anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Собор и Боинг

На самом  деле, главное, что интересно в случае со сгоревшим собором Парижской Богоматери – это, конечно, не то, что он сгорел. В том смысле, что соборы горели и раньше – они это делали начиная с самого момента своего появления. Горели во время войн и бунтов, а так же без оных, разрушались от ветхости, а самое главное – от желания самих верующих. (Которым та или иная постройка начинала казаться ненужной.) Кстати, сам Нотр-Дам был воздвигнут на основании более древнего собора, разобранного ради его постройки. (А в самом основании этого сооружения лежат камни римского (!) храма Юпитера, над которым было впоследствии «надстроено» несколько христианских церквей.) Так что, казалось бы, что ничего удивительного в данном пожаре нет: ну, не сгорел в XVI веке – сгорел сейчас. И что?

Однако есть тут одна маленькая деталь, которая все меняет абсолютным образом. А именно: все указанные события разрушений происходили или во времена серьезных социальных катаклизмов, или из-за неустранимых особенностей существовавшего мира. (Скажем, та же Москва в «допетровские» времена постоянно горела из-за высокой плотности деревянной застройки при отсутствии пожарных служб – и до тех пор, пока в государстве на появилось понимание того, как надо строить и планировать города, никакими силами предотвратить это было нельзя.) Ну, или, как уже говорилось, стоило вести речь о сознательных действиях по разрушению – как это произошло со множеством средневековых парижских строений во времена барона Османа. Нынешний же пожар не может быть отнесен ни к первой, ни ко второй категории – поскольку, разумеется, никто сносить Нотр-Дам-де-Пари не собирался. Ну а о том, что наши современники должны, по умолчанию, знать: какие могут быть проблемы с открытым огнем при работе с деревянными конструкциями, и что нужно делать для их предотвращения, думаю, особо говорить нет смысла.

А значит, современные рабочие, которые ремонтировали национальную святыню, по умолчанию должны быть «лучше», нежели те, которые делали это же, скажем, во времена Виоле-ле-Дюка. Поскольку, по крайней мере, они имеют школьное образование, да и технологии нынешнего времени довольно сильно отличаются в положительную сторону. (Скажем, в те же 1840 годы, когда происходила «ледюковская» реставрация, единственным способом освещения было использование открытого огня. Но ничего не сгорело.) Однако, как показывает случившееся, это совершенно не помогло. Кстати, если честно, то за последнее время само сочетание понятия «ремонт» и понятия «пожар» стало довольно привычным – причем, не только по отношению к зданиям. Скажем, одних подводных лодок за последние лет десять подобным образом горел десяток. Причем, не только у нас или, скажем, в «дикой» Индии – например, в 2012 году в США во время ремонта загорелась АПЛ «Майами». Причем – в отличие от российских пожаров – дело зашло так далеко, что лодку пришлось списать.

* * *

То есть – усовершенствования технологии по какой-то причине не помогают. Причем, совершенно так же, как в иных областях – можно, например, еще раз вспомнить пресловутый Боинг 737 мах. В том смысле, что это очень хороший пример того, что можно «сделать» с прекрасно разработанным и, буквальным образом, «вылизанным» за десятилетия самолетом. Собственно, именно поэтому данный случай и привлекает наше внимание: если бы две аварии за полгода произошли на только что разработанном аппарате или же, наоборот, на старом разваливающимся рыдване, то это было бы трагично – но не удивительно. А тут – была взята конструкция, которая началась разрабатываться еще в 1960 годы, а где-то с 1997 года (Next Generation) достигла наиболее высокого уровня совершенства. И ради однозначно маркетинговых хода (снижения стоимости эксплуатации) эта самая удачная конструкция была изменена в пользу довольно спорного решения. (Программного обеспечения устойчивости на некоторых режимов.) Впрочем, самое главное тут, разумеется, даже не это – а то, что, как уже говорилось, это самое, само по себе, спорное программное обеспечение устойчивости (система MCAS) была установлено без надлежащего обеспечения надежной ее работы.

Еще раз: если был это было сделано в условиях, когда представления о конструировании самолетов подобного типа были бы недостаточно развитыми или бы конкретные разработчики не имели бы о них представления – то данное решение еще можно было бы понять. Но для Боинга, компании с очень мощной инженерной школой, компании, которая ведет свою историю еще с самой зари авиации, подобное поведение выглядит очень и очень странным. Ну, а с учетом того факта, что в действительности устройство контроля состояния датчиков угла атаки оказывалось разработанным, но на самолеты ставилось только за отдельную плату, эта странность вырастает еще на порядок. Поскольку понятно, что пресловутая «экономия», полученная за отказ от стандартного комплектования самолетов указанным устройством, оказывается на порядок меньше, нежели репутационные потери – которые уже сейчас оборачиваются отказом от десятков контрактов.

То есть, и в случае с собором – где, судя по всему, причиной возгорания стало категорическое пренебрежение технологическими нормами, и в случае с самолетом, а так же – в огромном количестве иных подобных случаев – мы имеем дело с практически одним и тем же деградационным процессом. Состоящим в том, что ради локальной выгоды – нанять людей «подешевле» (менее квалицифируемых и мотивируемых), выпустить самолет подешевле (и ведь на какие-то «копейки» по сравнению с его ценой) – легко приносятся в жертву цели более высокого уровня. Кстати, и у нас подобное процветает – точнее сказать, именно у нас, в России, данное состояние и проявилось наиболее ярко: идея уничтожить уникальный завод ради того, чтобы сдать оборудование на лом, представляет собой квинтэссенцию «новорусского бизнеса». Однако всегда казалось, что подобное – удел «побежденных». (Очевидно, в Холодной войне – как это принято считать.) И что у настоящих «хозяев мира» все обстоит не так.

* * *

Но оказалось – что именно так. В том смысле, что не важно, о каком месте идет речь: о «нашей проигравшей» или о «ихней выигравшей» стороне, везде и всегда современный капитализм проявляет себя одинаково. А именно: к качестве движения в сторону деструкции и разрушения, умудряясь портить самые неожиданные и кажущиеся вечными, вещи. (В отличие от того же «периода ле-Дюка» и даже времени разработки 737 Боинга в 1960 годах.) Так что и упавший «Боинг», и рухнувший «Протон», и сгоревший Собор Парижской Богоматери – все они лежат на одной «прямой». Ведущей сами понимаете, куда…

Tags: Франция, закат Европы вручную, классовое общество, смена эпох, текущее, техникогуманитарный баланс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments