anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Осень «мародеров» - или о современных страдальцах по гибнущей России

Мне иногда кажется, что существует определенный закон, связывающий реально существующие в обществе тенденции – и их отображение в «сфере искусства». В том смысле, что очень часто наиболее яркое и «знаковое» произведение, в котором происходит подобное отображение, появляется именно тогда, когда тенденция, приведшая к его появлению, начинает сходить на нет. К примеру, самый знаменитый фильм, посвященный «виртуальной реальности» - «Матрица» 1999 года – вышел как раз в то время, когда реальные перспективы «виртуализации мира» стали сходить на нет. (В том смысле, что стало понятно, что полностью переселяться в «искусственную вселенную» человечество не намерено – что выразилось в известном снижении темпов разработки соответствующих технологий.) И реальная роль компьютеров и компьютерщиков в настоящее время оказывается гораздо более слабой, нежели виделось из указанного времени. (Когда думалось, что XXI век – это время, когда хакеры борются с корпорациями.)

Или, скажем, выход знаковой повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» оказалось фактически приурочено как раз к тому моменту, когда СССР «отказался» от движения к коммунизму и вступил на путь своей гибели. («Понедельник» вышел в 1965 году – тогда же, когда началась пресловутая «косыгинская реформа».) Так что описанный в повести мир людей, для которых работа интереснее отдыха и материальных благ – мир, созданный на основании наблюдений за реальными работниками научно-технической сферы 1950-нач. 1960 годов – так и остался неосуществленной тенденцией, не смогшей выйти за пределы пресловутых НИИ. (Хотя в середине 1960 годов и казалось, что в будущем он сможет охватить все общество.) А «героями будущих дней» стали совершенно иные люди.

* * *

Впрочем, разбирать подобную особенность нашего бытия надо отдельно. Тут же хочется привести еще один пример – гораздо более близкий к нашему времени, нежели выход «Понедельника», и гораздо более близкий к нашей стране – нежели «Матрица». Речь идет о популярном в свое время романе Беркема Аль Атоми «Мародер». Произведения, которое, фактически, стало «пиком» того явления, которое можно назвать «российский патриотизм» или, точнее «российский антигосударственный патриотизм». Точнее сказать – оно стало закрытием этого самого «патриотизма», как особого проявления постсоветского общественного сознания. Проявления, возникшего еще в начале 1990 годов и к 2008 году казавшегося для многих единственно возможной альтернативой пресловутому «либерализму». Да, разумеется, сама книга вышла несколько раньше – в 2007 году – однако тогда она растворилась в мутном море «российской патриотической фантастики». И сгинула бы в нем навечно, если бы в апреле 2008 небезызвестный Пучков-Гоблин не помянул ее на своем «Тупичке».

А указанный «Тупичок» в указанный период был не просто отдельным сайтом, а чуть ли не самым «сакральным местом» для российских патриотов, оружием, которое – как казалось тогда – оказалось единственно возможным для борьбы с культурным засильем «либералов-западников». Собственно, и сам стиль «Гоблина» - подчеркнуто не толерантный и насыщенный обсценной лексикой – выглядел новым и свежим по сравнению с тухлятиной «прав человека» и подчеркнутым лизанием задницы «благословенному Западу». Поэтому неудивительно, что получение «рекомендации» Пучкова стала для указанного «Беркема» ключом к успеху: «Мародер» не только был «выдернут» из бессчетного ряда «русских апокалипсисов», но и стал основанием для образования особой разновидности «российских патриотов» – «выживальщиков».

Этих самых «выживальщиков» - а точнее, тех, кто когда-то входил в данную группу – можно увидеть и сейчас по специфическим красным цифровым «юзерпикам» в форумах и блогах. Но сейчас, разумеется, это только следование давно уже (и непонятно как) сложившейся традиции – но лет десять назад за ними стоял реальный смысл. Поскольку так обозначали себя люди, готовые выживать в условиях национальной катастрофы. (Которую тогда было принято обозначать, как Большой Пиз…ц.) Последняя, кстати, мыслилась тогда вовсе не в качестве ядерной войны или еще какого-то «события планетарного масштаба» - а как гораздо более будничное и вероятное явление. Состоящее в том, что российская элита сама, добровольно, сдала страну Западу – согласившись на ввод иностранных войск для контроля над ядерными объектами. Что автоматически привело к полному разрушению всего и вся – от инфраструктуры до общества. (Примеров подобного в середине 2000 годов действительно было предостаточно – от Афганистана до некоторых частей бывшей Югославии.) Ну, и разумеется, единственная возможность выжить среди этого оказывалась в мародерстве – в создании пресловутых «схронов», куда можно было стаскивать те элементы разрушающейся культуры, до которых еще можно дотянуться.

* * *

Данная концепция и породила популярную идею «выживальщиков» - т.е., людей, готовых выжить при полном разрушении социальных связей в обществе. Поскольку тогда казалось, что иной альтернативы в условиях атомизированного общества не существует – и что еще немного, и социальные взаимодействия окажутся настолько сильно разрушены, что ничего, за исключением «индивидуального выживания» и индивидуальной же борьбы предложить будет невозможно. Кстати, это многим кажется верным и сейчас – а точнее, сейчас, после событий на Украине, кажется, что это указанная «модель» подтверждается и практикой. (На самом деле, конечно же, нет –поскольку социальная реальность подчиняется несколько иным законам.) Но тут важно даже не это.

А то, что как раз в тот год, когда «Мародер» и «выживальчество» начали стремительный рост в стране, произошло событие, полностью обесценивавшее основной допущение этой «ветки». Разумеется, речь идет о войне «трех восьмерок». В которой казавшаяся находившейся под полным западным контролем РФ неожиданно «показала зубы» - выступив против саакашвиливской Грузии. (Страны, открыто объявлявшей себя натовской креатурой.) Данному развитию обстоятельств не помешали ни «либералы» в правительстве – включая самую главную фигуру в виде Медведева – ни угрозы западных санкций, ни почти двадцатилетняя «традиция национального предательства». Сказать, что все «думающие люди» оказались тут в шоке – это ничего не сказать. (К счастью, те, кто к «думающим» себя не причислял, восприняли данное событие спокойно: ну, наваляли грузинам – и что? Как будто могло быть что-то иное!)

Но разумеется, с точки зрения социодинамических процессов данное событие оказывалось совершенно закономерным. В том смысле, что сформировавшийся – наконец-то – российский капитализм абсолютно логично решил применить все имеющиеся у него преимущества в виде более-менее мощной армии. Собственно, в данной ситуации аномальным было бы обратное – т.е. полное подчинение требованиям Тбилиси об уходе. Правда, стоит отметить, что речь шла именно о защите интересов – а вовсе не о химерическом желании «восстановить Союз» - как это впоследствии интерпретировали некоторые. Поскольку если что и является абсолютно чуждым современному российскому режиму – так это «тоска» по утраченному социалистическому государству. Тем более, что СССР для РФ – это не просто прошлое, но прошлое враждебное, т.к. оно было ориентировано было против самой главной ценности нашего мира: против частной собственности на средства производства.

Так что ни в 2008 году, ни в какое иное время российское руководство ни о каком возвращении советской эпохи не задумывалось. (И задумываться не могло и не может никогда. Еще раз: никогда!!!) Поэтому все «влажные мечты» патриотов о том, что тогда можно было бы «брать Тбилиси» никогда не могли быть чем-то иным, нежели «влажными мечтами»… (Поскольку для российского капитализма этот самый Тбилиси абсолютно не нужен.) Но вот «сдавать свои интересы», и уж тем более, «приглашать» на свою территорию иностранные войска, этот самый капитализм, разумеется, не собирался, и не собирается. Поскольку для капитализма это нонсенс – не важно, российский он или нет . И все разговоры «российских либералов» о подобном сценарии не являются ничем, кроме разговоров – важных или самим «либералам», или властям в качестве элемента государственной пропаганды. (Т.е., в качестве показа того, что может быть и что-то, более плохое, нежели они.) Даже если эти самые «либералы» и входят в состав российского руководства.

* * *

Потому, что данное действие – будь оно возможным – полностью противоречило бы базису, т.е., идее осуществления контроля капиталистов за своими капиталами. Который, как известно, обеспечивается благодаря наличию механизма государственного насилия – и передавать этот механизм в чужие руки было бы колоссальной глупостью. Собственно, именно поэтому идея «государства-предателя» является открыто противоречащей всей истории классовых обществ, которая на деле представляет именно непрестанную борьбу за контроль над возможностью осуществлять указанное насилие. Поэтому – за исключением коротких с исторической т.з. «переходных периодов» (вроде того, что был в 1990 годы) – именно правящий класс всегда выступал главным источником патриотизма. (Т.е., идеи о том, что для каждого жителя государства главным является то, чтобы «монополия на насилие» находилось в руках представителей этого правящего класса.) Единственным исключением из данного правила выступают колонии – то есть, те случаи, когда одно государство прямо и открыто подчинено другому. (Т.е., когда описанный выше механизм силой вырван у прежних хозяев.)

Но для того, чтобы это произошло, должен произойти указанный захват. В РФ подобного развития событий, слава Богу, не случилось – хотя в том же начале 1990 оно вполне было вероятно. ИМХО, тогда для лишения России независимости нужны были крайне ничтожные силы – затрат в 10 млрд. $ вполне было бы достаточно. Но Запад не стал этого делать, посчитав, что и данных денег нет смысла тратить на приобретение подобного «актива» - а главное, поскольку тогда считалось. что «и так все дадут». (Т.е., Россия перейдет в разряд «криптоколонии» - абсурдного политического понятия, однако имеющего высокую популярность в конце 1980-1990 годах.) Но, разумеется, подобные обывательские идейки на уровне социосистемне работают – и поэтому Россия сохранилась, как независимое государство со всеми его социодинамическими особенностями. В том числе, и теми, которые буквально требуют от него защиты своей независимости – в полном безразличии от личных взглядов тех лиц, которые эту защиту должны осуществлять.

В подобных «исторических требованиях» порой доходит до смешного: пресловутые российские олигархи, с самого начала бывшие космополитами-западниками, боготворящие Европу и США и страстно желающие, чтобы их дети стали гражданами данных стран, буквально «запихиваются» историей в «лоно» патриотизма. Они не любят Россию, они не желают жить в России и, вполне возможно, были бы счастливы в случае оккупации последней – если бы тогда им позволили сохранить состояния. Но даже они понимают, что подобная возможность находится далеко за гранью реальности – и поэтому, пускай со скрипом, но начинают примеривать себе роли патриотов «этой страны». Особенно хорошо заметно становится это сейчас – когда химерическая конструкция «глобализма», возможная только в мире, существующем «на могиле» СССР, начинает открыто разрушаться. И выясняется, что все догмы и представления, что еще вчера казались непреложными истинами, добытыми потом и кровью, в реальности являются всего лишь правилами, действительными для ничтожного с исторической т.з. участка реальности – да еще и участка реальности, обладающего аномальными по сравнению с 99,99% исторического процесса свойствами. Ну да – нам «повезло» жить в условиях данной аномалии, но это не повод считать ее присущей всему остальному миру. (Как в случае с анекдотическими «нормальными условиями» в технике – которые на самом деле существуют в ничтожном количестве мест даже на территории Земли.) Тем более, что в технике это прекрасно понимают – и поэтому проектируют конструкции с учетом совершенно иных температур и влажностей, нежели тех, что сущесвуют в рамках КБ и лабораторий.

* * *

То же самое нам придется сделать и в социальной сфере. В том смысле, что мы должны понять и принять тот факт, что все представления 1990 и даже 2000 годов давно уже не работают – и должны быть заменены на нечто иное. Тем более, что это самое «иное» давно уже известно и разработано – поскольку было присуще человечеству в течение веков. Но, разумеется, о подобных вещах надо говорить уже отдельно. (Можно только помянуть тот хорошо известный факт, что практически во всей истории величие государства никогда не означала хорошей или, хотя бы сытой жизни ее населения.) Тут же, закрывая описанную выше тему «антигосударственного патриотизма» или «любви к Родине вопреки начальству», стоит указать на то, что ее актуальность по сравнению с 2008 годом снизилась не на порядок даже, а на несколько порядков. И на этом фоне наличие «персонажей» из того времени, занимающихся примерно тем же, что в конце 2000 (а то – и в конце 1990, как пресловутый Калашников-Кучеренко) выглядит просто комичным. Поскольку все их идеи чем дальше –тем менее становятся соответствующими реальности. Т.е., с ними происходит то же самое, что и у «либералов», которые неплохо соответствовали позднесоветскому/раннему постсоветскому обществу, но уже к концу 1990 годов выглядели просто дико.


Tags: 1990 годы, 2000 годы, Российская Федерация, культура, общество, постсоветизм, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →