anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Денискины рассказы...

Был такой писатель - Ви́ктор Ю́зефович Драгу́нский. Фронтовик. До войны играл в театре, выступал в цирке и даже снимался в кино, писал разного рода фельетоны, юмористические рассказы и даже песни, однако нам запомнился, прежде всего, детскими произведениями. Самыми известными из которых являются «Денискины рассказы», посвященные приключению мальчика по имени Денис Кораблев. Эти самые «рассказы» были и до сих пор остаются очень популярными – даже наше поколение читало их своим детям. Более того – по данным произведениям было снято несколько фильмов.

И как обычно бывает в детской литературе, прототипом главного героя «Денискиных рассказов» послужил реальный Денис – сын самого писателя. Денис Драгунский. Так же ставший впоследствии писателем и журналистом. (И, кстати, как раз создавший сценарии к фильмам по произведениям своего отца.) Но, как это не удивительно, знают его вовсе на поэтому – а потому, что он выступает одним из известных представителей т.н. «правой мысли». Т.е., той всем известной смеси антисоветизма и русофобии, которая так популярна оказалась в позднеперестроечное и постсоветское время.
Впрочем, разве можно кого сейчас удивить антисоветизмом и русофобией? Однако оказалось, что у данного представителя «правого мышления» есть что-то, что оказывается гораздо «сильнее» указанных вещей. Например, позволю себе привести полностью одно из недавних высказываний господина Драгунского:

«…Вот только что видел здесь в ФБ фото С.П.Королева — арестанта. Думаю: жил талантливыый человек, работал в КБ, делал ракету для страны. Вот здесь пауза. Остановились, выдохнули, усвоили: для страны. Потом страна его посадила в лагерь ни с хрена: он не филонил и не шипонил. Так, по разнарядке. То есть страна на его труд плюнула и растерла, и его унизила.
Он вышел и снова взялся за ту же работу.

Вопрос: его заставляли? Если да, то вопросов нет. С пистолетом у виска всякий работать будет. Инстинкт жизни — он очень мощный у человека, и сволочи всякого рода этим ловко пользуются.
А если нет, не заставляли — то вопросы есть. Для кого он делал ракету, уже будучи унижен и растоптан?
Для страны? Но что такое страна? Вы когда-нибудь видели страну без власти? И без народа, который эту власть поддерживает? Страна без власти и народа — это пустой пейзаж, хотя, м.б., порой довольно красивый. Но ему, этому пустому пейзажу, не нужна ракета. Ему вообще ничего не надо. То есть если он работал добровольно, то он работал на власть, которая его оскорбила и унизила, и якобы, будто бы на народ, который этой власти кричал «ура!».

Но, собственно, и народу не нужна была королёвская ракета. Хрена народу с этой ракеты плюсов? Только минусы — его еще сильнее обобрали. А ракета эта защищала властную свору. И надувала ей престиж. Для того, чтобы другая заморская свора (не намного лучшая) — эту свору бы не сковырнула.

Вот, собственно, и вся игра. Ни красивый пейзаж с березками, ни «ни в чем не виноватый народ» здесь абсолютно ни при чем. Власть и ее научно-техническая обслуга, и всё.
Но, повторяю, если пистолет у виска — то вопросов нет, есть только большое человеческое сочувствие.

Ну или вариант номер три. Дьявольское какое-то самолюбие. Вот вы все передохнете, всех вас обоссут на ветру, а меня будут помнить и чтить. Поэтому я сотру плевок с морды и пойду дальше делать ракету, в расчете, что я вас переживу посмертной славой.

Тогда это целая поэма, Достоевский пополам с Байроном.
Но в общем — мне ничего не понятно…»

Наверное, этот самый Денис Драгунский действительно талантливый человек, поскольку в данном небольшом тексте он действительно показал такие глубины мысли (безо всяких шуток), которые способны дать ответ на многие вопросы. (Причем не только по отношению к указанному автору.) И одновременно – просто испытать хтонический ужас, подобный ужасу при взгляде в ту самую бездну, которая стремится вглядеться в тебя.

Ведь получается, что сей господин не просто не понимает мотивации Королева – но даже не способен ее понять в принципе! Просто потому, что его мышление не имеет соответствующих категорий – подобно тому, как мышление некоторых первобытных племен не имеет, скажем, категорий количества. Так и в данном случае: человек не может понять, что действие некоторых людей могут вызываться не желанием славы, известности, страха или корысти – а чем-то другим. Например – желанием «пробить небесную твердь» и запустить, наконец-то, ракету в Космос. Послать туда вначале Спутник, затем животное – а затем человека. Который станет первым, кто вырвется из своей изначальной колыбели…

Наверное, с точки зрения Драгунского-младшего это выглядит невозможным. Т.е., он, конечно, знает про подобную мотивацию – но считает ее лживой, скрывающей «истинные», более приземленные намерения. Правда, непонятно, почему он – зная биографию того же Сергея Павловича – не задумывается о том, зачем, скажем, Королев еще до того, как стал конструктором ракет, поднимался в воздух на планерах собственной конструкции. И это при том, что теория управляемого полета находилась в зачаточном состоянии – и подобные аппараты часто гибли вместе со своими пилотами. Это коснулось и Сергея Павловича – который попал в катастрофу на одной из своих первых моделей, правда, отделался только переломом челюсти.

Неужели это тоже жажда славы? Но ведь кто помнит всех этих пилотов, погибших во время внедрения новой техники? Их и во времена запуска того самого «студенческого планера» – в конце 1920 годов – никто уже не помнил. Поэтому думать, что Королев – как и тысячи других людей – рвался в небо ради получения известности, смешно. Как смешно думать, что другие люди прививали себе опасные болезни, ехали в районы эпидемий чумы и холеры, строили опасные машины и уходили в опасные путешествия в неизведанные районы из-за того, что что-то хотели получить для себя. Смешно! И глупо! А они не были глупцами – и прекрасно понимали, что, в лучшем случае, им окажется посвящена строчка в энциклопедии. Но это если очень-очень-очень повезет. А так – порой даже могильного холмика не останется на пустынной и бесприютной земле…

Но они шли – безвестные солдаты науки, герои техники и титаны познания. Шли – и падали, и умирали, но другие руки поднимали упавшее знамя прогресса, снова неся его вперед. Создавая тот самый мир, в котором мы сейчас можем так комфортно жить. И не думая при этом: «Как же отнесутся ко мне окружающие. Будут ли они славить меня или проклинать!» (А ведь многих действительно проклинали.) И уж конечно, им даже в голову не приходило: какая же при этом будет власть? Будет ли она достойна указанного героизма – или нет. Смешно! Главное – чтобы ракета полетела, а там – будь что будет…

Еще раз: наверное, не надо говорить, что о подобной мотивации господин Драгунский не может знать. Знает, конечно – но не верит в нее, не может предположить, что человек действительно может так думать. Что для него может быть что-то, выходящее за пределы собственной персоны, что любые высокие слова не есть ложь, прикрывающая чего-то низменное – но вполне реальная мотивация действий. И если это так – а это не может быть не так, потому, что зачем данному автору врать в подобных вещах – то становится понятным, почему падение СССР стало вполне закономерным. Разумеется, не только по указанной причине – однако, по крайней мере, сваливать все на работу западных спецслужб и подкупленное руководство, все равно, не получится. Поскольку указанный момент: резкая «блокировка» всех высших проявлений человеческой психики, причем блокировка сознательная, буквально выдавливание «по капле» из себя героя позднесоветским поколением – действительно существовал.

Впрочем, обо всем этом надо говорить уже отдельно…

Tags: антисоветизм, безопасное общество, литература, постСССР, постсоветизм, развал СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 219 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →