anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Северная Корея как аномальное государство – или о пользе просвещения…

Продолжу тут тему, начатую в прошлом посте – хотя и в несколько необычном аспекте. А именно – хочу отметить, насколько уже не раз помянутый «техникогуманитарный баланс» оказывается действенным даже тогда, когда этого просто не ожидаешь. Взять, например, такую интересную страну, как Северная Корея. Ну, чем она интересна? Тем, что является изначально крайне бедной в плане наличие природных ресурсов – даже по сравнению с Кореей Южной. Причем, под «природными ресурсами» тут следует понимать не столько природные ископаемые - хотя и с ними в Северной Кореи не очень. (Например, почти нет такого важного для индустриальной экономики сырья, как нефть и газ.) Гораздо важнее то, что указанное государство имеет очень скудные геоклиматические условия – а именно, мало пригодной для сельского хозяйства земли (занимающих лишь 20% территории, причем, 2/3 из них требуют орошения), а так же не очень подходящий для с/х климат. (Кстати, Южная Корея по указанным показателям сильно отличается в выгодную сторону. Ну, как, например, Украина по отношению к Центральной России.)

Но, разумеется, не очень хорошие природные условия – это только начало проблем Северной Кореи. Гораздо важнее тут то, что КНДР официально является «страной-изгоем». Т.е., данное государство в течение последних 12 лет своего существования живет в условиях очень жестких экономических «санкций» со стороны практически всех мировых государств. А по существу – она существует в качестве «изгоя» с самого начала своего существования. Для маленького и бедного государство это – само по себе практически катастрофа. А в условиях упомянутого выше отсутствия «внутри» стратегического сырья (нефти), и плохих условий для ведения сельского хозяйства – тем более. (Подобная ситуация не позволяет наладить «легкий экспорт» товаров – т.е. продавать продукты с/х или сырье, что еще можно сделать на внешнем рынке. По сравнению, например, с экспортом продукции машиностроения.)

Впрочем, до 1990 года экономика КНДР развивалась, в общем-то, неплохо – за счет налаженных связей с СССР. (Экспортирую в последний производимые товары широкого потребления, а так же станки и оборудование – и покупая нефть и нефтепродукты.) Но после распада СССР данная страна оказалась в фактической катастрофе. В том смысле, что произошел фактический разрыв отношений – причем, политически обусловленный – и возможность получать ту же нефть упала до нуля. В итоге наиболее передовые – и наиболее энергоемкие – отрасли оказались почти неработоспособными. Впрочем, сильнее всего указанный момент ударил по сельскому хозяйству, которое оказалось лишено практически всех средств механизации. (Помимо горючего проблемы возникли с приобретением самих тракторов, которые на 90% были советские.) Тут Северная Корея, наверное, оказалась в ситуации, худшей, нежели у самых бедных стран мира –поскольку архаичные технологии к тому времени были уже утеряны. (Иначе говоря, в КНДР не могли пахать ни на тракторах, ни на быках – так как последних просто не было.)

* * *

Если прибавить сюда проблемы с минеральными удобрениями, то не стоит удивляться тому, что страну накрыл голод – явление, которого тут не знали с 1950 годов. Надо ли говорить, что именно поэтому случае удар оказался необычайно страшным – с резким повышением количества болезней и уровня смертности. (Население просто не знало или забыло, что стоит делать в подобном случае: во время «советизированного мира» люди тут жили, может быть, небогато – однако их витальные потребности удовлетворялись гарантированно. Иначе говоря – «техника личного выживания» к 1990 году в КНДР была утрачена.) Впрочем, не меньшие проблемы принесло и снижение возможности бороться со стихийными бедствиям – так же связанное с потерей средств механизации. (Из-за отсутствия топлива.) В итоге наводнение 1995 года лишило крова более 5 млн. человек и окончательно добило прежнее сельское хозяйство.

Короче, 1990 годы в данной стране оказались на порядок тяжелее, нежели даже у нас. Ну, и конечно же, неудивительно, что в указанный период данная страна стала считаться одним из худших мест на Земле. Тут даже антикоммунизм был вторичным – хотя, конечно, и играл свою роль. (Скажем, в том плане, что реально положение населения большинства африканских стран было гораздо хуже северокорейского даже при учете описанной структурной катастрофы – однако никто этому не возмущался.) Впрочем, называть северокорейский режим «коммунистическим», разумеется, невозможно – поскольку коммунизм есть общество, в котором отсутствует отчуждение труда. (В КНДР, понятное дело, это не так.) Впрочем, Северную Корею и социализмом можно было называть весьма условно – так как социализм представляет собой государство «переходного типа» от капитализма к коммунизму. А КНДР 1990 – 2018 годов, в общем-то, никуда не «переходит» - она просто пытается выжить в современных условиях. (Понятно, что переход подобного уровня в подобном государстве – т.е., маленьком и бедном – в принципе невозможен.)

Кстати, получается интересно. В том плане, что во время существования СССР Северная Корея имела шанс стать коммунистической – за счет «всей системы». (Т.е., могла считаться «социализмом».) А после его гибели – уже нет. То есть, утратила главный признак «социалистичности» абсолютно ничего не меняя. И это не шутка: скажем описанный выше голод вряд ли может быть назван признаком социалистического общества. (Тут могла бы быть отсылка к раннему СССР, но особого смысла в ней нет. Достаточно просто указать, что до завершения коллективизации – то есть, до процесса, уничтожившего угрозу голода – в СССР признавалось наличие мощного частного сектора.) Поэтому, если судить формально, то можно сказать, что КНДР представляет собой некий вариант госкапиталистического государства с мощным «социальным сектором» - явление, в общем-то, не самое плохое и архаичное в мировой практике. (На самом деле, даже в 1990 годы жизнь масс в данном государстве была не самой плохой на Земле – подавляющее число населения стран т.н. «третьего мира» жили гораздо хуже.) Однако к «коммунистическому вектору», разумеется, оно не имеет никакого отношения.

* * *

Так что можно было бы обозвать Северную Корею «режимом Кимов» и успокоиться: ну, мало ли где на нашей планете люди получают недостаточное питание. Что же касается «закрытости страны», невозможности въезда и выезда, то даже для России – по крайне мере, для 80% ее населения – это совершенно бессмысленное качество. (Поскольку только 20% этого населения может позволить себе бывать за рубежом.) В странах «третьего мира подобный показатель достигает 99% - то есть, для всех, за исключением узкого круга «привелигированных», возможность выезда за границу есть что-то, существующее за гранью их существования. (Если только очередное «продвижение свободы и демократии» не превратит их в беженцев, вынужденных покидать свой дом для того, чтобы выжить. А так что «закрытое общество», что «открытое» - ничего от этого не меняется.)

Однако есть в данной стране что-то, что мешает так просто отнести ее к очередной «третьемирской» диктатуре. И это «что-то» состоит в совершенно аномальном для последнего типа отношении данной страны к образованию. Наверное, тут не надо говорить о том, что для большинства диктатур указанная область находится на одном из самых низких мест по значимости. Ну, в самом деле, на что тратятся деньги в подобном случае? Разумеется, нужны дворцы для диктатора и его приближенных, нужны армия и полиция– чтобы иметь возможность для подавления внутренних и внешних врагов. Разумеется, очень нужны спецслужбы – это само собой. Наконец, необходим «престиж» - он же пиар – со всеми этими телеканалами, небоскребами, разными шоу и прочими символами «красивой жизни». И разумеется – банки, как главная составляющая экономики, особенно необходимые для привлечения «иностранного капитала». (Поскольку для всего вышеобозначенного нужно столько денег, сколько у «стандартной диктатуры» просто нет. Так что единственная возможность тут – привлечь деньги извне.) А вот школы вместе с больницами – это, разумеется, необязательно. Даже для элиты – поскольку последняя и «в Европе» может учиться и лечиться.

В КНДР же образование с давних пор выступает одним из приоритетов общества. Разумеется, понятно, откуда все это пришло – конечно же, из «советской модели», которую страна пыталась скопировать в 1950 годы. (Так же, как и в соседнем Китае.) Именно эта попытка и заложила в общественное сознание этих государств идею о необходимости максимальным образом развивать школьную и вузовскую системы. Причем – что очень важно – развивать ее, в первую очередь, как способ познания мира. (А точнее, как способ «расколдовывания» его – то есть, введения в область потенциально познаваемого.) Последнее, кстати, представляет собой главное отличие «советской модели» от западной, где основной упор в образовании делается на «индоктринацию», на введение индивида в рамки существующих общественных отношений. В СССР же, как известно, этим занималась вначале пионерская организация, а затем – комсомол. (Ну, и всевозможные курсы «научного коммунизма», идеологическое значение которых было всем очевидно.) Образование же, в целом, учило именно «работать с природой», получать умения ее познавать и обрабатывать.

* * *

Так вот – в Северной Корее, судя по всему, существует в чем-то подобная картина. Разумеется, недостаток «индоктринации» в образовании там восполняют ее «лошадиными дозами» из других источников – однако сути это не меняет. В том смысле, что детей тут учат не только «любить Кима» и ненавидеть «американских империалистов» - последнее, конечно, «святое» - но и показывают, как устроен окружающий мир. (И как его можно изменять.) И разумеется, как уже говорилось, указанная «советская образовательная система» была крайне несовершенна: «базис» ее, созданный на основании «классической школы» давно уже устарел в плане организации «соприкосновения» с реальностью. (Что, как уже говорилось, решается путем «прямого введения» трудовой деятельности в процесс обучения по методам Макаренко.) Однако по сравнению с современной западной школой – занимающейся чуть ли не исключительно пропагандой демократии и толерантности» - даже указанная система дает однозначные преимущества.

По крайней мере, в том плане, что ничтожная по своим размерам Северная Корей с населением чуть больше 25 млн. человек, притом, живущая в крайней бедности, оказывается способной создавать такие сложные системы, как баллистические ракеты или ядерное оружие. Да, разумеется, многие могут сказать, что это – плохой пример, поскольку речь идет о разработках устройств для убийства людей. Но они будут неправы – поскольку как раз баллистические ракеты с ядерными боеголовками являются главным препятствием от подобного убийства. (Жители Ливии – государства, руководство которого в свое время решило отказаться от «милитаризма» и сделать упор на «повышение уровня жизни» - соврать не дадут. Ну, и жители Сирии, Ирака, Йемена и других государств, где идут постоянные войны при полном отсутствии ЯО.) Впрочем, стоит сказать, что помимо указанного явления – то есть, создания современных вооружений – Северная Корея, судя по всему, демонстрирует достижения и в других областях. Например, там практически купирован уже описанный энергетический кризис, накрывший страну после распада СССР. Судя по всему, решаются и вопросы с продовольствием – причем, порой довольно необычно. (Скажем, в сообщениях из КНДР периодически попадается информация об открытии заводов по выращиванию устриц, черепах и иных морских и речных животных. Разумеется, у нас это вызывает усмешку – поскольку в наших условиях все это есть предметы роскоши, гораздо более дорогие, нежели продукты традиционного животноводства. Но для КНДР, вполне возможно, ситуация совершенно иная.)

Ну, и разумеется, тут не стоит забывать о том, что данная страна еще в начале 2000 – то есть, в период завершения страшного кризиса 1990 годов – успешно освоила производство станков с ЧПУ и обрабатывающих центров. (Наверное, тут не надо сравнивать с одной великой северной страной, которая в то же время полностью утратила данную отрасль, хотя в 1980 годы была одним из ее лидеров.) А подобные системы, как уже не раз говорилось, позволяют решать многие вопросы, возникающие при невозможность постройки «полноценных» индустриальных массовых производств. Так что, вполне возможно, что и развитие ракетно-ядерных технологий – а точнее, сама возможность их существования – на самом деле опирается именно на наличие в стране довольно развитого «гибкого сектора». Тем более, что в последнее время часто попадается информация о начале выпуска в КНДР то тракторов, то легковых автомобилей, то вообще, компьютеров и планшетов. (И хотя понятно, что в последнем случае основные компоненты – т.е., процессоры и иные СБИС – приходится получать из Китая, однако, все равно, наличие подобных производств у маленькой страны, не включенной в мировой рынок, выглядит довольно удивительно.)

* * *

Кстати, тут стоит еще раз напомнить, что пресловутая «невключенность» в данном случае оказывается связанной не столько со слабостью экономики – о чем обыкновенно любят вопить противники данной страны – а с сознательным стремлением на уничтожение как раз передовых отраслей страны со стороны «мирового сообщества». Скажем, санкции с 2006 года были наложены для того, чтобы уничтожить северокорейскую ядерную программу. В итоге, разумеется, ничего не уничтожили – однако жизнь серьезно осложнили. (Благодаря им строительство ядерной станции, которое для энергодефицитной страны является жизненной необходимостью, оказалось «подморожено» - хотя и не закрыто.) То есть, пресловутая ООН в данном случае в очередной раз продемонстрировала свою очевидную деструктивную и архаизаторскую направленность. (Что уже давно не секрет – одни «договоры о нераспостранении» чего стоят.) Однако одновременно с этим указанные события показали и очевидную слабость деструктивных «международных сил» по отношению к действительно прогрессивным процессам. (Например, к описанной выше образовательной системе КНДР.)

Так как оказалось что, несмотря на все «усиление санкций» - кстати, поддержанных и Россией – развитие Северной Кореи осуществляется довольно успешно. (Что, кстати, является гарантией… развития Южной Кореи, которую «принимают в люди» только потому, что она выглядит противовесом Севера. Так что включая очередной аппарат с надписью «Самсунг» или садясь в машину «Киа», стоит сказать доброе слово о товарище Ким Чен Ыне.) В итоге страна практически выбралась из того кризиса, в который она попала в связи с крушением мировой «социалистической системы», и вполне возможно, получила способность выйти на «новый уровень развития». Т.е. создать невозможный с «классической точки зрения» вариант развитой технико-экономической системы, очень сильно ограниченной локально. (То есть – той самой «гибкой производственной системы», которая должна прийти на смену современному индустриализму.) И все это «под прикрытием» крайне архаичной системы политической – со всеми этими «великими вождями», роскошными монументами, многомиллионными парадами и прочими проявлениями «псевдосоциализма».

Разумеется, сейчас сложно сказать – чем закончится данный эксперимент. В смысле, что победит: ростки будущего, создаваемого в лабораториях и цехах, «политическое настоящее» в виде «дорогого руководителя» и его аппарата, или же однозначно архаизирующее воздействие «цивилизованного мира». (Для которого лучший вариант существования КНДР – это превращение ее в Сомали. Причем – вместе с Южной Кореей, которая без Северной оказывается никому не нужна.) Однако, в любом случае, прецедент сделан – и никуда от этого не денешься…


Tags: ГАП, КНДР, геополитическое, социодинамика, техникогуманитарный баланс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 212 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →