anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О французских бунтах, экологии и экономике...

Интересный факт: оказывается, то самое повышение цен на бензин, что вызвало во Франции нынешний бунт, в значительной мере связано с … борьбой за охрану окружающей среды. Дескать, надо сделать покупку автомобилей невыгодной для того, чтобы все переходили на электрокары. Которые пока обходятся гораздо дороже – даже несмотря на все государственные преференции – и поэтому никак не желают вытеснять «старые» виды транспорта. Поэтому было решено повысить цену на топливо – которое во Франции и так достаточно дорого. (Цена на то же дизельное топливо сейчас тут 1,43 евро, что на 23% выше, нежели в прошлом году. Для сравнения в России – 0,6 евро.) Однако это еще не предел – цена должна вырасти еще выше. Поэтому неудивительно, что французы восприняли данное действо столь агрессивно. Однако одновременно с тем неудивительно и то, что французские власти надеются, в любом случае, провести данное повышение. (Сейчас речь идет лишь о приостановлении этого процесса – с тем, чтобы «смягчить» его.)

Но что же заставляет их жертвовать уровнем жизни своих граждан и собственной репутацией? Пресловутая забота о «нашей планете»? Разумеется, это смешно: что-что, а нахождение «донкихотов» у власти есть явление, очень маловероятное. Впрочем, причину нынешней «любви к экологии» найти несложно – и лежит она, разумеется, в экономике. Дело в том, что, как уже не раз говорилось, нынешний рынок не просто насыщен – а перенасыщен. На нем производится все, что может производиться – и все экономические ниши давно уже поделены и переделены по нескольку раз. А для создания новых экономических ниш… А для создания новых экономических ниш – скажем, «по образцу» 1950 годов – не хватает ни средств, ни, простите, умов. Поскольку для этого необходимы крайне серьезные вложения в достаточно неочевидные области – на которые не пойдет ни только частный инвестор, но даже государство. Впрочем, деньги – это еще не все. Для нового рывка необходимы люди, которые имели бы своей целью именно разработку новых технологий, а не «распил» приложенного бюджета. (Поскольку именно последнее, к величайшему сожалению, является основной целью существования для многих современных людей – в том числе, и среди научно-технических работников.)

Более того, даже «старые» инновационные отрасли, созданные в уже помянутых 1950 годах, отрасли, которые исправно кормили Запад в течение последних десятилетий, все больше «отбираются» у него странами Юго-Восточной Азии. В свое время туда было перенесено производство – в надежде на то, что «желтолицые обезьяны» будут послушно производить все, созданное «великой белой расой», отдавая последней львиную долю прибыли. И, как говориться, попали пальцем в небо! В подобном случае единственно возможным вариантом развития событий выглядит или потеря экономического преимущества – т.е., превращение Запада из нынешнего гегемона во «вторичного» по отношению к указанной Азии «субъекта». И это еще «хороший» вариант – поскольку вряд ли сама организация мирового гегемона последних четырех столетий позволит это сделать без скатывания в жесточайшую катастрофу. (Впрочем, как уже говорилось, при нынешней системе экономических отношений и Азия долго не проживет – т.к. она так же вынуждена ориентироваться на жесткую конкуренцию.)

* * *

Собственно, именно подобная ситуация и порождает нынешнюю «экологическую истерию». Поскольку пресловутые «экологические технологии» выглядят единственно возможным путем «перезапустить» западную экономику – в том смысле, что попытаться навязать покупателям необходимость смены нынешних «неправильных» вещей на некие, гипотетически «правильные». («Экологичные, «зеленые»».) Т.е., искусственно создать новые «экономические ниши». Собственно, относительно недавно подобный «трюк» был уже совершен – речь идет о т.н. «озоновой афере». Основной смысл последней состоял в том, что населению – да и элите – большинства государств была предложена глубоко ошибочная картина мира, согласно которой пресловутый озоновый слой повреждается благодаря т.н. фреонам. (Группе фторводородных веществ, широко использующихся в промышленности – в качестве хладогентов, антивспенивателей и т.д.) На самом деле, конечно, изначально это было просто очередное научное заблуждение: кто-то заметил изменение толщины озонового слоя и связал его с указанным классом веществ. Впоследствии оказалось, что это не так – поведение данного слоя определяется весьма сложными и специфическими причинами, среди которых указанные фреоны занимают исчезающе малое место.

Так бы это и стало незначительной научной историей где-то на границе восприятия, если бы не тот факт, что этим самым заблуждением очень хорошо сумела воспользоваться американская фирма DuPont. Собственно, она производила и фреоны – однако монополистом в данной сфере, разумеется, не была. (Этот класс веществ довольно «старый», и освоенный самыми различными фирмами.) Однако совершенное «открытие» данную ситуацию изменило – в том смысле, что «протолкнутая» Дюпоном идея о разрушающем озон действии большинства традиционных хладогентов привела к массовой смене их на «новые», защищенные дюпоновскими патентами. Наверное, не надо говорить, какие конкурентные преимущества получила от этого американская компания. (Определенную пикантность данной истории придают факты о том, что указанную идею лоббировали многие американские и европейские политики, а так же многие «солидные ученые».)

На этом фоне нет ничего удивительного, что вскоре после завершения «озоновой аферы» возникла «афера климатическая». А именно, появилась пресловутая концепция «антропогенного изменения климата» - знаменитый «парниковый эффект». (Само понятие «парникового эффекта», конечно же, было известно лет на сто раньше – однако нам важно тут именно попадание его в указанный «природоохранных дискурс».) Согласно которому основной причиной идущего сейчас «глобального потепления» являются выбросы в атмосферу углекислого газа. Наверное, не надо объяснять, что данная идея является всего лишь одной из многих моделей, связанных с «работой» таких огромных систем, как климат планеты Земля. (Причем, моделей по умолчанию нелинейных – в связи с чем их создание находится на грани человеческой возможности.) И что реально погодные колебания на Земле наблюдались с самого начала ее существования. (Причем, колебания с самыми различными временными периодами.) На подобном фоне выделять нынешнее «потепление» (даже если оно и существует) во что-то особенное, отличное от ситуации, существовавшей в течение тысяч, миллионов и миллиардов лет – очевидная глупость.

* * *

Тем не менее, успех «озоновой аферы» оказался заразительным – в конце концов, указанная идея позволила очень успешно «раскрутить» потребителей на приобретение совершенно не нужных им товаров. Вследствие чего в указанную область начали вливаться серьезные средства – и уже к началу 1990 годов о проблемах «изменения климата» стали говорить из «каждого утюга». И, разумеется, вслед за «озоновой аферой», афера климатическая так же привела к очевидному успеху. В том смысле, что рынок опять был переделен в пользу «наиболее развитых» западных производителей. (За счет менее развитых, а так же попавших в очень тяжелое экономическое положение производителей иных стран – прежде всего, бывшего СССР и Восточной Европы.) Например, именно по «экологическим соображениям» (разумеется, формальным) был уничтожен бывший советский авиапром и почти уничтожен автопром. (За счет перехода на новые экологические нормы цена отечественных машин выросла на 30-50% и стала сравнимой со стоимостью иномарок.) Впрочем, с экономической т.з. очередное «обдирание» собственных (т.е., западных) покупателей на все эти инжекторы-катализаторы оказалось еще выгоднее.

Ну, и разумеется, отсюда понятно, почему именно через «экологические программы» стали вытаскивать упавшую после 2008 года в глубокую яму мировую экономику. Разумеется, в отличие от ситуации конца 1980 годов («озоновая афера») или начала-середины 1990 («киотский протокол») тут речь шла не столько о получении дополнительно прибыли, или даже не столько о выдавливании конкурентов, сколько о гораздо более «глубокой» задаче спасения практически всей системы. Однако иных методов изменения ситуации у Запада не было – точнее сказать, он эти иные методы просто не мог принять. Правда, тут стоило бы задуматься о том, что к указанному времени и ситуация в мире несколько изменилась. А именно – на первый план вышли страны уже помянутой Юго-Восточной Азии, и прежде всего, Китай. (В 1980-1990 годах речь шла о полном господстве Европы-США в связи с распадом СССР.) И что начало столь неоднозначной «операции» - а операция, основанная на лжи, в любом случае неоднозначная – в подобных условиях способна привести к весьма непредсказуемым последствиям. Но не задумались…

Короче, был принят курс на «зеленую аферу». Разумеется, говоря о «принятии курса», стоит понимать, что речь идет не столько о решениях пресловутого «мирового правительства», сиречь ООН и прочих «международных организаций», сколько об общем настрое западных правящих классов. В любом случае, решение развивать «зеленые технологии» казалось, на первый взгляд, достаточно беспроигрышным – поскольку, во-первых, были хорошо «обкатанным» на приведенных выше примерах. А, во-вторых, поскольку позволяло дать использованию административных механизмов принуждения «общечеловеческое объяснение». (В том смысле, что речь шла не просто о продаже более дорогих по цене и стоимости использования вещей – а о борьбе за «судьбу нашей планеты».)

* * *

Однако в реальности все пошло не так, как планировалось вначале. Нет, конечно, заставить платить население развитых стран большие деньги за «зеленую энергию» удалось успешно. Однако вот с созданием собственного производства устройств, связанных с этой самой «энергией», оказались очевидные проблемы. В том смысле, что, во-первых, уже помянутые азиатские (в основном, китайские) производители оказались способными освоить этот рынок гораздо быстрее. А во-вторых, знаменитые западные «титаны духа и гении менеджмента» настолько «разучились» работать с реальным производством, и одновременно – настолько научились взаимодействовать с государственными органами и пиар-инструментами, что под видом собственной разработки начали банально перепродавать созданное в Азии. (Практически все батареи, двигатели и даже блоки управления для тех же электромобилей или, скажем, солнечные панели производятся в Китае. Ну, в лучшем случае, в Южной Корее.) Ну, а самое главное – эта самая «зеленая экономика» оказалась малопригодной на роль «нового драйвера» по той банальной причине, что ее использование вообще ничего не дает покупателю. А точнее – существенно отнимает у него за счет большей дороговизны и худших потребительских качеств.

Собственно, именно поэтому практически все, что продвигается сейчас, как hi-tech, на самом деле известно было уже давно – скажем, электромобили с конца XIX века, солнечные панели с 1960 годов – однако в жизнь так и не вошло. (Поскольку абсолютно никому не нужно.) И единственно действенным механизмом проталкивания этих самых «наскребанных по сусекам новинок» явилось административное давление. Однако даже с этим инструментом оказалось не все в порядке. В том смысле, что пресловутая «администрация», занимаясь «борьбой за здоровье Земли», а в реальности лишь кормя спекулянтов-презентаторов, все чаще убеждалась, что особой пользы для своей – а не китайской – промышленности от этого нет. Поэтому чем дальше – тем очевиднее становилось даже для «хозяев мира», что указанный путь есть тупик. (Причем, речь идет о «хозяевах» крайне высокого уровня – вроде Трампа и стоящих за ним американских промышленных кругах.) Однако выйти из данной «гонки», разумеется, оказалось очень и очень непросто. И в том смысле, что, во-первых, это неизбежно вызовет сомнение в верности всех решений последних десятилетий. А, в том, что альтернативы-то, как уже было сказано, нет.

Поэтому приходится двигаться по этому пути, все сильнее увеличивая давление – скажем, путем уже указанного повышения цен на бензин. Причем, «французский вариант» тут еще цветочки – вон некие «эксперты ООН» настаивают на том, чтобы стоимость топлива должно составить 60$! Правда, это к концу столетия – но речь идет именно о порядке цен, без учета инфляции. (Забавно, кстати, что аргументируют это каким-то «спасением кораллов» и прочих «редких видов» - самой, очевидно, необходимой вещью для современного обывателя.) Надо ли говорить, что мир, в котором подобное действо было бы реализовано, вряд ли может рассматриваться, как удобных для современного человека. (Тут даже общественный транспорт не панацея – так как он работает на том органическом топливе.) А если прибавить сюда требование этих же «экологов» по отказу от угля, и сохраняющуюся до сих пор неприязнь к атомной энергии, то можно понять, что чем дальше – тем очевиднее становится нереализуемость их концепций.

* * *

Впрочем, если обратиться к более высокоуровневым процессам, то можно понять, что выход этого мира из кризиса невозможен. Ни «экологическим путем», ни каким-либо иным. (О чем говорилось уже столько много, что нет смысла делать это вновь.) Поэтому единственные изменения, которые являются в нем действенным – это те, что ведут к демонтажу всей существующей экономической системы и созданию новой, основанной на иных принципах. Но, понятное дело, это уже совершенно иной разговор…


Tags: прикладная мифология, смена эпох, социодинамика, экология, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 133 comments