anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Триумф и трагедия «малых стран». Завершение

Итак, судьба «малых стран» в наступающей реальности – на самом деле, представляющей возвращение «нормального порядка вещей» после более, чем полувекового господства «советизированного мира» - оказывается довольно печальной. В том смысле, что они, сами по себе, уже не могут рассматриваться как какая-то ценность – как это было раньше, когда шло противостояние между двумя сверхдержавами. (А точнее, двумя социальными системами.) В результате чего та же Скандинавия с одной стороны или Югославия с другой вполне могли получить «льготные» условия своего существования. Или, скажем, те же предвоенные лимитрофы – у которых жизнь была, конечно, похуже, нежели у послевоенных государств, т.к., уровень «борьбы с коммунизмом» был поменьше – но все равно, «на жизнь» хватало.

Теперь всего этого нет: существующая в современном мире борьба между «великими державами» лишилась своего «экзистенциального» значения, сохранив лишь экономический смысл. Что, разумеется, означает исключительно рациональный подход к поддержке разного рода «союзников» или «витрин» – в рамках которой нет смысла вкладывать миллиарды в никому не интересные куски земли только ради того, чтобы показать «как у нас все хорошо». Вот если где-то будет найдена нефть – то другое дело. Впрочем, и нефть теперь – далеко не панацея, в том смысле, что за нее, конечно, будут держаться, но развивать «все государство целиком» при этом необязательно. В любом случае, можно понять, что период (относительно) независимого существования небольших государств естественным образом подходит к концу. Наступает момент возвращения «исторической нормы», состоящей в том, что все «малыши» должны не просто войти в сферу влияния более крупных соседей, но сделать это исключительно в роли эксплуатируемой территории.

* * *

Впрочем, нет – даже такая доля оказывается доступным «не только лишь всем». Поскольку наступающий мир оказывается несколько отличающимся от того, что был лет сто назад – т.е., до момента образования СССР. (Хотя и не сказать, чтобы значительно.) Тем не менее, для того, чтобы изменить грядущую судьбу «малых стран» это оказывается достаточно. Например, как уже говорилось, сейчас становится невозможным существование неких «закрытых анклавов» благополучия, вроде не раз уже помянутой Швейцарии. (Захват которой до середины XX века был крайне затруднителен из-за географических особенностей.) Теперь же авиация и ракеты способны поразить практически любую точку на земном шаре – и единственное, что этому можно противопоставить, так это крайне низкую плотность инфраструктуры. Иначе говоря, слаборазвитость государства – как, например, в Афганистане или Сомали. (Когда тратить ракету стоимостью в миллион долларов или, хотя бы, бомбу за 50000$ для уничтожения одного ишака и двух боевиков становится просто невыгодным.) Но это превращает страну именно в Афганистан – т.е., в нищее и редконаселенное государство, в котором говорить о «тихой сытой жизни» просто смешно.

Однако если перейти от боевиков с ишаками к более-менее серьезному воинскому соединению, или, тем более, к какому-то предприятию, то проблемы с защитой оказываются очень серьезными. В том смысле, что при любой, даже самой незначительной, опасности атаки с воздуха появляется необходимость разворачивать полноценную систему ПВО/ПРО. (Например, как это происходит в Сирии.) Что, как можно догадаться, довольно дорого и сложно. Впрочем, и мобильность наземных вооружений вот уже более 70 лет как полностью обесценивает любые «ограниченные контингенты» - разумеется, если речь идет о столкновении между серьезными противниками. В результате чего «как раньше» послать «команду инвалидов» в отдаленную крепость – и тем самым обеспечить контроль над какой-нибудь «Папуасией» уже не получится: теперь в любой, даже самой незначительной стране надо все делать «всерьез», тратя на это серьезные средства. Уже отсюда становится понятным, что в современном мире «малые страны» не только лишаются возможности независимого существования, но и обретают крайне сомнительные преимущества в качестве колоний. В том смысле, что если в них есть что-то ценное, то неизбежно возникает «большая игра» с большими же расходами – как в Сирии. Если же нет…

Если же этого «ценного» в данных государствах нет, то установление «прямого контроля» оказывается невыгодным. Однако поскольку «отдавать противнику» данное государство – а именно это произошло бы в случае «оставлении» его в покое – было бы странным, то возникает довольно жуткая, но, к сожалению, полностью соответствующая современной ситуации стратегия. Заключающаяся в том, что «спорные территории» превращаются в некие «бедленды», места существования вечного хаоса и разрухи. В подобном случае та сила, которая «первая» вступает на данную территорию, неизбежно начинает испытывать серьезную необходимость создания инфраструктуры – со всеми сопутствующими затратами. (Причем, не только военную – в виду указанного ПВО – но и гражданскую.) Что, разумеется, резко снижает его боевые возможности со всеми вытекающими…

* * *

Кстати, данный прием был впервые применен в уже помянутом Афганистане, который США практически «вбомбили в каменный век». (Ну, не в каменный, конечно – но к средневековому состоянию данное общество скатилось».) В результате чего приобретение контроля над данной страной оказалось неким «чемоданом без ручки» - правда, пока тащить его приходится самим американцам. (Что скажешь: первый блин всегда комом.) Однако в иных странах – скажем, в Ливии – применение данной стратегии оказалось более удачным. В том смысле, что данная нефтяная (да, порой даже нефть – не спасение) страна до сих пор не может не только считаться «полноценной независимой страной», но даже не способна найти себе хорошего покровителя. (Кстати, ИМХО, «ливийский сценарий» разыгрывался не столько против Каддафи, сколько против ЕС, и, в частности, Франции, которая имела очередные виды на указанную страну.)

Впрочем, разбирать конкретные примеры надо уже отдельно. Тут же стоит только отметить, что уже сейчас становится очевидным, что в текущем состоянии для «малых стран» даже переход под чью-то оккупацию становится «хорошим вариантом». Который для большинства постсоветских «лимитрофов» вряд ли может быть реализован. Ну не обладают они теми достоинствами, которые действительно могут перевесить все проблемы, связанные с их оккупацией/колонизацией. (Неслучайно в той же российской политике основным «мотивом» для «воссоздания страны» оказываются исключительно виртуальные конструкты, наподобие пресловутого «русского мира». Поскольку найти рациональные объяснения «зачем это надо» с каждым годом становится все труднее.) 

Но и это еще только цветочки –поскольку существует еще более значимый фактор, на порядок ухудшающий будущее положение «несостоявшихся лимитрофов». Речь идет, разумеется, о той конфигурации, в которую складывается современный мир при продвижении к неизбежной для него Третьей Мировой войне. Которая, судя по всему – а точнее, практически гарантированно – будет происходить между США (как текущим гегемоном) и Китаем, как претендентом на эту гегемонию. (Она уже началась в «торгово-экономическом пространстве», но, как известно, ни один серьезный конфликт на этом не останавливается.) В подобном положении «великие державы второго уровня» - т.е., Россия и Евросоюз – неизбежно оказываются перед необходимостью выбора «своей стороны». И если для ЕС эта сторона очевидна: членство его стран в НАТО обязывает их выступление в качестве американских союзников – то для РФ такой очевидности нет. Хотя, если судить рационально, то конфликт ее с Китаем оказывается практически гарантированным самоубийством – так что, в принципе, сейчас довольно очевидно, какую сторону она тут займет. (Судя по всему, этот выбор уже сделан – события последних лет красноречиво свидетельствуют о том, что «интеграция РФ в Запад» провалилась.)

* * *

Впрочем понятно, что подобные вещи надо разбирать отдельно. Тут же достаточно сказать только о том, что в подобной ситуации судьба государств, разделяющих указанные «державы второго уровня» оказывается еще более очевидной. В том смысле, что их «антиценность» возрастает еще до завершения процесса «переформатирования» мира на новые/старые отношения. (Так как они становятся «зонами гарантированного столкновения между ЕС/РФ.) Тем более, что если учесть «нежелательность» данного конфликта для обоих сторон и бессмысленность победы в нем (а точнее, вредность данной «победы»), то можно сказать, что «афганизация» указанных территорий оказывается практически неизбежной.

Кстати, я так же уже писал  об этом (на примере Украины), поэтому повторяться не буду. Отмечу только то, что все относимое к указанной стране можно с полным правом сказать и про многие другие постсоветские государства – начиная с Белоруссии и заканчивая Арменией. Более того – с определенной долей уверенности это относится и ко многим «вполне приличным» государствам, ценность которых по мере «десоветизации» резко падает, а «антиценность» возрастает. Причем, в данной категории могут оказаться совершенно неожиданные кандидаты (более, чем неожиданные) – однако об этом так же следует говорить отдельно. Тут же, завершая все сказанное, можно отметить только то, что все, что случится в будущем, выступит «достойным завершением» уже не раз описанного «бегства от истории», совершенного в позднесоветское время. Того самого стремления в «сытый и чистый рай», которое, в конечном итоге, и породило все нынешние проблемы и трагедии. Точнее, не только нынешние, но и будущие…

И, судя по всему, этот урок станет очень важным для человечества на всю его будущую жизнь.


Tags: Третья Мировая, геополитическое, постСССР, постсоветизм, смена эпох, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments