anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Действительное основание «потребительского общества»

Разумеется, я уже не раз поднимал проблему т.н. «потребительского общества» - т.е., некоего социального устройства, якобы основанного на идее неограниченного потребления. Которая, в свою очередь, вытекает то ли из «изначальной природы человека» - настроенной на бесконечное пожирание всего и вся. То ли – на некоторой «волшебной» технологии манипуляции, заставляющей людей терять волю и бежать в заветные магазины для того, чтобы приобрести еще одну ненужную вещь. Самое интересное тут, конечно же то, что и в первом, и во втором случае полагается, что основной целью потребительского общества является удовлетворение потребностей. Хотя на самом деле…

Хотя на самом деле если что какая потребность тут и удовлетворяется – так это потребность производителей в сбыте своего товара. Что же касается потребителя, то для него вся эта «дешевая роскошь» гипермаркетов и торговых центров в реальности оборачивается только лишними проблемами. Начиная с того, что подавляющая часть приобретаемых тут товаров оказываются, мягко сказать, не слишком высокого качества, и заканчивая тем, что часто их покупка осуществляется в кредит – т.е. с очевидным превышением настоящей цены. Ну, и самое забавное во всем этом состоит в том, что при всем богатстве выбора найти товар, который полностью покрывал бы имеющиеся потребности, практически невозможно. (То есть он будет хоть как-то, но отличаться в сторону неудобства – причем «запрограммировано».) Причем, давно уже не секрет, что это делается специально – ради стимулирования будущего спроса.

* * *

Впрочем, все вышесказанное практически общеизвестно. Гораздо менее известно другое – то, что все же заставляет граждан при этом включаться в данную систему, вступать в «потребительскую гонку» - причем, принося на ее алтарь не только деньги, но и немалое время. Разумеется, как было сказано выше, тут обыкновенно произносятся слова о «человеческой глупости» («природе») – или о той же «манипуляции». Однако при внимательном рассмотрении можно увидеть, что все это имеет весьма отдаленное отношение к реальности. Поскольку истинная причина «потреблятства» лежит в совершенно иной плоскости. А именно: в том, что современный человек «принуждается» к тому, чтобы делать совершать бесконечные покупки не столько при помощи агрессивной рекламы и иных форм маркетинга – сколько потому, что иных форм активной деятельности у него просто не имеется.

Речь идет вот о чем: после удовлетворения своих витальных потребностей – т.е., тех потребностей, от которых зависит выживание организма в данный момент – человек оказывается перед необходимостью обеспечить следующий «уровень»: получить гарантию своего существования на будущее. Разумеется, сделать это можно различными способами – например, занять более высокое место в социальной иерархии (стать чиновником, купцом, а то и дворянином), приобрести какую-то собственность или, скажем – если речь идет о капиталистическом мире – то стать владельцем некоего капитала. В общем, инвестировать «сегодняшние» средства в свою будущую жизнь. Разумеется, понятно, что для большей части населения подобные способы всегда оставались не сказать, чтобы легко достижимыми – однако других-то не было, поэтому «скопить капиталец» старались многие. Впрочем, у поставленной задаче были и другие решения – например, многие надеялись не столько самому выбраться за рамки бедности, но сделать это для своих детей. Скажем, дав им образование – что до определенного момента значило гарантированное место в жизни.

В общем, в течение веков – а описанная особенность характерна не только для капитализма, но и для классового общества вообще – основная «жизненная стратегия» человека была, в общем-то, вполне определенной. Однако где-то с середины XX века этот путь перестал быть актуальным. В том смысле, что, с одной стороны, появились «общегосударственные» способы гарантии будущей жизни людей. (Тогда они выглядели крайне солидно, и считались «вечными».) В том смысле, что «советизация мира» позволила каждому человеку получить определенные гарантии будущего – начиная с пособий, и заканчивая резким ростом числа рабочих мест в связи с научно-техническим взлетом 1950-1960 годов. Более того – в связи с теми же особенностями в мире произошло существенное упрощение доступа людей к получению образования, в том числе и высшего. Поэтому стараться – и откладывать последние копейки – на данную задачу стало просто не нужным.

Ну, а с другой стороны, те же самые факторы привели к тому, что упомянутое стремление к «созданию своего капитала» оказалось намного более затруднительным, нежели ранее. Например, потому, само понятие «деньги» и «капитал» оказалось разделенным: в связи с отказом от металлических денег (а затем, и металлического стандарта обеспечения денег бумажных) «копить на будущее» оказалось гораздо сложнее. Поскольку инфляция стала действенным фактором даже на бытовом уровне – и деньги необходимо стало вкладывать или в ценные бумаги, или класть на депозит. Понятно, что первый путь мало кому пригоден: торговля акциями или облигациями, по умолчанию, рискованная вещь. Но и банковский вклад в условиях современной экономики так же перестал быть той «железобетонной гарантией» обеспеченной жизни, коей он выглядел например, во второй половине XIX века. Поскольку банки могут разоряться и т.д. (Разумеется, они разорялись и раньше, но тогда данный процесс был гораздо более «медленным», спокойным – т.е., в целом, имея счет в банке, можно было не беспокоиться. Однако после событий 1917-1920, а затем и 1929-1933 годов это стало неактуальным.)

Наконец, развитие процессов укрупнения и централизации производства, характерных для «развитого империализма», очень сильно ударило по пресловутой мелкобуржуазной мечте – т.е., тому самому «маленькому, но своему хозяйству», которое было столь желанные еще недавно. В том смысле, что теперь идея копить на приобретение фермы-магазинчика-мастерской – для обеспечения той же гарантии в будущем – стала на порядок менее актуальной. Теперь «рулил» большой бизнес, захватывающий все новые и новые сферы – и единственной возможностью для мелких бизнесменов начать свое дело стала именно связь с ним. (Т.е., тактика: работал в корпорации/госорганах – начал работать с корпорацией/госорганами, используя наработанные связи.) Просто же так, «с улицы» стать успешным бизнесменом стало гораздо труднее. (Нет, подобные случаи были –но они погоды не делали.)

* * *

То есть – где-то с 1950 годов практически все прежние необходимости тратить деньги оказались «снятыми». Разумеется, можно было их по прежнему копить – надеясь, что инфляция не сожрет, а банк не разориться. Но зачем? Так что единственной разумной формой распоряжения этими самыми средствами – кстати, ставшими довольно неплохими из-за уже помянутой «советизации» - действительно стало непрерывное потребление. Впрочем, был и еще один путь – состоящий в том, чтобы отказаться от идеи зарабатывания денег вообще. (За исключением того, что нужно на «витальный минимум».) Т.е., сменить целеполагание – но это было очень и очень серьезным шагом. К которому большая часть обитателей «развитых стран» оказались неготовыми – хотя, в определенной мере именно он выразился в движении хиппи. Которые попытались заменить «золотого тельца» капитализма иными вещами – например, «свободной любовью», свободным творчеством или, вообще, наркотическими трипами. Но все это оказалось «не тем» - в том смысле, что «свободная любовь» быстро приедалась, для творчества оказывалось недостаточно способностей (а главное, умения рисовать-писать-играть музыку), ну, а трипы вообще вели к безумию и распаду личности. Поэтому уже к концу 1970 годов движение хиппи стало спадать, а в следующем десятилетии практически сошло на нет.

Впрочем, определенную роль в этом сыграло и то, что уже во второй половине 1970 годов стала спадать и «Советская тень», как таковая, а значит, вопрос о получении «витальных благ» вновь начал появляться на горизонтах общественного сознания. Но, разумеется, в гораздо меньшей степени, нежели во все предшествующие эпохи – в том смысле, что даже в этой ситуации излишнее беспокойство о будущем казалось странным. Именно на этой почве, по существу, и зародилось то самое «потребительское общество», о котором впоследствии было сказано столь много всего. Точнее сказать, именно на этой почве оно обрело почти полную гегемонию в общественном сознании. (Поскольку два альтернативы ему – «классическое» буржуазное общество с его идеей накопления капитала, и «хиппующее» общество молодежи 1960-1970 годов с их Sex & Drugs & Rock & Roll’ ом – по указанным причинам оказались неактуальными.)

Вот тогда – в смысле, в 1980 годы – и началось массовое строительство новых «храмов потребительства» в виде торговых и торгово-развлекательных центров и массовое вовлечение людей в ряды работников маркетинга и рекламы – как областей, активно растущих на фоне общей стагнации. (Хотя началось все еще с 1960 годов.) Кстати, забавный факт: как известно, идея «постидустриального общества» зародилась еще в 1960 годы. Однако тогда она основывалась на том, что «основной индустрией» в будущем станет наука и связанные с ней области деятельности. Однако в 1980-1990 годы – в связи с указанными событиями – этот самый «постиндустриал» был резко переосмыслен в пользу роста «экономики услуг» и иных форм маркетинговой деятельности. Про науку же – и университеты, должные в «классических моделях постиндустриала» стать основой человеческой жизни – постепенно забыли. Ну, а затем стали считать, что «потреблять – это естественно», и что именно такая форма активности была присуща человеку на всем протяжении его истории.

* * *

Впрочем, как обычно и бывает, этот самый «апофеоз потребительства» стал одновременно и началом его конца. Поскольку чем дальше, тем очевиднее становится тот факт, что времени на существование подобной «сверхидее» не сказать, чтобы осталось слишком много. Наверное, тут не надо говорить – почему? Впрочем, для непонимающих можно указать очень кратко на идущий сейчас процесс, который может быть назван «массовым обнищанием трудящихся». (Тот самый, что был открыт Марксом еще в позапрошлом веке, и который казался столь странным из благословенных 1970-1980 годов.) И состоящий в том, что чем дальше – тем более сомнительным становится будущее обеспечение не только будущими, но даже текущими «витальными благами». (Т.е., теми самыми благами, удовлетворение которых и позволило людям обратиться к массовому потребительству – вместе с другими, более полезными способами устройства своей жизни.)

И хотя понятно, что процесс демонтажа указанной системы закончится не сегодня и не завтра – однако конец его уже прекрасно виден. Ну, а о том, к чему это приведет – надо говорить уже отдельно.

Tags: Принцип тени, антиконспирология, постсоветизм, потребление, прикладная мифология, смена эпох
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 170 comments