anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О труде и его отчуждении

В связи с наступившем Днем Солидарности Трудящихся имеет смысл в очередной раз обратить внимание на само понятие труда. И, прежде всего, указать на то, в чем оно заключается. Поскольку сейчас господствует старое убеждение, состоящее в том, что труд – это, прежде всего, затрата сил. (Причем часто под «силами» подразумеваются исключительно силы физические – но даже когда сюда добавляются и загадочные «умственные силы» - сути это не меняет.) Так вот: подобное представление неверно, поскольку труд – это не затраты. А явление совершенно с ними не связанное: сознательное преобразование окружающей реальности в соответствии с некоей, заранее созданной моделью. Впрочем, следует сказать более точно: в соответствии с моделью, которая была создана на основании изучения существующего мира, а затем – преобразована в соответствии с потребностями человека. И лишь после этого могущая стать основанием для соответствующей реализации в «вещном мире».

То есть, условно говоря, выполнение полного трудового цикла состоит в том, что разумное существо (человек) познает окружающий мир и его свойства – и уже на основании этого создает некий проект его переустройства, который, затем и проводит в жизнь. Скажем, древние земледельцы, приходя на новые земли, прежде всего изучали их в плане оптимального использования для будущего хозяйства – и только после этого приступали к «материальному преобразованию». Разумеется, подобное утверждение кажется странным: дескать, какое там может быть «моделирование» у варваров? Однако при внимательном рассмотрении видно, что даже «примитивная» земледельческая деятельность требует использования достаточно сложных моделей: скажем, зерно должно быть брошено в почву лишь в определенный временной период, сама почва должна, во-первых, иметь особую структуру (в гравий или болото сыпать что-либо бесполезно), а, во-вторых, должна быть подготовлена особым образом (вспахана, проборонена). Ну, и т.д., и т.п.

Все это показывает, насколько важным для трудовой деятельности выступают т.н. «скрытые» ее составляющие – т.е., те, что не связаны с непосредственным приложением физических сил. Ну, и разумеется, полностью отбрасывают из данной категории все «нечеловеческие», природные примеры изменения мира – вроде деятельности тех же бобров или  общественных насекомых. (Коих часто считают «трудящимися» - хотя на самом деле их «труд» не более труд, чем деятельность иных стихийных природных сил. Вон волны размывают берег – то есть, так же преобразуют мир – но никто «работающими» их не считают.)

* * *

Ну, а самое главное – показывает то, что же из человеческой деятельности действительно входит в состав труда, а что – не является. Например, научная деятельность сюда входит. (Поскольку относится к «созданию модели».) Или, скажем, проектно-конструкторская деятельность – которая относится к этой модель изменению. И даже задача по управлению «реализацией проекта» вполне может быть отнесена к труду. Т.е., все это совершенно необходимые вещи в плане человеческой деятельности – пускай и «вычлененные» из единого процесса. А вот разнообразное «получение ренты» - не только в строгом политэкономическом значении, но вообще, в плане отбора созданного/заработанного – разумеется нет. Кстати, это относится не только к «частника» - капиталистам, ростовщикам-банкирам – но и к государству с его разнообразными поборами и пошлинами. (Правда, тут стоит понимать, что это относится не к нужности или ненужности данной деятельности -  о которой надо говорить отдельно – а именно к тому, можно ли ее отнести к «трудовой категории».)

Ну, и разумеется, исходя из подобного представления, можно легко понять сущность и проблемы т.н. «отчуждения труда». Которое в реальности должно быть названо, скорее, «расчленением труда» - поскольку представляет собой разделение единого трудового процесса между отдельными исполнителям. В том смысле, что создают модели одни люди, изменяют из другие, создают план действий по изменению третьи, ну, а «физически» претворяют в реальность четвертые. (Впрочем, обычно в каждую «подкатегорию» входит более одного человека.) В этом смысле, отчуждение труда выступает закономерным развитием «разделения труда» – т.е.,  специализации отдельных исполнителей на отдельных операциях. С той разницей, что общая деятельность тут разделяется не в «горизонтальном плане» - когда каждый работник занимается изготовлением одного «элемента» в общей трудовой деятельности –а в плане «вертикальном». В том смысле, что изготовление этого самого «элемента» начинает делиться на «задумку», «физическую работу», и «управление» этим процессом.

Ну, и разумеется, отчуждение труда стоит отличать от эксплуатации – которая сводится, скорее, к отчуждению произведенного данным трудом. (Отчуждения прибавочного продукта или прибавочной стоимости.) Поскольку отчуждение труда может быть и без эксплуатации – как, например, это происходило в СССР. Правда, тут сразу стоит отметить, что эксплуатация, как правило, предполагает отчуждение труда по умолчанию – поскольку эксплуатируемый отдает произведенное не просто так, а под угрозой насилия. И значит, он неизбежно меняет свои цели в пользу целей отчуждателя – как уже говорилось, «теряет волю».

* * *

В любом случае, понятно, что отчуждение, как таковое, разрывает единый трудовой процесс – и, в следствии этого, приводит к существенному снижению его эффективности. (В том плане, что тут необходимым становится трата сил на «согласование» между отдельными участками единого прежде процесса.) Более того: при существенном уровне трудового разделения это может привести к тому, что «весь пар будет уходить в свисток». В том смысле, что все силы уйдут именно на указанное согласование, при этом «полезный продукт» - сиречь, то самое изменение реальности трудовым процессом, которое, по сути, и заставляет людей заниматься последним – окажется низким. (Кстати, существует прекрасный пример подобного – тот самый исследовательский термоядерный реактор ITER, о котором не раз уже говорилось. В том смысле, что занимаются его строительством, кажется, уже четверть века – первые согласования проекта начались еще в 1990 годах. При этом стоимость его выросла до 20 млрд. евро (что составляет более 10 млн. средней зарплаты в «развитых странах»). И это, как показывает практика, еще не предел…

Впрочем, обращение к указанному вопросу будет уже существенным отклонением от выбранной темы. Поэтому, завершая вышесказанное, стоит указать на то, что ликвидация отчуждения труда, в любом случае, представляет собой важнейшую задачу, стоящую перед человечеством. (Поскольку в альтернативном случае создание сложных технических и иных систем для него оказывается запрещенным.) Причем, этот процесс не может исчерпываться только ликвидацией эксплуатации  -в том смысле, что последнее есть необходимое, но недостаточное условие для указанного изменения. (Но, разумеется, эта самая ликвидация, в любом случае, должна предшествовать ликвидации отчуждения.)

Хотя понятно, что о последнем вопросе надо говорить уже отдельно – тут же можно только заметить, что это вполне возможно. Правда, в довольно специфических условиях… 

Tags: социодинамика, теория, труд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments