anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Посмертная жизнь капитализма – или долго ли «живут» зомби

Зомби в современной поп-культуре – это ожившие мертвецы. Т.е., умершие уже организмы, однако неким – магическим чаще всего – способом обретшие способность к движению и имитации действий живых. Причем, именно к имитации, поскольку основными признаками живого существа зомби, разумеется, не обладают. Например, они неспособны к взаимодействию с внешней средой. И в смысле отсутствия обмена веществ – зомби в любом случае не поддерживают внутренний гомеостаз, и поэтому существуют в состоянии постоянного разложения. (Т.е., могут существовать только за счет того «субстрата», что был «накоплен» до смерти.) И в смысле отсутствия потребностей к компенсации ее воздействия – в том смысле, что они игнорируют любые «внешние проблемы» - скажем, огонь или иные разрушающие их явления, действуя исключительно так, как велит им «внешняя», магическая воля.

Впрочем, рассматривать данное мифологическое явление нужно, разумеется, отдельно. Тут же можно только сказать то, что подобное «посмертное» состояние может выступать характеристикой многих вполне реальных сущностей. (Собственно, «историческая магия» - это именно способ познания реального мира. Разумеется, примитивный – но все же…) Скажем, в живой природе существуют действительные примеры «зомбификации» тех или иных живых существ. (Например, насекомые «зомбифицируются» особыми видами грибов.) При которых кажущийся «живым» организм реально перестает быть таким, поскольку он перестает «заниматься» поддержанием собственного существования, переходя в выполнению некоей «внешней программы». (Заканчивающейся, разумеется, его близкой физической смертью.) Кстати, неоднократно высказывалась мысль, что и «настоящие зомби» - т.е., одна из составляющих гаитянского «культа вуду» - в реальности восходит именно к способности африканских колдунов вводить человека в состояние, подобное указанному. В том смысле, что посредством сильнодействующих ядов они оказываются способными убивать у  высшие функции сознания, превращая в зомбифицирумого в игрушку, полностью находящуюся в их воле. Разумеется, жизнеспособность данного «существа» оказывалась ограниченной – но до своей скорой смерти оно будет выполнять все указания своего «хозяина».

* * *

Впрочем, понятно, что полностью подтвердить возможность подобных действий сейчас нет – и вполне возможно, что это просто попытка объяснения архетипа «ожившего мертвеца», существующего в рамках определенных мифологических воззрений. (Хотя, ИМХО, ничего невозможного в данной схеме нет.) Однако если говорить об  «персональной зомбификации» человека следует с осторожностью, то вот в плане «зомбификации социальной» - т.е., в плане существования общества, которое имеет примерно указанные свойства (т.е., неспособность к реагированию на изменение среды и жизни только за счет «накопленного до этого субстрата») - никаких вопросов не существует. Поскольку история знает очень яркий пример подобной «посмертной жизни» - это фашизм.

Разумеется, в самой яркой форме указанные свойства проявились в «наивысшей» (если это можно сказать про данное явление) форме фашизма – немецком нацизме. Который прошел «классический путь зомби» - начиная от кошмарного пожирания всего вокруг и заканчивая бесславной и ожидаемой гибелью в мае 1945 года. (Кстати, забавно: но известный прием «заваливания трупами», он же «зерг раш», он же один из признаков «зомбиапокалипсиса» - в реальности является «визитной карточкой» именно немецкой военной системы. Впрочем, о нем надо говорить отдельно.)

Однако стоит понимать, что указанные качества относятся не только к Третьему Рейху – но и к любым другим вариантам фашистского общественного устройства. Например, та же фашистская Италия – коя многим кажется чуть ли антитезой нацизму – в реальности продемонстрировала те же самые качества. В том смысле, что она так же оказалась подвержена бессмысленному и беспощадному стремлению к эспансии любой ценой – и так же оказалась на Восточном фронте. Где и получила все то, что, собственно, заслуживала. (Причем, в отличие от немецких солдат, замерзающих под Сталинградом – которые еще могли рационализировать данные действия будущими имениями со славянскими рабами – замерзающие солдаты итальянские вряд ли вообще могли сказать: что же они тут делают. Впрочем, если честно, то их нисколько не жалко: зомби они зомби и есть.)

* * *

Тем не менее, стоит сказать, что исключительно «классическим фашизмом» вариант «зомбифицированного состояния» социума не исчерпывается. Поскольку фашизм является лишь наивысшей формой «социального зомби» -но не более. Кстати, это можно увидеть, на примере того, что уже помянутые «зерг раши» - т.е., массированная посылка своих солдат на верную смерть – стали «визитной карточкой» современного мира еще до того факта, как пресловутый Адольф Алоизович написал «Майн Капмф». Поскольку, как известно, они активно применялись немцами во время Первой Мировой войны.  Да и вообще, при «социальном рассмотрении» мира времен Первой Мировой войны мы с удивлением можем найти многие признаки, характерные для мира времен Второй Мировой войны. Хотя, формально, никакой «античеловеческой идеологии» - а равна и большинства «классических» признаков фашизма, на кои так любят ссылаться либералы – тогда не было.

Однако при этом присутствовали практически все внешние действия, характерные для данного устройства – начиная с создания концентрационных лагерей для военнопленных, состояние которых все сильнее приближалось к состоянию нацистских «лагерей смерти». (Более того, в подобные лагеря помещалось и гражданское население – причем, «баловался» этим даже не Второй Рейх, а невиннейшая, на первый взгляд, Австро-Венгерская Империя. Ну да, та самая, где вальсы Штрауса и оперетты Кальмана.) И заканчивая массированное пропагандистской «накачкой», вранье в рамках которой не сильно отличалось от «продукции» ведомства Геббельса. О массовой «шпиономании» и развитии социальной нетерпимости к «врагам общества» при этом говорить даже смешно – поскольку данное состояние было очевидной нормой.

Все это показывает на тот факт, что – несмотря на то, что фашизм действительно представлял собой наиболее инфернальную форму человеческого существования – «зомбификация» вполне может возникнуть и во вполне «цивилизованном» состоянии социума. Поскольку главное условие для нее, по сути, одно: наличие невозможности «живого состояния». В том смысле, что Первая Мировая война, как таковая, началась исключительно потому, что германский империализм полностью исчерпал возможность расширения своего производства –сиречь, роста капитала – из-за исчерпания имеющихся рынков. Впрочем, и Вторая Мировая – а точнее, само возникновение фашистских режимов, приведшее впоследствии к ней – так же оказывается однозначно связанной с данной целью. Ведь капитал может существовать только в двух состояниях:  расти – или же разрушаться, умирать. Но поскольку он является главным «хозяином» в капиталистическом обществе, то, разумеется, умирать вначале приходится другим. Тем, над кем владычествует данная сущность…

Именно поэтому миллионы людей буквальным образом загоняются на чудовищные бойни – поскольку их смерть для капитала выглядит гораздо меньшим злом, нежели полная остановка производственной и финансовой деятельности. (Второе, кстати, важнее – поскольку производство может работать и по некапиталистическим принципам, но вот финансы… Именно отсюда и проистекает известное утверждение Димитрова о том, что фашизм – есть террористическая диктатура не просто капитала, а капитала финансового.) Но, разумеется, ни в одном случае принесенные жертвы не оказываются способными предотвратить крушение – а лишь несколько отодвигают его день. Поэтому   подобное существование в виде «живого мертвеца», в конечном итоге, оказывается весьма кратковременным. В том смысле, что Первая Мировая завершилась великой Революцией 1917 года – ставшей первым актом перехода от капиталистической к иной системе. А Вторая Мировая стала временем появления «Советской тени» - явления, полностью разрушившего такую древнюю классовую систему, как колониализм. (Ну, и в довершение к этом – ставшей основанием для начала фундаментального переустройства всего мира.)

* * *

Правда, в и первом, и во втором случае полностью уничтожить капитализм так и не удалось – в том смысле, что в условиях самоуничтожения «зомби» в мировой капиталистической системе еще оставались «живые» - а точнее, «полуживые» участки. Которые могли существовать при условии наличия того мощного потока «жизненной энергии», что давало появление новых социальных систем. (Скажем, основой для экономического подъема после Первой Мировой войны стало повышение заработных плат для работников – которое, в свою очередь выступало следствием резкого роста значимости социал-демократов. Ну, а о том, что произошло после Второй Мировой войны, я уже неоднократно писал.) Однако при этом каждая «новая итерация» приводила к более глубокому разрушению классового устройства. Этот факт прекрасно показывает диалектическую сложность мира и его абсолютную неоднозначность – но так же и то, что за этой неоднозначность скрываются вполне «железные» законы. Которые в любом случае заставляют мир «подниматься наверх» - как бы многим не хотелось этого не делать.

Однако именно поэтому после «первого» и «второго» случая «зомбификации мира» оказывается неизбежным и «третий». В том смысле, что, как и в обоих описанных случаях, созданная за счет существования постклассовых формаций «жизненная сила» имеет очевидный запас исчерпания. И не уничтоженный еще «живой капитализм» обязательно оказывается перед угрозой скорой смерти. После чего превращение классового общества в «зомби» становится неизбежным – со всеми вытекающими последствиями.

Но, разумеется, говорить об это надо уже отдельно…

Tags: Вторая Мировая война, Первая Мировая война, капитализм, классовое общество, смена эпох, социодинамика, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments