anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Об эмпатии, советском обществе и образах будущего

Интересно, но вопрос об психологических – а точнее, социо-психологических – отличиях людей советского (позднесоветского) времени и наших современников, поставленный в прошлом посте, вполне может оказаться ключом к довольно неожиданным вещам. Например, к т.н. проблеме создания образа коммунистического общества в настоящем. Напомню, что сейчас очень многие любят задавать вопросы коммунистам: вот вы собираетесь строить коммунизм, но можете ли сейчас привести его работоспособную модель? Особенно часто подобную задачу любят задавать скрытые противники переустройства общества. (Открытые, понятное дело, сразу объявляют указанную цель невозможной.) Поскольку, как правило, ответом тут может быть два варианта:

Первый вариант – это, разумеется, ситуация, когда спрашиваемый честно отвечает: нет, я не могу предположить ничего, за исключением общих положений. Ну, вроде известного: «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Разумеется, в данном случае вопрошающий правый – а подобный вопрос может задавать только правый, пускай и скрывающийся под маской левого – радостно замечает: да вы даже не понимаете, что собираетесь строить! (Со скрытым смыслом: зачем же тогда ломать существующее?) Впрочем, вполне возможно, что вопрошаемый, все же, попытается ответить подробно – в смысле, изложить свой образ коммунистического будущего. Со всеми важными – а точнее, кажущимися важными – тонкостями. (Скорее всего, взятыми из популярной «модели Ефремова-Стругацких».)

Однако и это ему не поможет, поскольку у правых, как правило, существует множество аргументов против указанной «модели» - основным из которых является утверждение о том, что «люди так себя не ведут». В смысле – что отказ от участия в конкурентно-иерархических отношениях является противным самой «человеческой природе». (Под которой сейчас подразумевается некая «биологическая основа психики», загадочным образом заменившая прежнюю сверхъестественную эманацию.) Разумеется, в качестве примера подобного предполагается «взять и подставить» любого современного человека в указанный «образ будущего» - и посмотреть, как же он себя поведет. (А поведет он – при честном проведении подобного «мысленного эксперимента» - себя совершенно очевидным образом. В смысле, что как тот кадавр из «Понедельника» Стругацких решит захватить все ценности, до которых может дотянуться.)

* * *

В общем, выбраться из подобной ловушки оказывается очень непросто. В том смысле, что можно, конечно же, указать на возможность воспитания людей с совершенно иным характером – но этот ответ так же будет довольно условным. (Поскольку всегда можно будет сказать: а почему в реальности их не воспитали? И не воспитывают сейчас?) Однако так обстоит дело только на первый взгляд. Поскольку на самом деле, ответить на подобный вопрос, все-таки, можно – хотя, разумеется, вопрошающего этот ответ ни сколько не устроит. (Но этого и не надо.) Дело в том, что сама возможность предсказания того, каким будет «общество будущего» - а точнее сказать, общество будущего на своей коммунистической стадии развития – для современного человека действительно является невозможно. В том смысле, что современный человек действительно не может представить себе то, как будет вести себя личность в условиях отсутствия отчуждения.

Поскольку, как уже говорилось, он просто не представляет, какие социльно-психологические механизмы тут будут действовать. Например, как можно выстраивать свою стратегию поведения, ориентируясь не на личные – а на общие преимущества. Поскольку в самой глубине сознания нашего современника находится описанный в прошлом посте «блок» на проявление «эмпатии». Т.е., сопереживании, «со-чувствовании» иных индивидов, на восприятии чужих интересов, как своих. Причем, относится это даже к тем, кто позиционирует себя. как сторонника коммунистической идеи – поскольку альтернативой отсутствия данного «блока» является разрушение психики от того количества энтропии, что производит современное общество. Собственно, именно поэтому современные люди могут показаться гораздо более «здравомыслящими», нежели их предки – хотя, конечно же, на каждый хитрый болт всегда найдется гайка с секретом, в том смысле, что имение «взламывать мозги» так же развивается. (Но с тем, что творилось, скажем, в конце 1980-начале 1990 годов, нынешняя ситуация, конечно же, не сравнится.)

Однако, в любом случае, к коммунизму все это не имеет ни малейшего отношения. Кстати, именно поэтому на всевозможных «конкурсах коммунистической фантастики» и представляются или различные варианты обществ тотального контроля. (Условная «Красная Империя».) Что же касается альтернатив этому, то обычно они сводятся к довольно специфическому процессу «эльфизации» персонажей. (Т.е., к изначальному «запрету» их деструктивного поведения авторским решением.) Понятно, что ничего хорошего в обоих случаях не получается – скажем, та же «Красная империя» в реальности оказывается «красной» только во внешних деталях. (А в основе – вполне «белой» или, даже, «коричневой».) Что же касается «эльфизма» (можно еще использовать термин «лесбокоммунизм», который применяется по отношению к творчеству Долоева), то стоит сказать, что он однозначно проигрывает «Империи» в плане реалистичности. (Несмотря на более рациональный посыл его в плане идеи снижения деструкции межличностного взаимодействия.)
* * *

Причем, подобное положение не разрешается даже после прямого обращения к уже помянутой «модели Ефремова-Стругацких». В том смысле, что все попытки творчества в рамках «ефремовского» или «стругацковского» сеттинга неминуемо скатываются в унылое гавно. (Причем, часто – довольно неприятного «оттенка».) Причина проста: как уже говорилось, попытки ввести в мир, созданный в условиях «высокоэмпатийного» общества персонажей, созданных современным человеком, неминуемо ведут к провалу. Поскольку сказывается все та же особенность восприятия, связанная с невозможностью представить человека, способного действовать вне «эгоистической» модели поведения. (Даже при условии, что формально автор воспринимает все нормы коммунистического мира.)

Так что же, получается, что возможности представить «мир будущего» во всей его полноте у нашего современника нет? И что никакой «подробной программы» построения этого самого будущего представить неспособен? Подобная мысль кажется приговором для коммунистической мысли, способной полностью уничтожить ее. Однако, к величайшему счастью, все обстоит несколько иначе. В том смысле, что разрешение данной проблемы действительно существует – и состоит оно в том, что в реальности никакой подробной «дорожной карты» перехода от современного (т.е., классового) общества, к обществу коммунистическому и не требуется.

Ну, а о том, почему не требуется – будет сказано несколько позднее. Пока же стоит сказать, что особенности данного процесса прекрасно иллюстрируются «той самой» моделью Ефремова-Стругацких, а точнее – временем ее появления. Которое, как известно, соответствует 1950 годам прошлого столетия. Но обо всем этом будет сказано уже в следующей части.

Tags: коммунизм, литература, фантастика, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →