anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О производстве, пролетариях и услугах...

В «левом» - а точнее, коммунистическом сегменте блогосферы в очередной раз разгорелся спор между «услугонетоварниками» и «улуготоварниками». В котором одни, ссылаясь на классиков и сыпля цитатами отстаивают то, что «услуга не является товаром», а вторые так же ссылаясь и сыпля утверждают, что является. Причем, обе стороны утверждают, что данный вопрос очень важен для организации революционной борьбы и будущего устройства социалистического общества: ведь только «настоящий» пролетарий может быть революционным классом…

Разумеется, с последним вопросом спорить тяжело: действительно, в капиталистическом обществе единственно выигрывающим от его преобразование в социалистическое выступает пролетариат. Т.е., работники, которые получают заработную плату меньше, нежели создают стоимость во время своей работы. Иначе говоря, у которых изымается прибавочная стоимость – разница между себестоимостью (именно себестоимостью с учетом амортизации оборудования и стоимости затраченных материалов) и деньгами, которые пошли на выплату зарплаты – которая, собственно, и присваивается капиталистом. Поскольку очевидно, что при ликвидации этого самого капиталиста эти самые работники будут получать больше. Ну, или работать меньше при том же уровне потребления. (Еще раз отмечу, что прибавочная стоимость не идет на поддержание производства –так что все разговоры о том, что «рабочие без капиталиста проедят свои заводы», смешны.)

* * *

Впрочем, можно признать, что со сказанным выше проблем нет. (Разумеется, у людей, причисляющих себя не просто к левым, но к коммунистам.) Вопросы начинают возникать тогда, когда становится понятно, что с данным определение пролетариата не все так просто. Хотя бы потому, что в отличие от уже не раз приводимого «лабораторного примера» (с одним рабочим на производстве), на реальных заводах работают сотни и тысячи людей. Причем, во-первых, они имеют самые разные профессии – в результате чего возникает известная путаница с тем, сколько же прибавочной стоимости они создают. (И создают ли вообще?) Дело в том, что зарплата – т.е., та самая сумма, которую капиталист вынужден отдавать работникам, так же определяется не его чистой волей, а тем, сколько денег необходимо этим людям на т.н. «воспроизводство рабочей силы». Т.е., на то, чтобы работник на следующий день был готов встать к станку. (Была бы чистая воля капиталиста – он вообще бы не рубля не платил.)

А точнее – тем, что необходимо для существования неких «совокупных работников», готовых вставать к совокупным станкам. Поскольку в реальном мире «отдельно взятый слесарь» не существует – в смысле, что общество воспроизводит только некую «массу слесарей», затраты на которых включают помимо «средств обеспечения им физического существования» и некоторые иные аспекты. (Скажем, затраты на получение образования или физического здоровья.) Поэтому указанная «стоимость рабочей силы» оказывается весьма неоднозначной – и существенно отличающейся для представителей разных профессий. Иначе говоря, для «восстановления рабочей силы» слесарю третьего разряда и слесарю шестого разряда надо разные суммы. (Еще раз: если бы капиталист мог покупать всю рабочую силу за одну минимальную сумму – он делал бы именно так.) Поэтому для определения создаваемой каждым работником прибавочной стоимости просто разделить последнюю для завода не получится.

Ну, а во-вторых, необходимо понимать, что помимо «прямо участвующих» в производстве товаров лиц – станочников, сборщиков и т.д. – каждый завод имеет и значительно количество тех, кто, вроде бы, вообще производимых товаров не касается. На самом деле, таковых много даже среди «рабочих профессий». Это разного рода наладчики, электрики, сантехники, уборщики, лаборанты, ну и т.д. – которые обеспечивают работу заводских машин. Более того – на крупных предприятиях существует люди, обеспечивающих «существование» и самих работников: скажем, врачи в медсанчасти или повара в заводской столовой. Ну, и конечно же, не стоит забывать про инженерно-технический персонал, значительная часть которого – скажем, те же технологи – могут прямо участвовать в производстве. (Но при этом традиционно рабочими не считаются.) Ну, а часть – скажем, инженеры- конструкторы – участвуют опосредованно, но так же необходимо. Наконец, существуют разного рода диспетчеры и управленцы – кои согласуют всю эту массу работающих в единый производственный механизм.

Разумеется, можно сказать, что какая-то часть числящихся в штате избыточна, однако однозначно сводить число участвующих в «производительном труде» только к тем, кто хоть как-то «касается» товаров, невозможно. Более того, в значительно числе производств – например, химических или «пищевых» - само подобное «касание» (т.е., хоть какой-то «физический контакт») просто невозможен. Собственно, на подобных заводах вообще нет «рабочих» в подобной коннотации – там все «обслуживающий персонал». (Начиная с операторов техпроцесса и заканчивая ремонтниками оборудования.) Так что, volens nolens, в состав «совокупного рабочего» следует включать практически всех работающих на предприятии – начиная с уборщиков и заканчивая Главным конструктором. (Поскольку только при наличии всех «звеньев производственной цепи» становится возможным существование самого производства.)

* * *

Итак, получается, что простой – более, чем простой – способ определения пролетариата, приемлемый для «лабораторного примера» , в реальности превращается в крайне сложную задачу. Разрешить которую, на первый взгляд, весьма непросто. Впрочем, это только на первый взгляд, поскольку существуют способы разрешения этой проблемы. Например, указанная выше задача «поиска стоимости воспроизводства рабочей силы» решается очень просто: дело в том, что эта самая стоимость при капитализме определяется рынком труда. (Так же, как стоимость товаров при капитализме –а мы рассматриваем именно капитализм - определяется их рынком.) Разумеется, как и любые рыночные механизмы, рынок рабочей силы порой может довольно сильно искажать ситуацию в «особых случаях» - скажем, на постсоветском пространстве в 1990 годы стоимость рабочей силы была околонулевой. (Поскольку работников было много – а работы мало.) И капиталист мог не задумываться над «воспроизводством» - «черпая» работников из «бесконечного» советского запаса и заставляя их трудиться буквальным образом за еду. (Порой в прямом смысле – поскольку платили не деньгами, а «талонами», по коим приобретались продукты в «заводском» магазине.)

Но, в целом, данная ситуация не могла продолжаться долго – и сейчас некоторым фирмам приходится задумываться о том, чтобы платить не только за физическое выживание, но за получения нужной квалификации. (Например, зарплата рабочим, имеющим максимальный разряд, может значительно превышать среднюю «по профессии».) Однако надо понимать, что платить больше, нежели сумма, за которую можно найти подобного работника, ни один капиталист не будет. Впрочем, нет! Есть еще один фактор, определяющий данную сумму – о котором уже было сказано в прошлых постах (1, 2). Речь идет о том, что существуют рабочие места, на которых зарплата может превышать сумму, необходимую для воспроизводства данной квалификации. Это – места, от которых требуется высокая лояльность владельцам предприятия.

Да, тут реализуется именно та самая ситуация, которая в свое время так удивляла советскую интеллигенцию: умные нам не нужны, нужны верные. Однако смеяться над ней не стоит: ведь подобные работники своей «неверностью» могут нанести колоссальные убытки. Скажем, гендиректор, работающий на конкурентов может полностью разорить завод. Поэтому подобным работникам платятся суммы, вне всякого сомнения превышающие их вклад в общее производство – и поэтому они, однозначно, не могут рассматриваться, как «эксплуатируемая» категория. Совершенно независимо от характера своей работы.

* * *

Еще раз подведу итоги вышесказанного:
1. В случае рассмотрения сложного производства мы не можем выделить каких-то отдельных «пролетариев» и не «пролетариев» по характеру труда на предприятии, поскольку все они играют роль в выпуске товаров. Не только те, кто непосредственно оказывается связан с их изготовление - но и те, кто это изготовление обеспечивает. Поскольку если тот же электрик не обеспечит поступление электричества к станкам, то никакой токарь ничего изготовить не сможет. Поэтому считать тех же ИТР «не пролетариями» потому, что они «не производят товары», смешно.

2. Однако при этом мы может выделить людей, которые получают зарплату, значительно большую, нежели производят стоимость. Это связано с тем, что у них покупают, по сути, не рабочую силу – или, точнее, не только рабочую силу – но и, скажем, такой параметр, как «лояльность». Причем, стоимость этой «лояльности» может значительно превышать стоимость рабочей силы у данного работника. Подобных работников считать «пролетариями» уже нельзя – хотя они так же участвуют в производстве товаров и создают обобщенную прибавочную стоимость. (Например, директор занимается управлением производством – но деньги получает не столько за это, сколько за то, чтобы его не перекупили конкуренты.)

3. Ну, и самое интересное. Которое состоит в том, что данная ситуация может быть вполне продолжена «за границы» предприятия. Как, например, в случае со многой высокотехнологичной продукцией, которую и после продажи поддерживают в эксплуатации сотрудники фирмы-производителя. То есть – станок или иное оборудование может быть формально находится в собственности иного владельца, однако его ремонт и наладку выполняют приезжающие «от производителя» рабочие и инженеры. Собственно, в этом случае мы уже вплотную подходим к «тайне услуги» - поскольку с т.з. «внешнего наблюдателя» данные действия являются чистой услугой. Однако так же понятно, что оплата их заложена в цене продаже оборудования – т.е., отделить стоимость данных «услуг» от стоимости «покупки» практически невозможно. (Зачастую они прямо закладываются в цену продажи.) Поэтому данные «услуги» можно рассматривать, как действия, входящие в единую производственную цепочку: производство оборудования – монтаж его у покупателя – послемонтажное обслуживание.

4. Ну, а теперь делаем следующий шаг. А именно: вспомним, что нечто подобное можно сказать не только про стоящие миллионы и сотни миллионов уникальные станки и машины – а про значительное количество «обычных» товаров. Которые имеют свой период подобного обслуживания – именуемый временем гарантии. В рамках которой их ремонт так же осуществляется бесплатно. И вот тут мы можем увидеть, как понятие «услуга» буквально начинает таять не глазах – по крайней мере, в данной области…
Но обо всем этом будет сказано уже в следующей части.

Tags: классовая борьба, классовое общество, левые, прикладная мифология, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →