молодежь» одевалась, по сути, в ткани, производство которых было возможным лишь самыми варварскими и эксплуататорскими методами.)

Однако высококачественные классические ткани по прежнему производили в Европе – эта тенденция изменилась только в 1990 (или даже в 2000) годы. Поэтому качественную – действительно качественную – одежду во всем мире отличал крайний консерватизм. (Т.е., был вариант: или модно и некачественно, как говориться, «до первой стирки» – или «классически», качественно, и очень-очень надежно.) Отсюда неудивительно понять, почему же  в СССР старались идти именно по второму пути. Ведь именно он, во-первых, давал возможность наилучшего использования имеющихся трудовых ресурсов – что было критично для страны. А, во-вторых, позволял обеспечивать граждан крайне «долгоиграющими» вещами – некоторые из которых дожили  даже до сегодняшних (!) дней. (Кстати, последнее не есть какая-то «советская особенность» – «классические» европейские ткани, созданные на индустриальных предприятиях со «стабильным» циклом работы так же могут носиться десятилетиями.)

Тем не менее, как уже говорилось, был у подобной системы и существенный недостаток. А точнее – несколько существенных недостатков, куда входит, например, очень упомянутая проблема с «формированием собственного образа». (Т.е., с пресловутой «серостью и стандартностью» советской одежды.) Благодаря чему нынешний «ширпотреб», сшитый неизвестно кем неизвестно из чего, расползающийся на части, в лучшем случае, через год носки (а в худшем – после первой стирки) некоторым гражданам действительно может казаться более совершенным вариантом нежели то, что было в советское время. (Еще раз – «мы стали более лучше одеваться» - это именно про указанную ситуацию.) Однако советская модель производства «ширпотреба», с ее ориентацией на «классику», имела и еще один серьезный недостаток. Состоящий в том, что в своей «основе» указанная «классика» изначально… разрабатывалась изначально под «индивидуальный пошив». В том смысле, что индустриализация швейного дела – явление довольно молодое: «магазины готового платья» на Западе стали нормой лишь в 1930 годы. Итогом этого было то, что практически все изделия подобного типа требуют индивидуальной подгонки по фигуре. Ну, или – как компромисс – наличия широкого размерного и модельного ряда. (Причем, даже в этом людям с «нестандартной фигурой» практически невозможно найти хорошо сидящий костюм или пальто.)

Но эта «подгонка» разумеется, упиралась в тот  же самый дефицит рабочей силы. Ну, а необходимость в широком размерном ряду вела к довольно серьезным логистическим проблемам. Поэтому найти подходящую по своей фигуре одежду даже «классического стиля» в СССР было нелегко. Разумеется, были еще ателье, где могли сшить все, что угодно – однако, разумеется, «одеваться» в них было намного дороже. (Это совершенно объяснимо при понимании того, что ателье – это единичное производство, себестоимость продукции в котором неизбежно будет в разы большей, нежели в производстве массовом.) Поэтому советские граждане обыкновенно шли иным путем – а именно, старались обойти и объехать как можно большее число магазинов, возмущаясь при этом тем, что в них «нечего купить». (Хотя физически «пустые полки» появились лишь в самом конце 1980 годов.)

* * *

В общем, говоря о проблеме с «ширпотребом» в СССР, стоит понимать, что она, прежде всего, производственная – связанная с переходом на индустриальную форму производства и резким повышением потребности в рабочих руках. И решить ее без затрагивания этой самой «формы», по сути, невозможно. (Кстати, нечто подобное пытались делать – скажем, путем закупок за рубежом. Но данные действия лишь усугубляли все беды: во-первых, приходилось снижать закупку оборудования для производств – что вело к снижению общей производительность труда. А, во-вторых, «заграничных товаров» все равно на всех не хватало – и поэтому они становились некоей «сверхценностью», скапливаясь у представителей «серой зоны» и увеличивая ее влияние. Поэтому чем больше закупалось «ширпотреба» - тем менее удовлетворенными становились советские граждане.)

Впрочем, исходя из вышесказанного, так же можно увидеть и реальный путь устранения указанных недостатков. Который состоял, разумеется, в движении по направлению к максимальной автоматизации текстильного и швейного производства, позволяющем снять указанное «трудовое проклятие» советской индустриальной экономики. Итогом чего выступило бы резкое повышение гибкости – прежде всего, в текстильной сфере – и как следствие, расширение ассортимента выпускаемых тканей. Что, в свою очередь, позволило бы ускорить переход от «классической» одежды – крайне требовательной к «индивидуальным особенностям» и одновременно с этим, крайне трудозатратной в плане пошива – к одежде «молодежной», «спортивной» и т.п. Если же добавить сюда возможность автоматизации в самом швейном деле, то можно понять, что в конце данного пути сама проблема «дефицита» исчезала, как таковая.

Более того, развертывание автоматизированной экономики «советского образца», представляющей собой множество предприятий, связанных единой информационной сетью (ОГАС), потенциально позволило бы вообще удовлетворять претензии любых клиентов – т.е., перейти к практически индивидуальному пошиву. Устранив тем самым еще одно – логистическое – «проклятие» нашей страны, связанное с проблемами организации логистики в условиях крайне протяженных территорий и низкой плотности населения. То есть – на порядок улучшив состояние пресловутой торговли. (Возможно, в условиях наивысшего развития стало бы возможным «дистанционное» изготовление вещей по результатам типовых замеров – с последующей пересылкой их в места, удаленные от производственных центров.) В любом случае, говорить о каком-то дефиците в подобном обществе было бы просто странно…

Но, разумеется, этот путь становился возможным только после прохождении «первого этапа» автоматизации – т.е., автоматизации производства средств производства, тяжелой промышленности. Иначе говоря, для того, чтобы обеспечить легкую промышленность новым оборудованием, следовало выйти на уровень «роботы делают роботов». Впрочем, это относится вообще ко всем путям решения проблем индустриального общества – и именно поэтому в реальности СССР оказался неспособным пойти по нему. (Так как банально не хватало времени: как уже говорилось, концепция ГАП – первый вид гибкого индустриального производства – появилась только в конце 1970 годов, когда страна уже достаточно сильно была погружена в системный кризис. И могла быть  массово внедрена при имеющейся скорости развертывания новаций, в лучшем случае, лишь к середине 1990. То есть, ожидать «гибкости» в «ширпотребных» отраслях следовало не ранее 2000 года, что, конечно, не оставляет никакой надежды в возможности выхода из кризиса.)

* * *

Однако для будущего движения в сторону социалистического и коммунистического построения общества указанная закономерность имеет, разумеется, очень большое значение. Поскольку означает, что подобное общество позволяет обеспечить не только соразмерный с нынешним, но даже превышающий ассортимент товаров, а по возможности удовлетворять конкретные (реальные) потребности нынешний «вариант» с ним даже смешно сравнивать. В общем, можно сказать, что подобное «автоматизированное» социалистическое общество позволит так же легко удовлетворять «частные» потребности человека, как «индустриализированное» социалистическое общество удовлетворяло (удовлетворяет) потребности «общие». (Потребности в удовлетворении «витальных» необходимостей организма – скажем, в отсутствии голода, холода или опасных болезней.) И это абсолютно для всех членов общества – без разделения на «высших» и «низших».

Так что все эти «псевдосоветские» - а на самом деле, скорее консервативные представления о том, что одежда при коммунизме будет выражаться формулой: «чистенько и скромненько», в реальности стоит относить лишь к ранним этапам перехода к социалистическому обществу. Действующим до тех пор, пока последнее еще пользуется капиталистическим типом производительных сил - т.е., индустриальном производством. Поскольку в более «продвинутом» по отношению к коммунизму обществе подобные концепции  становятся просто неактуальными. И даже проблемы с тем, что  как уже было сказано, с «первого раза» выйти на указанный этап оказывается практически невозможным, тут ничего не меняют. Поскольку и перейти на «предыдущий этап» полного удовлетворения «витальных потребностей» с первого раза так же не получится – скажем, реальный СССР смог сделать это только с завершением индустриализации всей своей экономики. Так что случившийся развал страны тут ничего не меняет.
Ну, а о том, что меняет – надо говорить отдельно…


Tags: ГАП, СССР, смена эпох, социодинамика, техника, техникогуманитарный баланс, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 113 comments