anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Про ракеты, Жуля Верна и развитие идей…

Отвлекусь пока от общественно-политической тематики. И обращусь к менее актуальной – но от этого не менее интересной – теме. А именно – к тому, как же все же формируются те или иные новации, и что ответственно за их формирование. Вот взять, скажем, вопрос о полете на Луну. Нет, не в том смысле, в которой все сейчас подумали. (Было же сказано, что политики не будет, а значит, слово «Аполлон» не упоминаем.) А в том, что, во-первых, попасть на наш естественный спутник люди хотели еще тогда, когда под Аполлоном понимался исключительно греческий бог Солнца, покровительствующий искусствам. Правда, особой возможности осуществить это в реальности тогда не было – и указанные путешествия приходилось выполнять исключительно в мире фантазии. И поэтому (во-вторых), они были «пользоваться» для этого  теми «средствами передвижения», что были доступны на данный период.

Ну, или точнее, казались доступными – начиная с солнечных и лунных лучей и заканчивая специально обученными птицами. Впоследствии, впрочем, развитие техники позволило перейти с указанных эфемерных конструкций к более «железным» вещам: например, к воздушным шарам и пушкам. Причем, последнее позволило людям вплотную подойти к практической реализуемости указанной идеи. То есть – перевести полет на Луну из мистической, аллегорической или «гиперболизированной» (как в случае с небезызвестным бароном Мюнхгаузеном) плоскости в область конкретной – пускай пока еще фантастической – человеческой деятельности. Т.е., сделать это действо сюжетом научной фантастики.

И конечно же, самое известное произведение подобного толка – это жюль-верновское «Из пушки на Луну» («С Земли на Луну прямым путём за 97 часов 20 минут»), вышедшее в 1865 году и его продолжение «Вокруг Луны», которое было опубликовано через пять лет. (В 1870.) В котором американские и французские путешественники отправляются в полет путем выстрела из огромной пушки. Причем, поскольку  французский фантаст всегда стремился к рациональным решениям – то эта пушка оказалась действительно огромной: длина ее ствола составляла 274 метра (она была устроена в старой шахте), а количество взрывчатого вещества (пироксилина) составляло 180 тонн. Подобная конструкция – по мнению Жюля Верна – была достаточной для того, чтобы сообщить алюминиевому снаряду вторую космическую скорость. (11,2 км/с.)

* * *

Разумеется, сейчас понятно, что подобное орудие вряд ли выступает работоспособным – даже если его и реально удастся построить. (Все реальные сверхдальнобойные пушки имеют «многокамерную» конструкцию, в котором запал зарядов взрывчатого вещества осуществляется по мере движения снаряда вдоль длинного ствола.) И уж тем более, понятно, что ускорение, достигаемое в данном случае, мгновенно убьет любое живое существо, которое оказалось бы внутри этого самого снаряда. (Реальная длина ствола, при котором ускорение было бы равно хотя бы 5g, превышает 1000 км.) Впрочем, думаю, что сам великий француз был прекрасно в курсе этого – поскольку иначе весь сюжет произведения терял бы смысл.

Так как иного способа преодоления безвоздушного пространства тогда не было известно. Точнее сказать: известно было – это реактивное движение. Которое во времена Жюля Верна – да и задолго до него – прекрасно применялось на практике: боевые ракеты стояли на вооружении европейских армий с XVII (!) века. А, скажем, в недавнюю – для французского фантаста – Крымскую войну они выступали самым «дальнобойным» оружием обеих сторон, превосходя в указанном качества тогдашние пушки. (Правда, в плане точности и разрушительности они уступали артиллерии – но для понимания «полетных качеств» это не важно.) И, тем не менее, ракетный двигатель прошел мимо гениального француза – так же, как и мимо его последователей. Более того – когда другой не менее великий фантаст Герберт Уэллс в своем романе «Война миров», вышедшем в 1897  году решил «перевезти» на Землю марсиан, он сделал это таким же образом: посредством пушечного выстрела. (Правда, с Марс осуществить это было проще, нежели с Земли –его вторая космическая более, чем вдвое меньше.)

То есть – существовала абсурдная, на нынешний взгляд, ситуация: до выхода в 1896 году работы Константина Эдуардовича Циолковского «Исследования мирового пространства реактивными приборами»,  никому не приходило в голову перемещаться между небесными телами посредством ракет.  Точнее сказать, приходило, но не в качестве «серьезного варианта»: например, посредством ракет поднялся в воздух герой романа, написанного был Сирано де Бержераком. Тем самым, который известен у нас по пьесе Ростана – но который в свое время помимо памфлетов, эпиграмм и скандальной пьесы «Проученный педант» написал еще и фантастическое произведение «Иной свет или государства и империи Луны». Правда, поскольку основной смысл «Иного света» была в сатире на современное Бержераку общество, то и относиться всерьез к идее «ракетного аппарата», предложенного им, нельзя. (Тем более, что по сюжету ракеты приделал к его первоначальному аппарату не автор, а безграмотные солдаты.) Поэтому можно сказать, что до Циолковского  подобная идея не просто не казалась разумной, а сознательно отвергалась. (Впрочем, для понимания явление еще важнее Николай Кибальчич, предложивший идею ракетного полета еще в 1881 году -но о нем надо говорить отдельно.)

* * *

Разумеется, «обычная» причина объяснения этого состоит в том, что пороховые ракеты имели очевидно недостаточные параметры для устройства космического полета. Но, ИМХО, она не до конца объясняет данный феномен. Поскольку те же артиллеристские орудия так же вряд ли годились для указанной цели. (Что, например, показано в сатирических произведениях про барона Мюнхгаузена и его полеты на ядрах.) Однако это не мешало появлению идей «пушечного полета» - разумеется, с определенными допущениями. Но, почему-то, к ракетной технике те же самые допущения не применялись. (Кстати, в данном случае даже «твердотельные» двигатели не были бы проблемой – т.к. последние прекрасно работают в ракетных системах современности.) Поэтому идея о том, что ракеты не виделись в качестве устройств перемещения в пространстве из-за их несовершенства, является, по крайней мере, спорной.

Но что же тогда мешало авторам?  И почему, с началом нового столетия, эта самая причина вдруг исчезла – и появилось множество авторов ракетных систем, вроде немца Оберта или американца Годдарта? Ну, и разумеется, появление целой плеяды российских инженеров и изобретателей, завершившейся великим Королевым. Впрочем, про ситуацию в России я уже писал – тут важнейшим «триггером» послужили работы Циолковского. Сам же Константин Эдуардович обязан своими открытиями тем идеям, которые принято именовать «Русским космизмом». (Недаром «путевку» в жизнь он получил от основоположника данного направления Николая Федорова.) Но получается, что и для других стран существовало нечто подобное – пускай и в несколько более слабой форме?
Впрочем, тут мы мало что можем сказать конкретного – поскольку вопрос очень и очень сложен. Единственное, в чем существует твердая уверенность – так это в том, что указанные процессы не имеют ничего общего со «случайным отбором», а определяются общесистемными для всего человечества процессами.

Но они, конечно же, требуют уже отдельной темы...
Tags: история, наука, социодинамика, фантастика, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →