anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще раз по поводу Украины и других постсоветских государств. Часть первая

В общем, по поводу т.н. «постсоветского пространства» (за исключением России) в плане его развития в недалеком будущем стоит сказать только одно. А именно: то, что, по большому счету, эти «планы» не сулят данному «месту» особо приятных изменений, скорее наоборот. (Хотя и самых неприятных сценариев, вроде распада на несколько кусков или радела соседями так же не стоит опасаться.)

Дело в том, что сейчас уже совершенно очевидно, что «самостоятельное» развитие небольших по размеру стран в условиях современной системы производства – требующей высокого уровня разделения труда – практически невозможно. Это в прошлом, когда основой экономики было традиционное крестьянское хозяйство, могли существовать «независимые политические единицы» размерами в нескольку сотен квадратных километров. Однако уже в начале промышленной революции ситуация резко изменилась – в том смысле, что для функционирования экономических систем стало необходимым наличие множества сложных производств, которые могли существовать только при наличии доступного для них рынка сбыта.

Это привело к образованию крупных государств и империй – Италии, Германии (Второго Рейха), Австро-Венгрии – вместо существовавших отдельно небольших королевств и княжеств. (Впрочем, и уже существовавшие до того империи принялись активно расти, охватив практически весь мир.) А затем – когда и этот уровень объединения оказался недостаточным – та же необходимость стала основанием столкновения между уже созданными империями и большими государствами. Т.е., к Мировым войнам.

* * *

Впрочем, все это хорошо известно. Равно, как хорошо известно и то, что в «межвоенное» время была предпринята попытка вернуть мир в «доимпериалистическую эпоху» - в том смысле, что тогда на месте проигравших империй были созданы т.н. «национальные государства». Которые, формально, должны были существовать в рамках своих границ, а экономическую деятельность обеспечивать посредством пресловутой «свободы торговли». (И да – сюда же можно отнести и пресловутых «лимитрофов», главная роль которых состояла в том, что они создавали «санитарный кордон» между «цивилизованным миром» и жуткой «Совдепией».) Однако судьба подобной «мировой архитектуры» с самого начала оказалась обреченной. В том смысле, что подобное мироустройство просуществовало не более 20 лет – если считать с 1919 года:  уже в 1938 году произошел аншлюс Австрии и раздел Чехословакии. Которые полностью похоронили указанный миропорядок. (А заодно – стали основанием для начала новой Мировой войны.)

Причины этого понятны: сохранять существование капитализма при наличии пределов роста невозможно. Особенно для такой страны, как Германия, которая – даже несмотря на все ограничения и репарации – смогла сохранить развитую империалистическую производственную структуру. Впрочем, если честно – то  одной Германией тут дело не ограничивалось:  любое государство, которое выходило на более-менее высокий уровень развития, неизбежно должно было думать о захватах новых территорий. Поэтому вряд ли кого удивляет, что та же Польша строила наполеоновские планы по захвату СССР. (Да и в плане раздела Чехословакии Польше так же сыграла серьезную роль.)

В общем, идея возвращения к системе национальных государств в конце 1930 годов потерпела однозначное фиаско. Поэтому неудивительно, что после завершения Второй Мировой войны – а точнее, еще до ее формального конца, во время Ялтинской конференции – разговор с самого начала пошел о фактическом «разделе мира» между державами-победительницами. Разумеется, формально суверенитет «малых стран» при этом сохранялся (более того, его восстановление декларировалось одной из основных целей нового мироустройства) однако реально все понимали, что в итоге должно получиться. На этом фоне тот факт, что мир после завершения Второй Мировой войны оказался миром, в котором господствовало «два блока» - условный американский и советский – мало у кого вызывал удивление.

* * *

Впрочем, подробно рассматривать эволюцию послевоенной политики и экономики надо отдельно – поскольку это очень и очень интересный и неоднозначный процесс. (Что стоит, например, создание «азиатского экономического кластера», который был организован США ради противостояния с СССР,  включая и такой момент, как включение в него Китая после смерти Мао Цзедуна.) Поэтому тут можно отметить только тот факт, что в указанный период говорить о какой-либо «независимости» стало невозможно не только для «малых государств» - вроде Швеции или Польши – но и для «монстров второго порядка», таких, как Германия или даже Великобритания. (Наверное, тут можно еще упомянуть Бреттон-Вудскую и сменившую ее Ямайскую систему, которые, по сути, окончательно положили конец экономической свободе отдельных стран._ Но это будут уже излишние подробности.

Поскольку главное, что можно извлечь из всего вышесказанного – так это то, что, во-первых, с самого начала развития капитализма в мире господствовал процесс укрупнения государств. Ну, а во-вторых, то, что данный процесс происходил не по неким «внутренним основаниям» - вроде того, что находящиеся рядом страны должны когда-то «слиться» в одно государство, а исключительно по экономическим основаниям. То есть, потому, что крупное государство представляет собой более крупный рынок, что позволяет обеспечить более совершенную производственную систему. Последнее же – в определенной мере – позволяло улучшить жизнь людей. Нет, разумеется, не всех: скажем, для той же Индии или Китая «империалистическая глобализация» привела к обратному процессы. Но для европейских государств можно было говорить именно об улучшении. (Впрочем, послевоенное развитие мира – с его усиленной «советизацией», т.е., ростом числе доступных социальных благ под воздействием влияния СССР – наблюдалось и за пределами «развитых стран».)

Все это создавало известную иллюзию того, что «вхождение в Запад» есть однозначное благо. («Вхождение в Восток» - сиречь в «советскую зону влияния» - разумеется, не рассматривалось по известным причинам.) Именно поэтому  после катастрофы 1980 годов года – т.е., распада «советского блока», а затем и самого СССР – среди «новообразованных» государств главной идеей развития будущего стала идея «вхождения в Европу». (О причинах указанной катастрофы и распада СССР в рамках поставленной темы говорить тут нет смысла.)

А можно только констатировать тот факт, что основная стратегия, выбранная «новыми независимыми государствами», на указанный момент выглядела предельно просто: обрести независимость (от «ужасного совка»), и после этого войти в состав Европы. (По географическим причинам войти в состав США было невозможно.) Ну, а вследствие этого, разумеется – повысить свой уровень жизни. (По причинам, указанным выше – впрочем, тогда мало кто задумывался о типе производства.) Причем, вначале можно было подумать, что некоторым это удалось – в том смысле, что та же Восточная Европа (и даже страны Прибалтики) действительно оказались не только включенными (формально) в состав Евросоюза, но и получили от этого определенные преференции…

* * *

Однако дальнейшее развитие ситуации оказалось гораздо менее однозначным. Поскольку, во-первых, оказалось, что в условиях, когда рынки почти открыты – а «новые независимые государства» первое, что сделали в своей политике, так это объявили полную свободу торговли – особого смысла в присоединении новых территорий нет. (Поэтому вместо радостных объятий со стороны ЕС им пришлось выслушивать множество претензий и требований.) Ну, а во-вторых, оказалось, что в действительности рост уровня жизни даже при росте экономики на самом деле представляет собой крайне неоднозначный процесс. (Поскольку, как уже говорилось, он имеет отношение не столько к экономике в целом, сколько к развитию производства. В том смысле, что он имеет место только при требовании высокого уровня квалификации – а для жителей «новых государств» высококвалифицированных рабочих мест было не сказать, чтобы много.)

Впрочем, поскольку в 1990 годы «советизация мира» еще действовала – в том смысле, что высокий уровень социального обеспечения выглядел еще общепринятым – то первые вступившие на путь «евроинтеграции» страны – такие, как Польша или Чехословакия – действительно смогли довести свой уровень жизни до «нижнего европейского предела». Но для той же Болгарии, Румынии или Прибалтики это оказалось уже невозможным. Что же касается государств «второго эшелона» - вроде Молдавии, Грузии или той же Украины – то их судьба в подобном плане, разумеется, стала еще печальнее.

Однако и это еще не самое интересное из всего того, что можно сказать про судьбу «малых стран» в настоящее время. В том смысле, что вышесказанное – как оказывается – это еще не самые серьезные из тех проблем, что могут стоят перед данными государствами. Поскольку происходящий сейчас переход мира из периода экономического развития – в котором он находился со времен XVIII века – в период стагнации и кризиса (т.е., того, что и характеризует нынешнее положение) способно привести к гораздо более неприятной ситуации. Но об этом будет сказано уже в следующей части…

Tags: Украина, геополитическое, империализм, капитализм, постСССР, постсоветизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 118 comments