anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Вопрос о бифуркациях в социальных системах. Часть четвертая

Итак, как было показано в прошлом посте, «управлять бифуркациями» можно. Более того, на самом деле это самый действенный – если не вообще, единственный действенный – способ воздействия человека на социальную динамику. По той простой причине, что все попытки «перевернуть» социальные процессы в условиях «стабильного функционирования» социосистемы неизбежно будут испытывать мощнейшее противодействие со стороны ее «стабилизационных механизмов». (В итоге усилие, необходимое для данного момента становится настолько большим, что получить его путем воздействия относительно небольшой группы единомышленников не представляется возможным.) Поэтому очевидно, что при желании выйти за пределы «вечных социодинамических циклов» - того самого неизбежного движения общества от рождения к смерти, которое присуще ему «от природы» (в связи с накоплением энтропии) – «делать ставки» необходимо именно на данный путь.

То есть, как уже говорилось, необходимо оказывать непрерывное «негэнтропийное давление» на социум в надежде на то, что, рано или поздно, но он «попадет» в точку. Подобная стратегия, разумеется, выглядит на первый взгляд нерациональной, поскольку ведет к огромной растрате сил. Однако поскольку иного пути нет: как уже говорилось, определить точный момент прохождения точки бифуркации невозможно. (По крайней мере, на нынешнем уровне развития представлений об обществе.) Поэтому разумных альтернатив указанному «давлению» пока нет. А самое главное – в реальности «неэкономичность» данной стратегии не такая уж и большая. В том смысле, что, конечно, заставляет тратить силы – однако, с другой стороны, она показывает бессмысленность «деструктивного» поведения, которое часто выбирают те, кто желает изменить общество. И которое состоит в стремлении «как можно скорее» разрушить «старый порядок» - чего бы это не стоило.

* * *

Но на самом деле именно подобные действия могут быть охарактеризованы, как почти исключительно бессмысленные. (О том, почему «почти» - будет сказано отдельно.) Поскольку, во-первых, «разрушительные процессы» - как уже было сказано – «запускаются» за десятилетия до самого разрушения, а так же до того, как становится понятным, что текущий порядок плох. Ну, а во-вторых, поскольку этот «старый порядок» справляется с собственным разрушением гораздо лучше любых революционных сил.

Самый яркий пример этого – разумеется, судьба Российской Империи «периода упадка». В том смысле, что данная Империя была разрушена вовсе не революционными или еще какими-то «внешними силами». (Как обычно принято считать, с «назначением» на роль «убийц России» большевиков, либералов, германского Генштаба или пресловутой «гадящей англичанки».) А сделала это благодаря собственной элите – которая методично и упорно, день ото дня занималась уничтожением собственной страны. И через банальную коррупцию, коя в РИ достигала немыслимых размеров – по сравнению с которыми современные коррупционеры выглядят довольно блекло. И – что еще более важно – через принятие «абсолютно неверных решений», которые вместо того, чтобы «вытягивать» страну из кризиса лишь глубже погружали его туда. (О последнем, например, писалось в постах, посвященных «проекту Николая Второго».)

Ну, а окончательно добила Империю Первая Мировая война – т.е., необходимость совершить «сверхусилие». В смысле, получить эффективность общества большую, нежели в «нормальное время». Понятно, что в условиях коррумпированности элит и полного непонимания ими происходящего закончилось все это совершенно очевидно – в том смысле, что привело к Революции. Вначале Февральской – которая, кстати, была совершена вовсе не «либералами» и даже не «генералами», предъявившими императору «ультиматум об отречении». А неспособностью существующего режима обеспечить снабжение армии и городов – включая столицу хлебом. (Кстати, последнее поразительно на том фоне, что в реальности хлеб в стране был – в отличие от той же Германии, которая действительно испытывала нехватку продовольствия. Но в Германии справились – а в России нет.)

Ну, а потом –после того, как оказалось, что не только царь с его ближайшим окружением, но и вообще, все «лучшие люди страны» не способны к обеспечению более-менее стабильного существования общества – произошло революция Октябрьская. Которая полностью «выключила» все оставшиеся механизмы обеспечения существования социума, заменив их новым локусом. (Т.е., привела к отрицанию социума старого в пользу социума нового, который включал в себя элементы первого – но не его самого.) Впрочем, об этом уже говорилось в прошлом посте, поэтому повторяться тут нет смысла.

* * *

Поэтому стоит отметить лишь главное. То, что указанный пример прекрасно показывает: как же в реальности происходит разрушение государства, и кто (или что) на самом деле занимается указанной задачей. В том смысле, что никакие революционеры или иные внешние силы – включая «ужасных эсеровских террористов», а так же пресловутый «германский Генштаб» - не способны сделать это лучше, нежели это делает та масса «окопавшихся» в теплых местах чиновников и бизнесменов, «сидящих» на государственных подрядах. (В том числе, и касающихся стратегических отраслей – вроде снабжения армии и обеспечения минимальной продовольственной безопасности.)

Ну, и разумеется, нетрудно догадаться, что данная особенность вряд ли может быть признана уникальным отличием «Российской Империи периода упадка». Скорее наоборот – это универсальный признак, касающийся всех «настоящих революций», а точнее – вообще всех результатов «неразрешенных» точек бифуркации. (В смысле – точек бифуркации, во время прохождения которых отсутствовало сознательное «движение вверх» и которые были пройдены в «расслабленном состоянии», связанном с уверенностью в том, что существующему порядку ничего не угрожает.) Наверное, тут не надо говорить о том, что положение СССР в 1991 году было, примерно, таким же. В том смысле, что главной силой, вызвавшей разрушение страны, выступала тут советская же элита – начиная с Горбачева и заканчивая разного рода «комсомольскими дельцами». Которые своими корыстными и «абсолютно ошибочными» действиями сделали для случившейся Катастрофы на несколько порядков больше, нежели все сознательные «борцы с режимом». Причем, как «внутренние», так и «внешние».

Ну, и наверное, тут не надо говорить о том, что и в настоящее время действуют те же самые закономерности. В том смысле, что тут так же основную опасность для страны несут процессы, происходящие в недрах самого «правящего режима». И что ставший главным «пугалом» нашего времени «майдан» - он же «цветная революция» - на самом деле представляет собой именно процесс «элитарной» смены власти, происходящей в самых верхах. А пресловутая «улица» тут играет исключительно роль статистов – по крайней мере, в сам момент совершения переворота. Это, конечно же не значит, что «народ» в реальности не участвует в политических процессах – разумеется, участвует. Однако это происходит на «следующем этапе» -т.е. на этапе воссоздания/пересоздания нового социума на «руинах» рухнувшего. В условиях, когда, как уже говорилось, механизмы «социальной стабилизации» оказываются крайне слабы, и точки бифуркации фактически следуют одна за другой. Вот тогда да – все «старые» сил отходят на второй план, и реальная социальная динамика начинает определяться именно большинством населения.

* * *

Но это происходит именно «потом» – после того, как элита страны фактически «вгонит» последнюю в Катастрофу. А значат, помогать «лучшим людям» вести страну туда, куда они фактически ее ведут – процесс достаточно бессмысленный. Поскольку, во-первых, он чреват известными проблемами – т.к. в случае даже крайне разложенного государственного аппарата он до самого последнего момента своего существования крайне жестко пресекает подобные вещи. Скажем, в той же Российской Империи борьба с революционным движением происходила не только до самого Февраля 1917 года – но даже после него. Когда страна открыто летела в пропасть, однако это только усиливало желание властей удержаться у власти путем репрессий против инакомыслящих. (Можно вспомнить события, произошедшие посте провала выступлений 16-18 июля в Петрограде, после которых большевики вынуждены были вновь перейти на нелегальное положение.) Ну, а во-вторых, потому, что сам разложенный государственный аппарат справляется с данной задачей на порядок лучше любой оппозиции. И значит, что любые усилия, затрачиваемые представителями последней на то, чтобы «раскачать лодку», как правило, оказываются жалкими по сравнению с теми нарастающими колебаниями, которые вызываются действиями властей.

Кстати, тут надо еще указать на вытекающей из упомянутой выше закономерности факт, состоящей в том, что в реальности подавляющее число «оппозиционеров» оказываются … работающими именно на «господствующий режим». Разумеется, по самым разным причинам: скажем, для того, что «режиму» кажется, что контроль над «оппозицией» может обеспечить его вечное существование. (Т.к., участники «режима», как правило, ультраволюнтаристы, и никаких угроз помимо «сознательного свержения» просто не замечают.) Или, например, потому, что одни из «режимников» видят смысл использовать «оппозиционеров» против других «режимников» в процессе борьбы за имеющиеся ресурсы. Тем не менее, в любом случае наличие «провокаторов» и «проплаченных борцов против власти» есть нормальное состояние любой государственной репрессивной системы. Так было в уже описанной «Российской Империи времен упадка» - где данное явление называлось «зубатовщиной». Так было и в СССР 1991 года – где не только значительная часть «диссиды» была связана с КГБ, но и подавляющее число «народных» и «национальных фронтов» формировалось практически этой же организацией.

Разумеется, самое забавное тут – то, что в реальности подобные «купленные борцы» могут оказывать «разрушение системы» в гораздо большей степени, нежели настоящие революционеры. (Хотя бы потому, что они имеют неплохое финансирование.) Однако при этом совершенно очевидно, что и идея помогать им «добровольно и безвозмездно» является одной из самых глупых тактик, которую только можно представить. Хотя бы потому, что так же неизбежная «борьба с бунтовщиками» в подобном случае будет направлена именно на «добровольцев». А те, кто регулярно получает средства из «мутных источников», ограничатся только «легким испугом». (Наверное, тут не надо говорить, почему сразу приходит на ум фамилия «Навальный».)

* * *

В общем, разрушение, деструкция – это не тот путь, который ведет к победе. И хотя понятно, что эмоционально он может выглядеть очень и очень привлекательным – как для знаменитых «русских мальчиков», готовых с бомбой в руках идти навстречу своей гибели – но реальные достижения от него в плане «позитивной социодинамики» всегда будут равны нулю. Не даром сами знаете кто сказал в свое время именно по указанному поводу: «Мы пойдем другим путем!». И пошел – причем, как известно, крайне успешно. Однако понятно, что это уже совершенно иная тема…

Tags: Российская Империя, Российская Федерация, классовая борьба, политика, революция, социодинамика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments