anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Время большого перелома. Часть вторая

Морально-этическая

Итак, можно (примерно) предположить, что «постсоветский мир» закончится где-то в середине 2030-2040 годах. Собственно, он уже начал «заканчиваться» - в том смысле, что чем дальше, тем актуальнее становятся вещи и процессы, которые еще лет двадцать казались давно уже «вышедшими в тираж». (Начиная с гонки вооружений и заканчивая обнищанием трудящихся.) Тем не менее, до сих пор еще мало кто понял, насколько локальным и аномальным является весь тот опыт, которым мы так привыкли гордиться – и который, якобы, является следствием всей «большой работы человечества». Хотя, точнее, этот самый опыт выступает не «следствием работы» - а отрицанием этой самой работы, результатом господства «утилизации» вместо создания. Пускай и закономерным с исторической точки зрения.

Впрочем, наверное, не надо говорить, что подобное признание – перечеркивающее практически всю предыдущую жизнь позднесоветских/постсоветских поколений – невозможно. Однако оно и не нужно – поскольку история никогда не спрашивает «признаний» перед тем, чтобы отправить на свою свалку ту или иную «сущность». В том числе и указанные «идеалы поколений» - по иронии судьбы, созданные на основании… отрицания самой истории. А ведь именно эту цель провозгласили в свое время пресловутые «яппи», породившие собственную «общественную мысль» в лице многочисленных «модных философов». (Среди которых Фукуяма был всего лишь одним из многих.) И, если честно, какая это была блестящая конструкция – настоящий гимн человеческой предприимчивости и активности! Как очевидным казалось тогда то, что человеческое развитие двигают исключительно пресловутые «атланты»-бизнесмены – которые в силу своих «естественных отличий» способны сотворить гораздо больше пользы, нежели миллионы тупых «быдланов»! Каким щедрым «золотым дождем» орошала эта мысль головы потенциальных магнатов – выражавшихся о неисчислимом количестве популярных книг «Как стать миллионером», разного рода тренингов и коучей…

Но золотое сияние неолиберальной мечты давно уже потускнело, стало понятно, что тренеры и коучи – это банальные «разводилы», наподобие базарных цыган, только «рангом» повыше, а книги о том, «Как стать богатым», пишут в основном писатели-неудачники по заказу крупных издательств. Да и вообще, чем дальше – тем яснее становится, что пресловутые «социальные лифты» сейчас поднимают только тех, кто сумел родиться в «правильной семье». (Это в СССР могли издевательски шутить на тему: «… а генералом ты быть не сможешь, поскольку генерала есть свои дети». Теперь же подобные высказывания вызывают смеха не больше, нежели ежедневный восход Солнца.)


* * *

Разумеется, подобное прозрение несет отрицательный заряд – лишая людей надежды на будущее, и тем самым увеличивая рост продаж антидепрессантов и транквилизаторов. (Уже и марихуану начали массово легализовать – поскольку традиционные средства не справляются.) Но, одновременно с этим, указанные изменения имеют и положительную сторону – разумеется, не такую заметную, как исчезновение надежды войти в «расу господ». Однако с исторический т.з. гораздо более ценную. Речь идет вот о чем: в то время, как возможность поднятия на высшие ступени иерархической пирамиды казалась реальной, многие люди открыто стали «исповедовать» принцип «этической рациональности». Проще говоря, стали считать, что для того, чтобы стать (условно) богатым, можно или даже следует отбросить все этические ограничения. Поскольку «победителей не судят».

На самом деле тут все выглядело логично: попадая «наверх», человек менял «среду» своего обитания, и вся нарушенная ранее «карма» его больше не касалась. (Скажем: был некто бандитом – его не любили и боялись. Но став депутатом, этот «некто» оказывался в мире, с его прошлым «бандитизмом» не соприкасавшимся. И все – плохая репутация «обнулялась»: разумеется, некие слухи о прошлом в «депутатскую среду» могли доходить, но никакой силы они не имели.) Разумеется, многим данная попытка не удавалась – и вместо чиновных кресел они попадали в тюрьму, спивались и снаркоманивались, а то и оказывались на местном кладбище. Но их судьба рассматривалась, как «естественная плата» за подобные «лифт», и особо не акцентировалась. Считалось, что так и должно быть – и что им-то (т.е. считавшим) обязательно повезет.

Ну, и самое главное: данная ситуация неизбежно вела к тому, что подобные деструктивные тактики поведения стали считаться наилучшими во всех слоях общества. Нет, прямо никто не декларировал что-то вроде: воруй, «кидай», обманывай – однако неявно все понимали, что путь к успеху лежит именно через это. Ну, может быть, только с прямо запрещенными Уголовным Кодексом вещами осторожничали – хотя это кто как. (Скажем, недавно арестованному сенатору вменяют организацию убийств.)


* * *

Впрочем, тут сразу стоит сказать, что данная особенность не являлась исключительно российской – или, хотя бы, постсоветской. (Чтобы не обвинили в русофобии.) Нет, разумеется, такого разгула деструкции, которые был на постсоветском пространстве, другие развитые страны не знали. Для них подобное свойство бытия проявлялось более «деликатно» - например, через идею обмана («манипуляции»), как лучшего способа коммуникации с коллегами и клиентами. Или, скажем, через не раз помянутое стремления к замене реальной работы пресловутыми презентациями в науке и технике. Или через рост спекулятивной направленности большей части бизнеса – ставшей очевидной еще во времена «доткомов». (Т.е., стремление к максимизации биржевой стоимости компаний – вроде того, чем занимается пресловутый Маск.) Подобная «утонченная деструкция» оказывается еще более опасной, нежели грубое и неуклюжее «новорусское воровство» - хотя бы тем, что не вызывало (и до сих пор не вызывает) особого опасения. Хотя реально этот процесс уже привел к тому, что ложь в «развитых странах» давно уже перестала считать серьезным «грехом», охватив практически все общество.

В общем, тут можно было бы еще раз схватиться за голову, и простонать о том, что «человечество обречено». (Как это любят делать консерваторы.) Однако, как уже было сказано, время торжества подобных деструктивных тактик имеет свой конец. Разумеется, сейчас это может показаться неправдоподобным: как это, честный человек будет считаться более «приспособленным», нежели лжец; а работать будет считаться более выгодным, чем воровать? Но на самом деле ничего удивительного тут нет – разумеется, если отбросить реальности недавнего прошлого и обратиться к истории. Ведь практически во всем ее течении те же воры и грабители традиционно находились внизу «социальной пирамиды», поскольку ограбить «барина» было проблемно, а с крестьян – что брать? (Казнокрадов это, конечно же, не касалось – но какова была вероятность у среднего человека стать казнокрадом?) То же самое можно сказать и про обман: какой смысл крестьянину или рабочему было обманывать соседа? А хозяина – так просто не обманешь, на него работает вся государственная машина, которая чуть что – и отправит хитреца на каторгу… (Именно отсюда проистекало, кстати, мифическое представление о «природной честности» крестьянина среди «прогрессивной интеллигенции». Хотя, разумеется, при возможности безнаказанно обмануть ближнего, селяне делали это весьма охотно.)


* * *

Так и теперь: чем дальше, тем слабее становится возможность «нагреть систему» - введение всеобщего контроля над «чернью» возвращает нас в позапрошлый век. (Когда, кстати, умудрялись обходиться без пресловутых камер наблюдения и big data.) А вот «переход на верхний уровень» напротив, становится все сложнее. Что серьезно ослабляет «горизонтальную конкуренцию», и создает предпосылки для возрождения солидарных отношений. Да, этот процесс крайне не прост – поскольку за период «торжества яппи» практически все имеющиеся механизмы общественной солидарности были утрачены. (По той простой причине, что они не имели практической ценности и в «безопасном обществе» 1960-1970 годов, и в последующим за ним «мире социальных лифтов» 1980-2010.) Поэтому, разумеется, не стоит ожидать быстрого их возвращения. Однако движение общественного сознания будет осуществляться именно в этом направлении. Тем более, что по мере приближения к Третьей Мировой войне самой буржуазии потребуется усиление «общественной солидарности» – разумеется, в своих целях, но сути это не меняет…

В общем, человечество ждет интересное явление – «реморализация», которая будет выглядеть, как возврат к «традиционной морали». Хотя ни к какой «традиции» отношение это явление не имеет – и определяется описанными выше процессами. И, конечно же, сейчас трудно сказать, когда это явление выйдет на «финишную прямую» - т.е., станет ли конструктивность и солидарность ценностями до начала войны, или же во время/после нее. Впрочем, в любом случае, пресловутые «ценности 1990 годов» - они же «ценности свободы», «ценности индивидуализма» и прочее «избавления от совка» - через некоторое время будут неизбежно сданы в утиль. (Как уже было сказано в начале поста – вместе с «бесценным опытом» этого времени.)

Ну, а о том, к чему это приведет, надо говорить отдельно…

Tags: исторический оптимизм, смена эпох, социодинамика, футурология, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments