anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Еще раз об особенностях современного капитализма

В прошлом посте было показано то, насколько бессмысленными в плане улучшения жизни являются в настоящее время призывы к населению «больше работать!». По той простой причине, что в современных реалиях, характеризующихся не заполненными даже, а переполненными рынками любое увеличение производства неизбежно упирается в проблему сбыта. А значит, увеличение трудовых затрат может, в лучшем случае, привести к улучшению положения одних производителей за счет других — т. е., к переделу рынка на локальном уровне. Которое на общество в целом влияет, скорее, в отрицательном смысле, поскольку выбрасываемые из производства ресурсы – включая людей – оказываются буквальным просто невостребованными.

Собственно, подобный процесс мы постоянно можем наблюдать своими глазами в настоящее время. Когда постоянно закрывающиеся предприятия вовсе не скупаются более «успешными» производителями – как это, в общем-то, должно происходить в рамках капиталистических догм. Напротив, в большинстве случаев они банальным образом уничтожаются, сдаются на металлолом, разрушаются и гибнут. Ну, а работающие там ранее люди начинают пополнять ряды пресловутого «прекариата» — т.е., поденных рабочих, лиц с «нулевой квалификацией». (И это еще в лучшем случае — поскольку в худшем происходит люмпенизация данных кадров, фактическое их социальное самоубийство.) Т.е., «интегральный уровень жизни» в подобном случае не только не увеличивается, а резко падает.

Причем, если кто думает, что речь тут идет исключительно о России – с ее «наследием неэффективного совка» - то это не так. Поскольку указанная картина прекрасно может быть отнесена практически к любому государству. Скажем, к тому же «Ржавому поясу» Соединенных Штатов с полуразрушенным Детройтом в качестве вишенки на торте. А ведь США, как известно, являются «победителями в Холодной войне». Да и вообще, у них ни Гайдара, ни Чубайса, ни Ельцина не было — но это им не особенно помогло. (А точнее – помогло, но не надолго.) Поскольку вся эта «либеральная нечисть» в реальности оказалась мелочью по сравнению с более глобальными бедами, которые накрывают современный мир.

* * *

Кстати, на этом фоне не только увеличение интенсивности труда – но и иные формы улучшения производства парадоксальным образом оказывают разрушительное действие на «общую картину». Как, например, те же промышленные роботы, которые увеличивают производительность в Южной Корее (или в Китае) – но при этом не сильно снижают уровень эксплуатации населения. Это кажется странным: ведь с каждой «итерацией производительности» работник за единицу рабочего времени производит все больше продукции – а значит, обеспеченность населения благами должна возрастать. Но этого не происходит. В том смысле, что «обобщенная зарплата» работников снижается вот уже 40 лет – пик ее приходился на конец 1970 годов. Поэтому современный человек фактически может приобрести меньше товаров, нежели это было возможно во время «эпохи диско».

Разумеется, данный процесс сильно маскируется тем фактом, что уменьшение происходит, в основном, путем ухудшение качества при сохранении количества. В результате чего «моменты покупки» происходят даже чаще, нежели раньше – но вот выполнение товарами своих потребительских качеств оказывается ниже плинтуса. Особенно страдает надежность – сейчас мало кто помнит, что было время, когда джинсы могли носится по десять лет, холодильники работали десятилетиями, а автомобили проходили по миллиону километров. (Да что там автомобили! Та же аудиотехника 1980 годов выпуска жива до сих пор – включая советскую!) Впрочем, и потребительские качества современных товаров так же не на высоте – скажем, те же продукты, набитые консервантами и заменителями, давно уже стали притчей во языцех.

На этом фоне называть текущее состояние «потребительским раем» смешно: это исключительно «покупательский рай», в котором единственной удовлетворяемой потребностью выступает потребность отдавать деньги в магазине. Притом, зачастую отдавать не просто так – а еще и с учетом «кредитной ставки», поскольку значительное количество товаров сейчас продается в кредит. (Более того – купить то же жилье «за наличные» в настоящее время невозможно для 99% населения. Поскольку цена на этот товар практически во всех странах завышена в разы.) Поэтому чем дальше – тем больше современный покупатель тратит средств даже не на покупку указанного выше «современного дерьма», а на «кредитное обслуживание» сделанных покупок. (Скажем, в США на это дело уходит порядка 10-20% семейного дохода – причем, с учетом того, что кредитная ставка сейчас минимальна.)

* * *

В общем, чем дальше – тем очевиднее становится парадоксальный факт. Состоящий в том, что все, что делается в современном мире, фактически ведет к ухудшению жизни человека. Впрочем, ничего удивительного тут нет: данная особенность капиталистического устройства была замечена еще более полутора столетий назад. Тогда этот процесс был назван «обнищанием пролетариата», и вплоть до конца XIX столетия считался одним из базовых положений марксизма. Правда, к началу ХХ века стали находиться люди, которые утверждали, что в реальности положение рабочих не ухудшается, а улучшается – и значит, указанная идея неверна. Еще более критически к данному положению стали относиться в межвоенное время, ну, а после Второй Мировой войны идею о неизбежном обнищании вообще перестали поминать. (По той причине, что казалось, будто она не имеет ничего общего с действительностью.) Впрочем, нет – на самом закате Советской эпохи об «обнищании» все же вспомнили – но исключительно с целью глума и издевки, должной показать абсурдность марксизма, как такового.

Однако, как это не забавно прозвучит, но именно тогда, когда в СССР начали массово издеваться над марксизмом – т.е., во второй половине 1980 годов – трудящиеся западных стран впервые столкнулись с описанным выше явлением снижения реальной заработной платы. Другое дело, что на первых порах это было малозаметно – и отнесено к последствиям очередного «обычного» экономического кризиса. (1987-1988 годов.) С надеждой на то, что скоро начнется обратный процесс. Тем не менее – с учетом указанной выше «порчи товаров» - это оказалось вовсе не временным, а постоянное явление, которое не могли «перебороть» даже «сытые 1990». («Сытыми» они были потому, что следовали после указанного кризиса, однако реальный рост потребления в это время шел скорее за счет развития описанного выше кредитования, а не за счет реального увеличения заработной платы.) Тем не менее, даже с указанными особенностями серьезного улучшения жизни масс в данное десятилетие не произошло. (Появление достаточно обеспеченного слоя «айтишников» не могло уравновесить деградацию того же «Ржавого пояса».)

Тем более, что и данная «идиллия» быстро закончилась: конец «пузыря доткомов» показал, что же стоит за «современными технологиями» - а вместе с ними и что же такое представляет «современное развитие». Поэтому после 2001 года единственным действенным механизмом «повышения уровня жизни» стало массовое кредитование. С закономерным результатом, который очень хорошо проявился в 2008 году – когда начался последний кризис, продолжающийся по сей день. На этом фоне прежние смешки и гыгыканья по поводу «загнивания капитализма» и «обнищания трудящихся» стали гораздо менее очевидными – хотя, конечно, огромная инерция общественного сознания и позволяет разного рода «закапиталистам» по прежнему утверждать, что указанное положение ложно. Однако очевидность данного утверждения в настоящее время оказывается на порядки ниже, нежели это было тридцать лет назад.

* * *

Кстати, сейчас указанные выше причины «маскировки» ухудшения жизни практически перестали работать – поскольку падение последнего начинает проявляться там, где не кредиты, не подделка товаров просто существовать не может. Например – в области коммунальных услуг, доля которых в расходах жителей развитых стран стабильно увеличивается, часто превышая 25% от всех трат. (Как говориться, электричество не подделаешь.) Или в вопросах образования, которое становится все менее доступным – имеется в виду, образование качественное, дающее надежду на будущую хорошо оплачиваемую профессию. (Поскольку разнообразные изучения «гендерных проблем» в совокупности с «изменениями климата», которые занимают сейчас все большую часть школьного курса, к указанной цели никакого отношения не имеют.) Или в здравоохранении, которое в тех же Штатах превратилось в отрасль, высасывающую из населения те деньги, которые еще не высосали банки по ипотечным кредитам. (В других государствах дело обстоит несколько легче –но тенденции там те же.)

Причем, чем дальше – тем сильнее усугубляются подобные проблемы, и тем явственнее становится тот факт, что уровень жизни условного «конца 1970 годов» вряд ли когда будет достигнут. И получается, что все происходит «по классикам»: современный человек работает все больше, производство становится все производительнее – точнее, появляется потенция к росту производительности, поскольку ее реальное увеличение оказывается весьма условной – а жизнь становится все хуже и хуже. (И это, еще, тут экологические проблемы не указаны – имеется в виду, реальные экологические, а не бред в виде «глобального потепления».) И лишь та колоссальная «база», что была достигнута во время «Золотых десятилетий» - т.е., в 1950-1970 годы – оказывается той причиной, что не позволяет современному миру рухнуть в откровенную нищету.

Ну, а о том, с чем же связано подобное положение, а так же о том, почему большую часть ХХ века оно не работало, а заработало только после гибели СССР, будет сказано уже в следующей части…

Tags: капитализм, постсоветизм, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 160 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →