anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Реальные проблемы России. Воспроизводство научно-технических кадров

мироэлектКак было сказано в первом посте серии, вопрос (вос)производства научно-технических кадров – вопреки привычным представлениям – не может быть целиком отнесен к образовательной системе. В том смысле, что бОльшая часть квалификации работниками данного типа получается вовсе не в ее рамках – а в рамках рабочего взаимодействия в условиях реального производства.

Разумеется, подробно об этом надо говорить отдельно. Тут же можно только отметить, что связано это с тем, что современная техническая и научная работа – а точнее, научная и техническая работа где-то с 1950 (если не с 1920) годов – является очень «сложной». Во всех смыслах данного слова –начиная с наличия дорогостоящего оборудования и кончая высокими затратами времени на ее полное выполнение. В любом случае это значит то, что неизбежное в случае образовательной (вузовской) деятельности ее упрощение в реальности оказывается невозможным. А создание «полноценной» рабочей среды в образовательных учреждениях становится крайне дорогой. В результате чего ни один вуз просто не может «потянуть» подготовку всей той широкой «гаммы» специальностей, что требуются современной экономике.
* * *

Эта особенность, кстати, вызывает – и вызывало раньше, с тех самых 1960 годов – колоссальный «вал критики». Состоящий в то, что, дескать, не могут наши институты учить «нормальных специалистов», что они забивают их мозги ненужными и устаревшими знаниями – ну и т.д., и т.п. (Причем, если честно, то подобной критикой занимаются вообще все более-менее думающие люди – т.е., мало кто из наших современников считает современное высшее образование если не хорошим, то, хотя бы, удовлетворительным.) Ну, и разумеется, это приводит к появлению «встречного вала» предложений, состоящих в том, чтобы «учить тому, что нужно в жизни». Правда, при внимательном рассмотрении выясняется, что мало кто понимает, чему же надо «учить». По той простой причине, что, во-первых, реальный спектр необходимых для работы навыков крайне велик – никаких преподавателей на это не хватит. А, во-вторых, даже самые современные навыки устаревают за несколько лет.

Последняя особенность, кстати, далеко не нова – например, в той же электронике/микроэлектронике кардинальные изменения начались еще годах в 1960. Когда ламповая техника за несколько лет сменилась полупроводниковой дискретной, затем последняя прошла через стадию «микросборок», и была заменена интегральными схемами. (ИС) Кои так же эволюционировали от ИС малой степени интеграции к БИС (большим ИС), а затем СБИС (сверхбольшим ИС). (Напомню, что слово «большой» тут означает не физические размеры устройства – а количество элементов, выраженных на кристалле.) Более того – одновременно с этим шел процесс перехода от преимущественно аналоговой техники к цифровой, а затем и программируемой. (Микропроцессоры и микроконтроллеры.) И все это где-то за 30 лет – условно говоря с 1960 по 1990 год!

Разумеется, в реальности процесс был еще сложнее – но общий смысл понятен: те знания, с которыми инженер «входил в жизнь» в начале указанного времени, к концу этого времени стали не просто устаревшими, а прямо архаичными.А ведь профессия инженера довольно «консервативна» по сравнению с той же наукой – где изменения происходят еще быстрее. На этом фоне любые утверждения о том, что «необходимо бросать учить студентов этой древности» оказываются более, чем смешными – в том плане, что непонятно: а что же не «древность». В том смысле, что даже в современном обществе, где развитие идет намного «тише», нежели в 1950-1980 годы, необходимость осваивать новые навыки возникает раз в несколько лет, и никакой вуз подобный темп изменения своих программ выдержать не сможет.
* * *

Однако, к великому счастью, это и не нужно – поскольку реальная работа образовательной системы существенно отличается от обывательского представления о ней. (В рамках которой учебное заведение «дает нужные навыки» - если не вообще, «нужную информацию».) Поскольку главная задача институтов и университетов состоит вовсе не в этом – а в том, чтобы, во-первых, обучать умению получения этих самых навыков и информации. (Которое на самом деле гораздо важнее конкретной информации.) Т.е., умению учится, причем – учится самостоятельно, без неотрывного взгляда учителей/родителей, как это происходит в школе. (ИМХО, это самый главный навык, получаемый студентом.) А, во-вторых, вуз –так же, как и школа – занимается «расколдовыванием мира». Т.е., показом его сугубо материальной основы, «победить» которую можно только посредством труда. Ну, а научиться труду можно, опять-таки, на основании полученного умения учится.(Кстати, именно в указанном плане технические и «естественные» образовательные учреждения превосходят гуманитарные – которые, к величайшему сожалению, грешат «выпуском магов».)

Таким образом, можно сказать, что инженер или ученый «возникает» не в момент получения студентом соответствующего диплома. Нет, он – если так можно выразится – «выплавляется» после начала своей реальной практической работы на производстве или в лаборатории, когда данный вузом «каркас» начинает «наполняться» реальными знаниями и умениями. (Которые не могут быть получены иначе, нежели в в рабочем процессе.) Причем, ИМХО, это единственно действенная схема в подобном случае – т.к., как уже было сказано, дать студенту актуальные умения в процессе его образовательного процесса фактически невозможно. Разумеется, это значит, что процесс образования современного научно-технического специалиста продолжается всю его жизнь –вплоть до выхода на пенсию.

А точнее – должен продолжаться. Поскольку именно данная система в последнее в последнее время испытывает крайне серьезные проблемы. Разумеется, понятно, что испытывает она их начиная с 1990 годов – когда все высокотехнологические сферы фактически оказались «лишними» в существующей экономической реальности. Последнее привело, во-первых, к тому, что значительная часть подобных предприятий была закрыта. А, во-вторых, к резкому снижению зарплаты в них до уровня самых низкоквалифицированных рабочих. (Впрочем, это еще было не все – поскольку на многих предприятиях зарплату вообще не платили годами! На этом фоне оплата пресловутыми «талонами на еду» выглядела еще божеской.) Наверное, тут не надо говорить, что данное положение оказалось для существовавшей системы подготовки научно-технических кадров катастрофической – в том смысле, что она привела к резкому оттоку выпускников вузов из нее. (Тогда было выгодней работать продавцом на рынке – нежели инженером в КБ.)

* * *

Впрочем, «тогда» страна смогла «спастись» тем, что созданные в советское время наработки на несколько порядков превосходили все, что создавалось в остальном мире. (Достаточно вспомнить, что практически все современное российское оружие – начиная с танков и заканчивая ракетами – основывается на «темах», начатых в 1980 годы.) Более того – оказалось, что даже сохранившееся количество высокотехнологичных предприятий достаточно для того, чтобы сохраниться в качестве «высокотехнологической» державы. (Разумеется, о том, чтобы определять движение мирового прогресса теперь речи быть не может – но удалось хоть не упасть в положение Африки.) Однако подобное состояние так же не может быть названо стабильным, поскольку разрешить вопрос с восстановлением указанной выше системы - т.е., связки между вузовским образованием/поствузовской непрерывной подготовкой – так и не удалось.

Причина проста: как известно, современные высокотехнологичные предприятия – заводы, КБ, НИИ – существуют в рамках капиталистической парадигмы. Согласно которой от работника тут требуется исключительно выполнение возложенной на него работы – и ничего более. Оплачивать указанное выше обучение, разумеется, никто не намерен – а значит, зарплаты «молодых специалистов» в любом случае будут ниже средних. И это при том, что для, например, для «инженеров с опытом работы» вполне могут предложить очень хорошую оплату. Вот только этих самых «инженеров с опытом» с каждым годом оказывается все меньше и меньше – по известным причинам. Ну, а молодежь вовсе не привлекает возможность жить пять-семь лет за счет родителей – пока указанный опыт не позволит им рассчитывать на более приличный «ценник». Поэтому молодые люди выбирают себе пресловутую карьеру «офисного планктона» - полностью игнорируя все призывы властей к «приходу на реальное производство», а так же разнообразных фритцморгенов с рукспертами, которые приводят цифры «реальных зарплат» технических специалистов. (Причем, они не врут – вот только умалчивают тот факт, что до того момента, как этот самый специалист наберется нужной «компетенции», ему придется жить в нищете.)

Однако все вышесказанное относится только к инженерной деятельности – ИМХО, наиболее простой среди того, что можно отнести к «научно-технической работе». Поскольку для тех людей, кто выбирает «путь науки», ситуация оказывается еще хуже. В том смысле, что получение более-менее достойных денег тут изначально связывается с получением «научной степени» - т.е., с очень напряженной работой, которая вообще не оплачивается. (Это только депутаты могут с легкостью становиться не только кандидатами, но и докторами – причем, реальными, а не honoris causa. Но депутат у нас – полубог, одним движением своего пальца могущий менять судьбу страны, чего же тут удивляться.) В итоге «дожить» до того времени, когда получаемые специалистом деньги могут сравниться или превзойти те, которые можно легко заработать «в офисе», оказывается возможным «не только для всех».

Поэтому возраст научно-технических кадров в РФ стремительно движется в сторону возрастания – и в очень многих отраслях количество пенсионеров (работающих) оказывается сравнимым с числом более молодых работников. То есть, по сути, современное российское производство продолжает существовать за счет эксплуатации того колоссального потенциала, который имело высокотехнологическое производство в советское время. (В том смысле, что число «молодежи» там на момент гибели страны было так велико, что даже колоссальный отток ее в 1990-2000 годах не привел к «обескровливанию» производства.) Однако понятно, что вечно продолжаться это не может. Более того: провал времен «околонулевой зарплаты» с каждым годом становится все актуальнее. Причем, не только в плане нехватки высококвалифицированных специалистов для выполнения «прямых работ». Но и в том плане, что в данных условиях оказывается невозможным – или, по крайней мере, почти возможным – осуществление указанной выше образовательной деятельности для немногих пришедших в науку или технику молодых людей. Иначе говоря, с каждым годом падает возможность поддержания инженерных или научных «школ» - неких сложных конструктов, представляющих собой совокупность плохо формализованных знаний, выработанных в той или иной деятельности.

* * *

Подобное положение порождает очень серьезную опасность того, что через некоторое время страна утратит возможность производить современную продукцию. Если, разумеется, ситуация не будет изменена. Но как она может быть изменена? Предприятия заставят платить реальные деньги молодым специалистам при том, что они – эти специалисты – будут, в основном, заниматься «самообразованием» или освоением указанных инженерных и научных «школ»? При рыночной парадигме это сделать почти невозможно. Однако указанная деградация, в свою очередь, обязательно ведет к утрате Россией ее «субъектности», к превращению в игрушку в руках иных государств – чему не смогут помешать любые «внешнеполитические» и даже «экономические» победы. (По существу, без наличия современной науки и техники никакая «экономическая независимость» невозможна. Даже в случае «национально ориентированной элиты».) Что на несколько порядков более опасно, нежели действия всех «внешних врагов» в совокупности с врагами «внутренними».

Причем, как и в других случаях, нынешнее относительное благополучие – за счет остатков советского потенциала – выступает скорее недостатком в связи с «затушевыванием» общей ситуации. Хотя пример Украины – страны, полностью уничтожившей свою систему производства научно-технических кадров – может несколько «отрезвить» российскую власть, и заставить ее немного задуматься над указанной выше проблемой. Однако вероятность этого невелика.

Ну, а том, к чему это все приведет, и что же надо делать – следует говорить уже отдельно…



Tags: Российская Федерация, образование, общество, постсоветизм, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 138 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →