anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Итоги уходяшего года. Итог первый - геополитический

2018 вроде подходит к концу, так что можно подводить кое-какие итоги. Разумеется, в более-менее крупном масштабе: национальном или общемировом, поскольку именно там наиболее ярко выражаются те самые фундаментальные исторические процессы, понимание которых так нужно нам. И поэтому начну с упоминания самого глобального события прошедшего года – с начала «великой торговой войны» между США и Китаем. Разумеется, можно сказать, что эта самая «торговая война» - а на деле просто «обмен пошлинами» - не такое уж редкое явление в мире: скажем, подобные «войны» между ЕС и США продолжается уже более 10 лет. Однако особо на «мировую погоду» не влияют – так же, как и пресловутые санкции-антисанкции между Западом и Россией. Да и вообще, что такого странного в том, что одно государство защищает свою экономику от агрессивных соседей?

Однако все это верно лишь в теории. Точнее – было верно лишь в теории до определенного времени, поскольку последние несколько десятилетий считалось, что период «запретительных пошлин» и прочего протекционизма давно уже закончился. И что наличие всего этого – признак исключительно «диких и нецивилизованных государств», не способных прямо и честно конкурировать в мировом масштабе. Ну, а есть брать государства «недикие» и цивилизованные – то это верно лишь для отдельных, наиболее архаичных их «областей», вроде виноделия или сыроварения. (Которые, например, поддерживаются европейцами, еще не дошедшими до американского торжества соево-химических технологий.) В конечном итоге же и первое, и второе – есть явление временное, лишь откладывающее наступление единого глобализованного мира, но не могущего его отменить.

По крайней мере, так считалось до недавнего времени, когда полагалось, что не только пошлины – но и сами государственные границы скоро станут натуральными архаизмами. Кстати, данные изменения «порождали» не только своих сторонников, но и немалое количество противников. В результате чего основным «протестным движением» 1990-2000 годов стал пресловутый «антиглобализм», в рамках которого причудливо переплетались правые и левые – а точнее, часть правых и «левые». Ну, а чуть ли не главной «пугалкой будущего» оказывалось пресловутое «мировое правительство», оно же «альянс Ротшильдов-Рокфеллеров», оно же «мировой сионизм», оно же пресловутые рептилоиды… Правда, о последних говорили только откровенные фрики, но вот все остальное прочно вошло в лексикон различных оппозиционных политиков, включая самых респектабельных. С их точки зрения главная причина всех проблем, накрывавших самые различные страны, состояла в том, что капиталы покидают «национальную экономику», перетекая в страны с наиболее дешевой рабочей силой.

* * *

Впрочем, и сторонники глобализации говорили о чем-то похожем. (Разумеется, без упоминания «ящериков с планеты Нибиру».) Только делали упор не на проблемах утечки капитала, а на том, насколько улучшается мир при росте «географического разделения труда». Доходило даже до того, что объявлялся «конец геополитики» - т.е., если сказать проще, конец идеи защиты государствами своих интересов – и переход к «геоэкономике». В результате чего вместо привычных нам стран «акторами» мировой политики и мировой же истории должны были стать пресловутые «производители» - т.е., корпорации. Которые и будут формировать новый «мировой политический рельеф», поскольку, согласно «геоэкономической доктрине», теперь каждая область мира должна будет заниматься производством того, что у нее «лучше всего получается». Правда, о том, почему это «лучше получается» особо никто не задумывался. (Хотя очевидно, что если сельское хозяйство или добыча полезных ископаемых еще как-то зависит от геоклиматических условий, то с промышленностью дело обстоит гораздо сложнее.) И, разумеется, никто не говорил, что будет с тем, у кого по загадочным причинам ничего не получается вообще.

Кстати, последнее место в представлении людей 1990-2000 годов – это, разумеется, Россия. Вечный «остров невезения», который в период торжества «геоэкономических представлений» выступал символом одновременно изгоя и неудачника. Изгоя – за «советский грех», как носитель пресловутого «социалистического менталитета». Ну, а неудачника – поскольку этот «социалистический менталитет» не дает русским возможность действовать так, как это необходимо при победившей глобализации. В общем, наша страна в этом «дивном новом мире» должна была стать единственным «черным пятном» на сияющем фоне непрерывных побед и успехов. Но не сложилось. И с тем, что наша страна по каким-то таинственным причинам (хотя на самом деле, нисколько не таинственным) не превратилась в Ад на Земле. И с тем, что пресловутая «геоэкономика» так и не стала реальностью.

Впрочем, как можно догадаться, нам об этом жалеть не стоит. Однако даже если опустить «вопрос о России», то можно увидеть, что указанная неудача стала для «мировых хозяев» крайней неожиданностью. Ведь, на первый взгляд, глобализация казалась выгодной всем. (Под «всеми», разумеется, имеются в виду реальные «хозяева мира».) Поскольку в рамках подобной системы капиталистам развитых стран становилось возможным выводить свои прибыли из-под слишком сильно развитой (из-за воздействия СССР, конечно же) социальной системы, заставляющей их хоть как-то «делиться» с большинством населения. Ну, а капиталисты стран «слаборазвитых» - т.е., тех, куда выводились производства – получали необходимые для них инвестиции. Поэтому подобная система казалась настолько устойчивой и стабильной, что даже помянутые выше «антиглобалисты», по сути своей, ничего не могли ей противопоставить. (Все «антиглобалистическое движение» - достаточно многочисленное в 1990-2000 годы – так и не смогло за все это время решить ни одной из своих целей.)

* * *

И разумеется, никто и предположить не мог, что данная ситуация могла как-то закончится «сама по себе». Нет, конечно, были разговоры о том, что со временем зарплата в «третьем мире» может вырасти до «западной нормы» – но все понимали, что это крайне отдаленная перспектива. (Тем более, что даже тогда будет существовать вариант переносить производства в более нищие страны, тем самым обеспечивая давление на любителей «приблизится к западным нормам потребления».) Ну, и конечно же, никто даже предположить не мог, что страны, которые так радостно приветствуют иностранные капиталовложения, когда-либо смогут отказаться от оных. Во-первых, потому, что кто же отказывается от капиталов – как от возможности расширить производство и получить дополнительную прибыль. А, во-вторых, поскольку как иначе эти самые желтожо… желтолицые обезьяны будут получать то самое главное, что дает им Запад. А именно – современные технологии. Великие ценности, для появления которых необходима не просто свобода личности – но свобода личности, существующая годами.

Тут можно вспомнить популярное лет двадцать назад изречение про «английский газон, который раз сажают – и триста лет стригут». Правда, в последнее десятилетие эту фразу мало кто вспоминает – наверное, потому, что производство газонов давно уже наладили в «этой стране». (И оказалось, что никаких трехсот лет ждать не надо.) Собственно, то же самое можно сказать и про пресловутые технологии в совокупности с «великой западной наукой». Поскольку сейчас стало понятным, что создать инженерную, и, судя по всему, научную школу возможно и за гораздо меньшее число лет. По крайней мере, китайцам это удалось. (Кстати, еще раньше удалось это японцам – но тогда ситуация спасло отсутствие у последних реальной независимости в виде серьезных ограничений, наложенных впоследствии проигрыша во Второй Мировой войне. Поэтому «японское чудо» было подавлено, и объявлено после этого неким «историческим исключением».) Что же касается капитала… Ну, во-первых, оказалось, что после определенного уровня развития этот самый капитал оказывается в наличии и внутри «развивающейся страны». (Если правящая верхушка занимается чем-то, кроме тупого прожигания богатства.) А, во-вторых, выяснилось, что в условиях резкого перегрева имеющихся рынков – т.е., в ситуации, когда произведено все, что можно (а точнее, выгодно) произвести – ценность возможности получения новых «вливаний» падает. (Зато резко растет ценность доступа к «административному ресурсу», позволяющего очищать рынок от конкурентов радикальным образом.)

То есть стало очевидно, что господствующее на современном Западе представление об «абсолютном преимуществе белой расы» - которое, разумеется, с 1945 года было скрытым, однако никуда не делось – в очередной раз оказалось ошибочным. А Китай – которого видели исключительно управляемым «трудолюбивым муравьем», полностью зависящим от американской благосклонности – вдруг оказался способным не просто проводить свою политику. Но делать это в полной противоположности интересам «хозяев мира». Более того – выяснилось, что все, казавшиеся абсолютно непобедимыми средства, при помощи которых указанные «хозяева» могут «перекраивать» любую страну по своим «лекалам», в данном случае выступают полностью неработоспособными. В том смысле, что они так и не смогли Соединенным Штатам удержать Китай в необходимых им рамках. Не помог тут ни подкуп китайской элиты, ни заманивание ее возможностью войти в состав «всего цивилизованного мира», ни обретение гегемонии через господства американской культуры, ни создание внутри страны «прозападной интеллигенции» (да, она реально была создана), ни раздувание национальных конфликтов, ни, наконец, пресловутые «цветные революции»... (В общем, ни одно средство из арсенала «победы в Холодной войне.)

* * *

В результате чего данная страна продолжала развиваться, плюя на все приготовленные ей в рамках «геоэкономики» места – и постепенно забирая себе все большие и большие рынки. Собственно, именно в ответ на и выплыла идея «отгородить» Штаты разного рода запретами и пошлинами. Однако последнее окончательно добило идею «геоэкономики» и «планетарного разделения труда» - согласно которой, как уже говорилось, Запад вообще, и Соединенные Штаты в частности, должны были получать исключительно «плюшки» за счет напряженной работы всех остальных. (Как любят говорить украинцы – «запановать».) Причем, желательно – навечно. Кстати, если вернуться к тому, от чего начали, то можно сказать, что указанная вечность «нового мирового порядка» рассматривалась, как одно из его базовых свойств. Поскольку считалось, что страна, попавшая в «сети» мирового разделения труда и занявшая там «низший уровень», уже не сможет никогда подняться наверх. (Более того – лет двадцать назад говорилось даже о том, что подобное разделение вскоре будет закреплено «биологически», через «генетическую корректировку» людей – превратив одних в беспрекословных рабов, пригодных лишь для тяжелого ручного труда, а других – в гениальных хозяев-люденов.)

Надо ли говорить о том, что сейчас все это кажется очевидным бредом. (Впрочем, определенные фрики, продолжающие пугать давно уже протухшими прогнозами, еще встречаются. Но уже в меньшей степени, нежели лет двадцать назад.) Поскольку реальное развитие событий идет в совершенно противоположную сторону. И хотя степень «взаимопроникновения» экономик разных стран все еще остается достаточно высокой, но уже становится понятным, что данная особенность мало что меняет. И что столь ожидаемая лет двадцать-тридцать назад смерть «национальных государств» является даже не известным «попаданием пальцем в небо», а предсказанием, полностью противоположным реальности. В которой, напротив, именно наличие «административного ресурса» сейчас становится единственно работающим механизмом победы в конкуренции, а мощная государственная машина – гарантом мощи экономики. (В отличие от пресловутой «креативности» и «личной свободы» - которые так и остались ничего не значащими словами.) Более того, чем дальше – тем яснее выступает тот факт, что указанная «государственная мощь» не может ограничиваться исключительно «мирными средствами», а скорее наоборот – она прямо связана с наличием пресловутой «репрессивной машины», в том числе, и военной. И значит, что вместо мифической «геоэкономики» с ее «властью корпораций» мир ждет дальнейшее усиление «старой доброй» геополитики с ее вечной грызней государств друг с другом. А еще точнее – того, что более ста лет назад было названо «империализмом», давно изучено и разложено по полочкам с созданием полностью работоспособной модели реальности.

И рамках этой самой модели пресловутая торговая война между Китаем и США выступает не просто ожидаемым событием, но событием неизбежным. (Поэтому следовало бы скорее удивиться тому, что ее нет.) Но самое главное – событием не «последним в цепочке», не «последним доводом» в межгосударственной борьбе, а скорее наоборот. Поскольку вслед за ней так же неизбежно должны последовать гораздо более существенные, и более грозные изменения, однако о них, разумеется, надо говорить отдельно. Тут же, завершая вышесказанное, можно только указать на то, что нынешний год войдет в историю, как год, когда окончательно была похоронена идея «геоэкономики» и «глобализации». Впрочем, как уже говорилось, нам страдать по этим химерам совершенно не пристало…


Tags: Китай, США, Третья Мировая, геополитическое, итоги года, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments