anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

В продолжение разговора о культурных ценностях...

Кстати, интересно – но упомянутая в прошлом посте проблема «яиц Фаберже», а точнее, отношения к «яйцам Фаберже» - в реальности оказывается очень и очень серьезной. Более того, она намного шире, нежели просто вопрос о верности или неверности политики большевиков по отношению к пресловутым «культурным ценностям» - т.е., к идее продажи части данных ценностей ради решения стоящих перед страной задач. И отсылает к фундаментальным основаниям бытия, в частности – к самой идее «культуры» и поиску ее места в жизни.

Речь идет вот о чем: скажем, существует некое господствующее убеждение, состоящее в том, что определенные вещи – вроде упомянутых «яиц» – представляют собой огромную ценность. Т.е., их, по идее, надо всячески оберегать и лелеять, более того – предпринимать все усилия к тому, чтобы подобные предметы появлялись почаще. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что указанная «общеизвестность» основывается неизвестно на чем. Нет, конечно, понятно, что пресловутые «ювелирные миниатюры» для своего изготовления требуют существенных затрат. И в плане покупки материалов: золота, серебра, драгоценных и поделочных камней и т.д. И в плане действительно ювелирного труда по приведению всего этого в некую, сознательно выбранную, форму. А значит, для того, чтобы выполнить то же «пасхальное яйцо», действительно, необходимо затратить очень и очень много человеческих усилий.

* * *

Но является ли данная высокая себестоимость аналогом высокой значимости их для человечества? Разумеется, нет. Поскольку, как уже было сказано, эти самые «яйца» представляют собой ни что иное, как игрушки – только игрушки крайне дорогостоящие. Их даже для доказательства своего статуса использовать неудобно – поскольку не будешь же ты повсюду ходить по раутам и приемам с пасхальным яйцом.(Как дурак.) Собственно, именно поэтому за пределами узкого круга «любителей» подобных вещей, вроде уже помянутой царской фамилии, потребность в их существовании (по указанной) цене оказывается минимальна.

То есть – основной причиной, приведшей к появлению «шедевров Фаберже», выступало исключительно сверхбогатство Романовых. Причем, сверхбогатство, не имеющее никакого практического смысла. (Оно было неэквивалентно бюджету Империи, как таковой – хотя на его поддержание и шли государственные деньги.) И поэтому тратившееся исключительно на безделушки – куда, кстати, помимо «яиц» входили и многочисленные дворцы, роскошные интерьеры и туалеты, фантастические по затратам балы и приемы, так поражавшие представителей буржуазной Европы. Ну, и разумеется, огромные коллекции произведений искусства, скупаемые российской знатью еще со времен XVIII века. (К концу XIX к знати прибавилась и наиболее богатая буржуазия – впрочем, так же связанная своим богатством с системой государственного изъятия прибавочной стоимости у населения.)

Поэтому стоит сказать, что произведения Рубенса и Рембрандта – ну, и Матисса с Ван Гогом – в подобной системе ценностей мало чем отличались от указанных «яиц». Т.е., представляли собой демонстрацию русским правящим классом своей огромной значимости при полном отсутствии каких-то практических целей. Иначе говоря – служили исключительно для понтов. (Думаю, что российские императоры вряд ли могли даже вспомнить, какие конкретно картины находятся в их коллекции – этим занимались особые люди. Однако они всегда могли продемонстрировать, насколько этих картин много.) И получается, что данные произведения так же выступали «функцией» указанного паразитического сверхбогатства, как и иные предметы роскоши.

* * *

То есть, если говорить проще, то средства, потраченные на из приобретения, в реальности изымались из российской экономики. (Т.е., их системы обеспечения жизни людей.) Так что с точки зрения российского крестьянина не только «яйца Фаберже», но и Рубенс с Рембрандтом несли исключительно деструктивное значение. Поскольку за каждую картину «старых мастеров» было заплачено буквальным образом жизнями его детей. А ведь подобных крестьян в Российской Империи было 80%! Но ведь были еще и рабочие, и мещане – для которых, разумеется, уплата податей и косвенных налогов в казну не имела столь трагичного значения, однако вряд ли означала большую радость. В подобном случае возникает неизбежный вопрос: так какое же значение реально имело указанное искусство для русского общества? Не пресловутый кич в виде «пасхальных яйц», а самые настоящие шедевры, собираемые по всему миру русскими царями и представителями аристократии, а затем – бережно хранимые в их коллекциях.

Поскольку, с одной стороны понятно, что Рембрандт и Рубенс – а так же Левитан с Шишкиным и Врубель с Кандинским – это действительно значимые для человеческой истории вещи. Причем, вещи однозначно конструктивные. Но, с другой стороны, что они дают обычному человеку? Как происходит передача ему конструктива, заложенного в живописных и иных шедевра? И так ли оправданы колоссальные стоимости, которые установлены на них, и которые вытекают из уникальности указанных сущностей? (Особенно интересным данный факт становится на фоне того, что зачастую реальные авторы мировых шедевров получали ничтожную часть этой самой стоимости, а то и не получали вообще.)

Разумеется, простого ответа на данный вопрос нет. В том смысле, что, конечно, тут можно сказать: а вот в наше время каждый может прийти в Эрмитаж и насладиться там указанной коллекцией. Но это будет лишь имитацией ответа – в том смысле, что, во-первых, речь идет не только о современности, но и о временах Российской Империи. Во-вторых, разумеется, и сейчас попасть в государственные музеи может далеко не каждый. Даже в СССР, где поездки школьников в музеи были нормой охватить всю имеющуюся их массу не удавалось.) А, во-вторых, большая часть посетителей, пробегающих по разного рода Эрмитажам-Третьяковкам-Луврам, мало что приобретают в плане «приобщения к прекрасному». Поскольку для последнего надо часами наблюдать одну только картину – что мало кому доступно из-за отсутствия свободного времени. Ну, и разумеется, частные коллекции и значительная часть коллекций «общественных» посетителям просто недоступны. (Наверное, тут не надо говорить про «запасники музеев», число хранящихся экспонатов в которых часто превышает все, что демонстрируется на публику.)

В общем, при внимательном рассмотрении получается, что такое общеизвестное явление, как «ценность старинных картин» и иных произведений искусства оказывается крайне неочевидной. В отличие от тех же помянутых в прошлом посте действий большевиков, в свое время пытавшихся продать хоть часть из имеющихся подобных «сокровищ». Поскольку закупленные на вырученные деньги технологии – все эти трактора и станки – для подавляющего большинства населения значили на порядок больше, нежели никогда не виденный, да и никогда не увиденные бы ими культурные шедевры.

* * *

Так значит, все то значение культуры, которое придавалось ей с глубокой древности – на самом деле, обман? И что, говоря о ней, стоит понимать, что речь тут идет только об удовлетворении прихотей правящего класса - и больше не о чем? Подобное представление, кстати, выглядит гораздо более реалистичным, нежели «общепринятая» концепция, превозносящая искусство и создававших ее «творческих личностей» до небес. (Правда, тут становится непонятно, как быть с художниками, которые, как уже говорилось, при жизни имели крайне скромные средства по причине того, что правящий класс не стремился на них раскошеливаться.) Но, к счастью, и оно не верно. В том смысле, что, конечно же, произведения искусства играют очень большое значение в нашей жизни – хотя и совершенно не такое, какое кажется на первый взгляд.

Кстати те же большевики в реальности значение искусства прекрасно понимали – и поэтому одновременно со столь любимой антисоветчиками продажей части (ничтожной) указанных произведений за рубеж придавали огромное значение созданию и развитию музейного дела. Делая упор именно на создании общедоступных музеев, где каждый человек мог бы увидеть все старинные и современные шедевры. Но не только – еще большее внимание уделялось ими обеспечению возможности создания новых подобных творений. Достаточно вспомнить, сколько было сделано ими для развития соответствующего образования и обеспечения доступа массам к возможности художественного творчества. Кстати, уже в данном моменте можно увидеть, насколько сильно отличалось большевистское – т.е., коммунистическое – восприятие роли искусства от «общепринятого». (В смысле, буржуазного, ориентированного исключительно на «приобретение ценностей» - в том время, как в СССР упор делался на их создание.) Но, разумеется, обо всем этом будет сказано чуть позднее…


Tags: искусство, культура, общество, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments