anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Сопротивление среды и образование

Интересно, что упомянутое в прошлом посте «сопротивление среды» на самом деле имеет прямое отношение не только к вопросу реализации социальных проектов, но и к такой важной отрасли, как образование. Впрочем, это не удивительно: образование выступает важнейшим элементом, необходимым для реализации сложных социальных (и любых других) проектов, а значит, оно неизбежно должно включать в себя формирование представления о том, как ведет себя реальный мир. Причем, указанная задача на порядок важнее «привычной» образовательной задачи по передаче конкретных знаний – поскольку, как уже не раз говорилось, дать именно тот объем информации, который понадобиться человеку в его жизни, практически невозможно. (Ну, за исключением самых элементарных навыков и сведений, вроде умения читать и писать.)

На этом фоне все претензии к школе – да и к вузу – о том, что они дают «ненужные в жизни знания», а совершенно бессмысленны. Поскольку главная задача системы образования не в том, чтобы научить человека – к примеру – писать на конкретных языках программирования, уметь проектировать конкретные здания или, скажем, знать конкретные особенности ипотечного кредитования. (В конце концов, в общероссийской классификаторе более 3 тыс. профессий.) А в том, чтобы дать ему понимание, что всю нужную информацию в данном мире можно получить путем вполне определенных действий – т.е., образование должно «учить учится». Собственно, на этом фоне все «устаревшие» и «неактуальные» физики и химии ни хуже всех тех «новомодных» предметов, которые так мечтают ввести в образование реформаторы. (Вроде «финансовой грамотности» или, скажем, умения пользоваться поисковыми системами.)

* * *

А точнее – они оказываются лучше, потому, что… Впрочем, почему хороши именно естественные науки в современной образовательной системе, будет сказано несколько ниже. Пока же можно только сказать, что в указанном плане понимание того, что любой проект (точнее, любое действие) которое будет совершено в этом мире, получит сопротивление - причем, вне того, верное оно или неверное, «доброе» или «злое», законное или незаконное, ну и т.д. – действительно оказывается наиболее ценным. Правда, в «классической» школе с этим делом есть некоторая проблема – ну, в том смысле, что система, основанная на поощрении и наказании учащихся через систему оценок, в целом, никакого «сопротивления среды» не подразумевает. Поэтому – если рассматривать школу только с этой точки зрения – то можно признать, что указанную задачу она выполняет плохо.

Однако, к великому счастью, только одним получением отметок за выученный ответ образование не ограничивается – в том смысле, что наличие в нем т.н. «естественных наук» обеспечивает путь минимальный, но контакт с реальностью. (Скажем, те же опыты, наблюдения за природой и т.п.) В результате которых учащийся пусть слабо, но начинает понимать особенности текущего бытия. (Ну да –не все, однако шанс дается.) Кстати, смешно – но как бы не еще более важными тут оказываются уроки труда и физкультуры, которые прекрасно показывают, насколько как велика разница между задумкой и ее воплощением. А вот с «гуманитарными предметами» ситуация оказывается менее приятной. Поскольку тут «эксперименты» возможны только с литературой – которая дает некие возможности «свободного творчества» в виде написания тех же сочинений. Но уже в той же истории или обществоведении подобных возможностей уже не существует.

Правда, есть еще возможность изучения общественных закономерностей на основании имеющегося школьного коллектива – однако в этой области «классическое» образование категорически запрещает все эксперименты. И единственный пример действенной системы подобного рода – это коммуны Макаренко с их «отрядами». В рамках которых социальное экспериментирование происходило ежедневно – благодаря крайней гибкости подобной организации коллектив там тасовался-перетасовывался при каждом удобном случае. В совокупности с включением в образовательный процесс труда, данная особенность должна была неизбежно порождать высокий уровень понимания значения «социальной энтропии» - ну и способствовать вырабоке способов борьбы с нею. (Что и наблюдалось в данных коммунах, где уровень упомянутой «энтропии» был на порядки !!!! ниже, нежели в окружающем мире.) Однако указанный способ организации учащихся оказался, разумеется, полностью несовместимым с привычной школьной системой – что и привело к пресловутой «немасштабируемостью» и «нетранслируемостью» данного опыта. (И это при том, что сам Макаренко прекрасно «масштабировал» и «транслировал» свои коммуны.)

* * *

Ну, и разумеется, тут стоит отметить, что на этом фоне модная сейчас «дигитализация образования» оказывается лишь углублением проблемы. В том смысле, что стремление заменить любые «столкновения с природой» изучение ее компьютерной эмуляции неминуемо приводит к потере указанного ощущения «сопротивления среды» - даже там, где оно сохранялось до этого. (Т.е., в технических и естественнонаучных сферах.) Это же, в свою очередь, порождает известную «самоуверенность» получивших подобное образование современных специалистов в том, что «все можно предусмотреть и предугадать» - в смысле, промоделировать. Что крайне опасно: скажем, последние катастрофы, произошедшие с Боингом 737 МАХ да и с «Суперджетом», относятся именно к данной проблеме. (В том смысле, что идеально работающая в «виртуальном пространстве» система оказалась не столь идеальной в реальности.) А ведь это только начало – в том смысле, что до сих пор еще ведущие позиции в проектировании занимают люди, которые закончили школы и вузы еще в «прежнюю эпоху».

Так что надеяться на то, что разнообразные «виртуальные» и компьютерные возможности окажутся способными заменить «классические школы», было бы странным – поскольку этот шаг будет «в сторону» углубления проблемы, а не в сторону ее решения. Особенно отрицательным данный эффект будет в случае перехода к «удаленному обучению» - что сейчас пропагандируется разнообразными «фритцморгенами» в качестве альтернативы существующей системе. Поскольку, как уже говорилось, это лишь усугубляет имеющиеся недостатки. (И потому, что в этом случае даже те редкие сейчас моменты «столкновения с природой», которые школьник или студент может получить на физических и химических опытах, будут исключены. И потому, что исключен будет даже тот убогий компонент изучения социальных взаимодействий, которые современный учащийся получает в школьных классах и университетских аудиториях.)

Разумеется, это не значит того, что компьютерную технику следует исключить из образовательного процесса – скорее наоборот, ее использование стоит увеличить. Но не в плане отказа от соприкосновения с «настоящей» Природой, а в плане его дальнейшего углубления, усиления. (Скажем, современные технологии позволяют на порядок упростить включение школьников и студентов в трудовой процесс и открывают огромные возможности расширения его на те области, которые еще недавно были недоступны.) То есть – образование стоит расширять не в область «виртуализации», а, напротив, в область «реализации» (т.е., связи с реальностью). В том числе, и в социальном смысле. Правда, совершенно очевидно, что подобная задача требует совершенно иного направления разработок, нежели являются привычными и для существующей образовательной системы, и для существующей отрасли разработчиков программного и технического обеспечения. Однако эта задача вполне решаема.
Хотя – как нетрудно догадаться – не в условиях существующей социально-экономической системы. Поскольку любой современный проект подобного рода неизменно будет двигаться по «пути наименьшего сопротивления» - т.е., по пути усиления виртуальности при нарастающем отказе от взаимодействия с природой – до тех пор, пока все окончательно не накроется медным тазом. А уж потом…

Ну, а то, что будет «потом» - это уже совершенно отдельная, большая тема.

Tags: образование, общество, смена эпох, техника, техникогуманитарный баланс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments