anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

О любви, "просветителях" и особенностях женской анатомии...

У Уборщицы увидел ссылку на замечательный – в некотором смысле – пост одного либерального блогера (Сапожника), который, в свою очередь, был вдохновлен известным ультралибералом-антисоветчиком--русофобом Никоновым. Тем самым, что известен в ЖЖ, в основном, своими русофобскими высказываниями – однако при этом считается одним из главных «просветителей» в стране. (Это слово специально пишется в кавычках, поскольку означает вполне обособленную категорию, в которую кроме Никонова входит еще множество людей – и к реальному просвещению имеет весьма отдаленное отношение.) Так вот – в одном из своих «просветительских материалов» этот самый «просветитель» решил «просветить» темных людей относительно любви. И показать, откуда взялось подобное чувство…

Разумеется, в полном соответствии со своей «просветительской» природой, Никонов связывает любовь с … ну, мягко сказать, размерами женского таза. В том смысле, что по мере протекания эволюции человека и роста размера его мозга возникла потребность в вынашивании более крупных младенцев. В результате чего и произошло увеличение приведенного выше «параметра» - со всеми вытекающими последствиями. Например, снижения скорости передвижения. (Как утверждает сам Никонов.) Вследствие этого и возникает пресловутая «любовь» - т.е., привязанность «хахаля» к его самке… (Лексикон «просветителя»)

Разумеется, сразу стоит сказать, что в приведенных выше измышлениях данного господина действительно встречаются рациональные мысли – скажем, то, что изменение женской конституции действительно было связано с развитием человеческого мозга. Однако к творчеству данного «просветителя» они имеют весьма опосредованное отношение, поскольку стали общепринятым задолго до его собственного появления на свет. Скажем, у Ефремова в «Лезвии бритвы» все это изложено гораздо подробнее и при этом короче, нежели в «современной просветительской литературе». Причем, даже тогда, в начале 1960 годов, данные идеи не были особым откровением – Иван Антонович просто пересказал известные факты. (Имеется в виду отсылки к эволюции человека.)

* * *

Однако это относится только к «биологии». В том смысле, что столь ненавидимая Никоновым советская школа действительно смогла «вложить» в него верные знания, которые столь причудливо проявились впоследствии. Что же касается всего остального… Впрочем, действительно, антропологией и этнографией советских школьников не мучили, да и особенности первобытных обществ проходили довольно «вскользь». По крайней мере, представления о том, как устроен «институт брака» в подобной среде, советским школьникам не давали. Очевидно поэтому у приведенного «просветителя» сложилось представление о том, что «тогда все было так же, как сейчас». В том смысле, что некий представитель мужского населения выбирал себе «в жены» некую представительницу женского – и жил с нею долго и счастливо. (Ну, или не очень долго – до тех пор пока пресловутая «любовь» не пройдет: в среде современных «просветителей» считается, что данное «чувство» существует не более 4-5 лет – до того момента, когда «потомство» обретет относительную самостоятельность.)

Разумеется, это полный бред, не имеющий никакого отношения к реальности. В том смысле, что и в древних «первобытных социумах» (известных по археологическим данным), и в современных племенах, находящихся на первобытном уровне развития, «институт брака» определяется совершенно иными механизмами. Которые скорее могут поразить нашего современника своей сложностью и неоднозначностью по сравнению с тем, что существует в настоящее время. (Скажем, у того же Леви Стросса существует множество работ, посвященных данному аспекту.) И, разумеется, в данных механизмах пресловутое «выбирай сердцем» занимает самое последнее место – в том смысле, что реальный выбор «супруги» определяется, скорее, разнообразными табу и тотемными взаимоотношениями, нежели «личной симпатией» избирающих. Точнее сказать, указанные «симпатии» действительно возникают – но скорее как следствие сделанного выбора, а не как его причина. Первобытные люди, вообще, гораздо более «эмпатичные» - если так можно сказать. В том смысле, что они очень быстро обретают тесное «эмоциональное взаимодействие» друг с другом – разумеется, при условии, что никакие племенные традиции и нормы этому не мешают. (А если мешают – они могут с легкостью и «копьем отоварить» соседа, принеся жертву богам.)

Таким образом, никакой необходимости в пресловутой «любви» - в современном смысле данного слова – при данное положении не возникает, поскольку общество и без него прекрасно обходится. И это еще если не учитывать институт «группового брака», который в действительности господствовал на первом этапе перехода от «человеческого стада» с его гаремной организацией к полноценному человеческому обществу. Впрочем, для «просветителей» групповой брак – это очевидное табу, поскольку горячий «просветительский ум» при этом слове рисует сладострастные картины совместного совокупления, при котором «каждый каждого», вне пола и возраста. Разумеется, с реальностью все это имеет нулевое сходство – однако однозначно ограничивает применение подобного образа для «приличных людей». (Хотя на самом деле, групповой брак – это не про то, «кто кого и куда», а, опять же, про социальные взаимодействия. Связанные, по сути, с обеспечением жизнедеятельности племени.)

* * *

Ну, и разумеется, по мере развития разделения труда и возникновения частной собственности брачные отношения начинают определяться исключительно последней. В том смысле, что на долгие века именно брак становятся главным механизмом объединения и передачи собственности – со всеми вытекающими последствиями. Состоящими, в частности, в том, что никакой «любви» или иного способа «спонтанного проявления чувств» тут быть не может – причем, это относится ко всем классам общества. (Царь женится для того, чтобы получить военный союз, а крестьянин – для того, чтобы получить в дом бесплатную рабочую силу.) Ну, а если учесть тот факт, что с переходом к классовому разделению эмпатия вообще перестает быть необходимой – так как взаимодействие людей начинают определяться более эффективными механизмами, вроде государственного принуждения – то становится понятным, почему в это время любое проявление «симпатии» становится эпизодической, неочевидной.

Собственно, именно поэтому в указанное время пресловутая «любовь» - т.е., не любовь в современном понимании даже, а хотя бы «первобытна эмпатия», минимальное взаимопонимание людей – чаще всего упоминается в разнообразных трагических сюжетах. (Можно посмотреть различные легенды и сказки – начиная с греческих трагедий и заканчивая «Ромео и Джульеттой» - где, как правило, «влюбленные» заканчивают не очень хорошо.) Ну. и конечно же, к отношению между супругами и воспроизводству потомства это самое «чувство» в течение тысячелетий не имеет абсолютно никакого отношения. (Ну да: писать песни или стихи под воздействием любви можно – а дети «воспризводятся» в рамках совершенно иных механизмов.) И лишь тогда, когда суровое давление экономической необходимости начинает ослабевать – т.е., где-то с XVIII столетия –начинается «возвращение эмпатии» в жизнь. Правда, лишь для правящих классов – поскольку «неправящие» просто не имели свободного времени и ресурсов на данную забаву.

Ну, а в «современном виде» - т.е., как нечто более сложное, нежели просто эмпатия – любовь пришла в мир только во второй половине XIX-начале XX века. («Романтики» начала 19 столетия скорее фантазировали, придумывали данное «чувство» в идеальном пространстве, нежели описывали реальность.) Собственно, именно с этого времени и возникло представление о том, что именно любовь должна определять взаимоотношение супругов. (Разумеется, слово было и раньше, однако его значение было совершенно иным: оно значило взаимоотношение однозначного подчинения женщины мужчине.) Ну, а в качестве «массового явления» любовь стала возможной только со второй половины 20 века – да и то, стоит понимать, что окончательного «развертывания» любви до сих пор еще не произошло. В любом случае, совершенно очевидно, что речь тут идет о чисто социальном явлении – ни с какой жоп… в смысле, с женским тазом, никоим образом не связанным. И определяющимся совершенно иными – гораздо более «высокоуровневыми» механизмами.

* * *

Так что можно расслабиться: ни о каком исчезновении любви – как о том пишет пресловутый Сапожник – говорить в настоящее время не приходится. Скорее наоборот – по мере развития человечества и снижении давления экономической необходимости происходит развитие этого «чувства», которое начинает определять все большую часть человеческой жизни. Разумеется, при условии, что это самое давление снижается –а не наоборот. (Как это произошло в 1990 годы, когда для огромного количества людей вновь вернулись такие, казалось бы, забытые понятия, как «брак по расчету». Или, скажем – если говорить о Кавказе или Средней Азии – «брак по желанию родителей».) Впрочем, на «глобальном уровне» сейчас идет именно развитие – и нынешний «зигзаг истории» будет непременно преодолен. (Причем – в исторически обозримое время.) Но, разумеется, обо всем этом надо говорить уже отдельно.

Тут же, завершая вышесказанное, можно только отметить, что нынешнее стремление «просветителей» свести все человеческое к животному, к той самой жоп… простите, ширине таза – в реальности прекрасно характеризует и их, и пресловутое «просвещение». Которое в реальности выступает ни чем иным, как разновидностью социал-дарвинизма – т.е., явления однозначно деструктивного даже по сравнению с «нормальными» буржуазными представлениями. (С их отсылками к религии и традициям.)

Tags: блогосфера, мужчина и женщина, общество, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments