anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Еще раз о «генезисе хрущевок» и о «нефтяном вопросе» в СССР

Кстати, интересно, что во время разговоров о вопросах урбанизации и типах расселения людей в СССР часто упускается много важнейших деталей. Деталей, которые совершенно не видны жильцам (потребителям) – но крайне важны в масштабах страны. Одной из этих «деталей» выступает несколько затронутый в предыдущем посте «вопрос о нефти». Причем, проявляется он в самых различных аспектах советской жизни – начиная от устройства отопительной системы, того самого «центрального отопления», и заканчивая системами транспорта. Однако смысл данного «проявления» был всегда один: а именно, нефти и продуктов ее переработки в стране всегда не хватало.

Да, именно так: большую часть времени своего существования Советский Союз провел на «жестком нефтяном пайке». Разумеется, «черное золото» тут добывалось – к великому счастью, поскольку иначе надеяться на индустриализацию было бы невозможно. Однако количество его добычи было явно недостаточным – поскольку до Второй Мировой войны единственным используемым нефтяным месторождением было Бакинское месторождение в Азербайджане. Разумеется, данное сырье существовало и в других местах: например первую нефть в России нашли вовсе не на Кавказе, а… под Иркутском (1684 год), а первая добыча началась в Ухте. (1745 год.) Однако рентабельность добычи – особенно с учетом транспортных расходов – там изначально была на порядки больше.

Поэтому неудивительно, что вплоть до момента создания в стране индустриальной базы, достаточной для ведения интенсивной нефтедобычи (который наступил где-то 1940 годах) вопрос об обеспечении СССР жидким топливом постоянно «проявлялся» в самых разнообразных вещах. Например, в  «транспортном плане» - скажем, именно из-за проблем с нефтепродуктами в советских городах делалась ставка на электротранспорт, поскольку электростанции работали на угле или торфе. Или, скажем, в вопросе строительства автомобильных дорог  – т.к. для производства асфальта требуются нефтепродукты. (Ну, а для бетона нужен был не менее дефицитный тогда цемент.) Ну, и разумеется, это определяло и градостроительные вопросы – например, в плане возможных вариантос применяемых отопительных систем. Скажем, именно это делало невозможными разнообразные «индивидуальные отопители/водонагреватели», работающие на мазуте или природном газе – добыча которого была тесно связано с добычей нефти.

Более того – это накладывало ограничение и на уголь, который – как было сказано выше – в то время требовался в огромных количествах и для транспорта (паровозы), и для электростанций. Поэтому 90% домов отапливались архаичных способом – дровяными печами. Что, во-первых, было довольно трудозатратно – и в плане заготовки дров, и в плане их использования. А, во-вторых, крайне пожароопасно. Впрочем, если учесть, что «урбанистический переход» - т.е., переход к преобладанию городского населения – произошел в стране лишь в середине 1950 годов, то можно догадаться, что для основной массы населения все это было лишь досадной мелочью на фоне более серьезных проблем крестьянского существования. И что избу площадью в 20 кв. метров, где помещаются 10 детей и двое взрослых – а порой еще телята с поросятами – дровяной печью обогреть, все-таки, было можно. Правда, назвать комфортным подобное существование тяжело, однако когда жизнь крестьянина была комфортной?

Тем не менее, для городского жилья сохранять подобное положение оказывалось невозможным – поэтому вопрос об эффективности отопления с учетом имеющихся ресурсов, а так же оптимальности их использования становился наиважнейшим. Собственно, именно отсюда и проистекает концепция приоритета многоквартирных домов – имеющих вначале «индивидуальные котельные», а затем – и центральное отопление. Поскольку это, во-первых, позволяло использовать в качестве топлива уголь или даже торф. А, во-вторых, давало возможность обходиться без прислуги, которая возилась бы с печами-каминами, а так же развозила был все это по квартирам. (Тут еще можно указать на то, что в условиях многоквартирного дома отапливать необходимо все квартиры – поскольку иначе возможны крайне неприятные ситуации, вроде промерзания стен и заморозки труб.) В совокупности с необходимостью решения транспортного вопроса – то есть, с относительной дороговизной создания длинных транспортных маршрутов для применяемого электротранспорта  – это и приводило к появлению концепции многоквартирного дома «умеренной этажности» в качестве «базиса» советской урбанизации.

Причем, как уже говорило, начался указанный процесс еще до создания мощной домостроительной промышленности – в период постройки т.н. «соцгородов». (Кстати, тогда преимущественной этажностью было 2-3 этажа – из-за отсутствия подъемных кранов. Когда последние были – строили 5-9 этажей.) Разумеется, применялись и другие «типы» зданий – начиная с дорогостоящих «сталинских высоток», которые, впрочем, изначально рассматривались, как «имиджевые проекты», т.е., архитектурные доминанты. И заканчивая пресловутыми «бараками» - т.е., временными деревянно-щитовыми строениями, кои до перехода к индустриальному домостроению позволяли относительно быстро обеспечить население жильем.

Однако –если говорить о  последнем варианте – то стоит понимать, что он с самого начала рассматривался, как временный. Причем, временный на очень короткое время, поскольку в нашем климате дощатый щит, заполненный опилками, служит не более 10-20 лет. А, во-вторых, однозначно низкая плотность жилья подобного типа – куда, кстати, входили не только бараки )т.е., дома «коридорного типа»), но и «коттеджи» на 1-2 семьи – серьезно ограничивала их применение в «транспортном плане». И это без проблем с завышенной необходимостью отопления подобных строений. (Разумеется, для временного жилья с «комфортом на уровне избы» это было некритично – но все прекрасно понимали, что для реального домостроения развитого общества данная схема не годится.)

В общем, можно еще раз сказать, что никаких реальных способов реализовать массовое «индивидуальное строительство» в СССР не было. (Разумеется, если не брать в качестве базового типа жилья крестьянскую избу – как это было до того.) Поскольку все будет упираться в два «главных ограничителя»: в отопление и транспорт. Которые – как уже было сказано – завязываются на нефть и газ. Т.е., на то, что в нашей стране вплоть до конца 1960 - начала 1970 годов было в огромном дефиците. («Доступная нефть» в СССР появилась только с освоением Самотлорского месторождения в Западной Сибири, а «доступный газ» - с освоением запасов Уренгоя.) Поэтому именно с указанного момента в стране было начато развитие массового автотранспорта – как раз в конце 1960 годов советские автозаводы были модернизированы под новое, массовое производство, а так же построены новые. Причем, это коснулось не только легковых машин – но и автобусов. (Скажем, знаменитый ЛиАЗ 677, ставший «главным автобусом» СССР на долгие годы и «приведший» данный вид транспорта в провинцию, начал выпускаться с 1968 года.)

Кстати, то же самое можно сказать и про автомобильные дороги – которые до конца 1960 годов представляли собой, в основном, грунтовые или гравийные пути. (За исключением небольшого числа «общенациональных магистралей».) А уже к началу 1980 годов не только «магистральные», но и большая часть сельских дорог (70%) оказалась покрыта асфальтом. К концу же указанного десятилетия понятие «грунтовая дорога» почти ушло в прошлое. (Нет, разумеется, подъезды к малозаселенным населенным пунктам – особенно на востоке страны – остались грунтовыми, но касалось это небольшой части населения.) Собственно, после вышесказанного становится понятным, почему о «частном домостроении» вновь заговорили именно в 1980 годах – хотя «формальные возможности» для этого были всегда. (Еще раз напомню про ссуду на жилищное строительство в 1,5% годовых сроком на 20 лет. Которую мог получить любой человек –однако желающих было не особенно много.)

В общем, можно сказать, что путь нашей страны к возможности –именно к возможности, не оптимальности – индивидуального домостроения оказался крайне длительным и очень затратным. Поскольку потребовалось провести индустриализацию – получив технологии, достаточные для освоения сибирских месторождений нефти и газа – а затем суметь построить нефте и газодобывающую промышленность, достаточную для того, чтобы производить топливо для машин, асфальт для дорог и газ для котлов. И только после этого понятие «индивидуальный дом» стало означать что-то более-менее отличное от пресловутой избы, стоящей среди непролазной грязи. Надо ли после этого говорить о том, как же рационально и выгодно для всего населения было строительство пресловутых «хрущевок».

На этом можно было бы и завершить тему. Однако хочется сказать еще об одном вопросе, связанном с вышеуказанном. А именно – о том, что же в реальности стало основанием для появления самого «мифа о субурбии». Того самого, который возник в США и распространился оттуда на весь остальной мир. Впрочем, исходя из вышесказанного, нетрудно догадаться, что речь пойдет, опять-таки, о нефти. Но нефти не в СССР, а в США. Где указанная «черная жидкость» - в полной противоположности нашей стране – была до определенного времени не просто доступна – а очень доступна. Настолько, что даже небогатый фермер в Техасе мог поставить простейшее качающее устройство – и добывать себе столько «черного золота», сколько захочет. (Это не из Сибири нефтепровод тянуть, и не в Ухте газ добывать.)

Отсюда неудивительно, что, например, в 1930 году бензин стоил 10 центов за галлон. (3,8 литра – т.е., порядка 2,6 центов за литр.) При средней зарплате в 100-160 долларов в месяц получалось, что американец на эти деньги мог купить почти 4 тыс. литров жидкого топлива! (Причем, речь шла именно о «среднем» американце в «статистическом» понимании – т.е., о рабочих и мелких служащих – поскольку те, кто «попадал» в складывающееся тогда представление о «среднем классе», имели доходы раза в два выше.) То есть: думать об отоплении жилища, а так же о том, чем же заправлять автомобиль, американцу было просто не нужно. Впрочем, и отапливать свой дом ему, по существу, необходимо было в минимальной степени – на большей части США изотерма января положительная, а, скажем, Чикаго – город, климат в котором схож с климатом Краснодарского края – считается тут «северной дырой». В подобном случае даже щитовые домики – по конструкции один в один сходные с уже помянутыми «сталинскими бараками» - прекрасно удовлетворяют все имеющиеся потребности. (Причем, в отличие от России, они способны тут простоять несколько десятилетий –скажем, брошенные в начале ХХ века шахтерские поселки в Штатах прекрасно сохранились.)

Ну, и как «вишенку на торте», можно указать то, что отсутствие промерзания почвы делает и дорожное, и жилищное строительство в Америке оказывается на порядок более дешевым. (Вне вопроса о применяемых технологиях.) На этом фоне неудивительно, что идея о «субурбии», как об идеалистическом рае для миллионов оказалась реально реализованной именно тут – и более того, уже в 1930 годах стала массовой, определяющей культурные и экономические особенности страны. Правда, так же очевидно и то, что эта концепция, основанная на «природной халяве», в реальности оказалась и чрезвычайно уязвимой к подобной халявы наличию. (На самом деле, кстати, это относится не только к данному вопросу – но и к другим сторонам жизни США.) Но это, разумеется, уже совершенно иной вопрос – хотя вопрос крайне интересный. (Например, с т.з. объяснения «поведения» Штатов в последние несколько десятилетий.)

Однако рассматривать его надо отдельно. Равно как надо отдельно рассматривать то, чем же определяется строительство жилья в современной России и как оно связано с реальностью.

Tags: СССР, США, архитектура, история, образ жизни, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments