anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Фритцморген и "исчезающие полтора миллиона"

Фритцморген в последнее время практически перестал убеждать в благости действующей власти и перешел к убеждению в благости капитализма. Видимо, посчитав, что это гораздо более важная задача. Впрочем, так оно и есть – поскольку сомнения в том, что данный тип общественных отношений является оптимальным, становятся массовыми уже не только (и не столько) на территории «богоспасаемой». Вот, к примеру, в последнем посте Фритц приводит пример «марксистского комикса», почерпнутого им из какого-то англоязычного форума. Надо сказать, что на фоне того вала прокапиталистическо-элитаристской пропаганды, которой забиты мировые СМИ, данное «наступление марксизма» выглядит совершенно неубедительным. Но господин Фритцморген так не считает.

Впрочем, не только он один – поскольку в указанном посте приводится множество ответов на данный «комикс» со стороны англоязычных же «закапиталистов». Которые практически ничем не отличаются от идей, исповедуемых Фритцем-Макаренко, и состоят в том, что, во-первых, постулируется идентичность капиталиста и управленца. (Считается, будто управление предприятием и накопление капитала – это один и тот же процесс.) А, во-вторых, утверждается, что капиталист испытывает более высокий риск по сравнению со своими рабочими – и за это он должен получать большие деньги.

Разумеется, разбирать утверждения не просто не новы – они восходят еще ко временам Маркса. Правда – в отличие от XIX столетия – оснований для этого сейчас намного меньше. Поскольку тогда, например, даже крупные бизнесмены в большинстве случаев действительно занимались прямым управлением своими предприятиями – причем, зачастую чуть ли не на «техническом уровне». (Т.е., решали, какие технологии применять и какие конструктивные решения использовать.) Но все это, разумеется, в прошлом – и если какой-то «владелец заводов» и появляется сейчас в цехах, то делает он это исключительно в рекламных целях. Более того, почти полное господство акционерного капитала – в результате чего крупные капиталисты имеют на руках акции самых различных предприятий – делает подобную работу бессмысленной.

Собственно, по той же причине сейчас тяжело говорить о рисках, которые несет владелец бизнеса. Нет, конечно, неудачные проекты могут серьезно «ударить» по прибылям и капитализации фирмы. Но если учесть то, что крупные инвесторы всегда стараются не «класть все яйца в одну корзину», то данная опасность вряд ли может быть названа критической. Более того, сейчас, как уже неоднократно говорилось, крупные капиталисты очень тесно завязаны с государственной машиной. И поэтому всегда имеют возможность использовать государственную мощь для собственного спасения: наверное, все помнят, как были «докапитализированы» банки в том же 2015 году. (Когда в них были «влиты» триллионы рублей.) Или, скажем, мало кому неизвестны регулярные вложения денег в Роснефть – которая, по идее, должна иметь огромную рентабельность, однако, все равно, «просит» дотаций. (И это вдобавок к различным льготам, которые имеет данная компания.)

.Наверное, тут не надо говорить, что подобные действия – пускай и в иных формах – не являются особенностью нашей экономики, а распространены по всему миру. В свете вышесказанного рассуждения о «высоком риске» предпринимателей выглядят довольно странными. А вот положение работников с указанной точки зрения тут действительно выглядит не сказать, чтобы блестящим. В том смысле, что любое ухудшение положения бизнеса ударяет, прежде всего, по зарплате наемного персонала. (Которая для большинства людей находится если не на уровне выживания – то на уровне обеспечения минимально комфортной жизни. Поэтому какая-нибудь невыплата премии для них может оказаться довольно болезненной.) Ну, а если проблемы «распостраняются» дальше, то за снижением заработных плат следует увольнение части персонала – т.е., людям буквальным образом ломают жизнь, заставляя их переходить на менее оплачиваемую работу. (Наверное, тут не надо говорить, что если бы имелась перспектива о «переходе с повышением», то работник ушел бы «по собственному желанию».) Причем, государственная поддержка тут – в отличие от «докапитализации банков», на которые спускают триллионы рублей – оказывается чисто символической. (Например, пособие по безработице в РФ составляет от 1,5 тыс. до 8 тыс. рублей.)

Нет, конечно понятно, что Фритц и иже с ними, говоря о «предпринимателях», подразумевает вовсе не  банкиров и олигархов, а владельцев разных ларьков-мастерских. В общем, «малый бизнес», который действительно рискуют «своими деньгами». Однако реальная доля подобных предприятий в современной экономике невелика – скажем, доля занятых в «малом бизнесе» РФ составляет 15,8 млн. человек при 75 млн. человек «экономически активного населения». (71,5 млн. человек работающих по данным Росстата.) Если же учесть, что число «организаций малого бизнеса» в стране насчитывает 6 млн. человек, то становится понятным, что подавляющая часть МБ представляют собой разнообразные ИП, занимающиеся «самоэксплуатацией». (Мелкая буржуазия со всеми ее проблемами и особенностями – которые надо разбирать отдельно.) Это при том, что в одном «Газпроме» работает почти полмиллиона человек. (470 тыс.), в «Роснефти» - почти 250 тыс., а в «Лукойле» - порядка 100 тыс. Или, скажем – если взять иную область деятельности– та же сеть гипермаркетов «Пятерочка» включает в себя 13 522 магазинов при численности персонала 209 тыс. человек.

То есть, большая часть работников оказывается связанными именно с крупным или очень крупным бизнесом. В котором, как уже было сказано, все риски купируются «размерами» и «близостью» к государству. (Разумеется, тут речь идет о России, но, думаю, в иных развитых странах ситуация очень схожа.) Поэтому все утверждения о рисках, или о цене каких-то «уникальных управленческих решений» – тут мы, впрочем, переходим уже к проблемам «топ-менеджмента» - оказываются довольно странными. В том смысле, что господа, находящиеся на высоких местах в социальной иерархии, в реальности от подобных «решений» страдают гораздо меньше, нежели их подчиненные. (Недаром раньше говорили: «паны дерутся – у холопов чубы трещат».) И уж совершенно загадочным выглядит незнание «закапиталистами» понятия «золотой парашют», который представляет собой компенсацию уходящим в отставку топ-менеджерам. (В том числе и в случае банкротства компании.)

Проблема с последними, кстати, признается вполне себе «официальными» буржуазными аналитиками – которые в последнее время часто обращают внимание на то, что руководство крупных фирм не просто «легко переживает» их падение, но и с высокой степенью вероятности оказывается после данного процесса в руководящих креслах иных крупных компаний. (В отличие от большинства наемных работников – которые выбрасываются на улицу.) Причем, несмотря на указанное возмущение данным фактом, с каждым годом размеры пресловутых «парашютов» становятся все больше – вместе с доходами «топов». А вот уровень принимаемых ими «управленческих решений», если честно, давно уже опустился ниже плинтуса. (И это – еще раз скажу – не только, и не столько «про наших», сколько про мировой тренд.) Поэтому можно сколько угодно отсылать к «классической модели» капиталистического общества с его «протестантской этикой» и капиталистом, «вкалывающим» с утра до вечера в своей конторе – но к текущей реальности это положение с каждым годом имеет все меньшее отношение. (Хотя, в принципе, и в начале XX века этот образ стал уже уходить в прошлое.)

И наоборот: идея о том, что большая часть денег, которая – как было указано в приводимом «комиксе» - идет «непонятно на что», сейчас становится все более актуальной. (В том числе и за пределами России.) Правда, тут надо сказать, что понимание того, на что же уходит пресловутые «полтора миллиона», еще не появилось. Но это, разумеется, только вопрос времени…

Tags: Фритцморген, капитализм, классовая борьба, классовое общество, постсоветизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 313 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →