anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Революция, которой не было. Часть первая

Наверное, мало кто в настоящее время не знает того факта, что жизнь современного человека кардинально отличается от жизни его предков. Причем, речь идет не о сравнении, скажем, с крестьянами позапрошлого столетия, и даже не с рабочими 1950 годов – а с совершенно недавним временем. Временем, когда не было компьютеров, Интернета, мобильников, ну, и тому подобных вещей, вроде социальных сетей и компьютерных игр. Всего того, что сейчас принято именовать плодами «информационной революцией» - т.е., чем то крайне кардинальным, сравнимым по своему значению с тем процессом перехода от традиционной к индустриальной экономике, который именуется «революцией промышленной». (По сравнению с которой тот же 1917 год выглядит бледным подобием.)

То есть – с точки зрения господствующего дискурса современный человек проживает в совершенно ином мире, нежели это было совсем недавно. Однако так ли это на самом деле? В смысле – настолько ли серьезны пресловутые «цифровые технологии», что их можно рассматривать в качестве фактора, полностью переворачивающего всю человеческую жизнь? И действительно ли наш современник живет совершенно по иному, нежели он делал это недавно?

* * *

На самом деле эти вопросы крайне интересны и неоднозначны. Но перед тем, как перейти к ним, стоит упомянуть некоторые важные факты. Например, то, что “те самые” компьютеры, которые считаются основой для информационной революции, на самом деле были изобретены еще в середине XX столетия, компьютерные сети ведут свое начало из 1960, и даже сотовые телефоны отсчитывают свою историю с 1971 года. (Мобильная связь же, как таковая, начала внедряться до Второй Мировой войны - но речь идет именно о “сотовой”, с возможностью автоматической смены сот.) Так что новизна подобных вещей довольно относительна.

Однако даже не это является самым интересным в данной теме – поскольку понятно, что о «революции» можно говорить только при массовом использовании. (А оно наступило лишь с 1980 годов – впрочем, тоже не сказать, чтобы вчера: почти сорок лет прошло.) Гораздо важнее другое – то, насколько внедрение всего этого смогло изменить фундаментальные основания бытия. Ну, наподобие того, что переход к машинному производству полностью «перелопатил» все устройство общества – начиная от устройства городских поселений, и заканчивая «половым вопросом». Так и «информационная революция» - если она является событием подобного типа - должна привести к чему-то подобному.

И вот тут оказывается, что вся наша уверенность в фундаментальности происходящих изменений несколько подвисает в воздухе. В том смысле, что, разумеется, определенные процессы изменения в мире идут - однако их реальные результаты оказываются не сказать, чтобы фундаментальными. Например, несмотря на все разговоры о «полной виртуализации» жизни, внедрение "реальной виртуальной реальности” проистекает с ужасным скрипом. (Можно вспомнить восторженные статьи из 1990 годов, где предсказывалось то, что к концу следующего десятилетия пресловутые «очки и перчатки» станут достоянием каждого человека.) И это при том, что технические возможности компьютерной графики выросли сейчас на порядок, а стоимость устройств для «виртуального погружения» стала чуть ли не символической. Но нет: «не выходит каменный цветок», в смысле – не происходит полного погружения человека в придуманный мир. Ну, за исключением некоторых «фриков».

* * *

Впрочем, «фрики» и в прошлом могли «погрузиться» - причем, безо всех этих технических приблуд. (Например, посредством употребления различных «веществ». Впрочем, и с «веществами» дело так же обстоит не сказать, чтобы однозначно – но это, разумеется, уже совершенно иная тема.) Поэтому тут можно сказать только то, что даже пресловутая «ловля покемонов», которая для некоторых выглядела, как торжество «виртуальной» - ну, точнее, дополненной - реальности уже сошла на нет. Впрочем, если уж поднимать данную тему, то можно, опять-таки, вспомнить, что лет двадцать назад эти самые «карманные монстры» уже имели огромную популярность. Причем «ловить» их умудрялись безо всяких смартфонов или еще каких-либо электронных устройств – посредством банальных пластмассовых фишек. (Да, я знаю, что изначально данная игра разрабатывалась для портативных игровых приставок GameBoy. Но в РФ «геймбои» никогда не имели популярности – очевидно потому, что были дороги по сравнению с тогдашними зарплатами. В результате чего «покемономания» начала 2000 годов прошла у нас практически без связи с гаджетами.)

В общем, та «виртуализация мира», которую так ждали одни, и так боялись другие, в реальности не наступила. Более того, уже к концу 2000 годов стало понятным, что развитие подобной технологии сходит на нет, и что огромные надежды на то, что та же «игровая индустрия» может стать новым Клондайком – в смысле, тем «драйвером», что вытянет мировую экономику – оказалась такой же ложной, как и более ранняя надежда на пресловутые «доткомы». Итогом подобного разочарования стал поиск «новых путей спасения» экономики – в числе которых какое-то время побывал и рынок недвижимости, и сланцевая нефть, и разного рода «зеленые технологии», но, разумеется, так же безрезультатно.

Что же касается «информационных технологий», то они, конечно же, не были забыты – в том смысле, что до сих пор именно данная отрасль относится к «хайтеку». (Т.е., к “высоким технологиям” - вершине человеческой деятельности.) Однако эта «хайтечность» имеет, скорее, психологическую природу, связанную с тем, что именно тут современный человек последний раз наблюдал практически «неограниченные перспективы развития» - нежели с реальной ситуацией. (Все “прорывные” области, возникшие тут после 1990 годов, имели однозначно спекулятивную природу – и очень быстро «сдуваются» после прекращения пиар-накачки. Как это случилось, например, с нанотехнологиями – о которых сейчас мало кто вспоминает. Или с криптовалютами, которые, похоже, повторяют судьбу “наны”.)

* * *

В любом случае, та уверенность в том, что именно развитие «эй-ти» приведет к полному изменению человеческой жизни – вплоть до погружения большей части людей в пресловутые «виртуальные ванны», как в культовом фильме 1999 года «Матрица» - сейчас выглядит очень наивной. Ну, а реальное развитие «виртуальности» - довольно слабым и совершенно не соответствующим тем огромным перспективам, которые виделись из 1990, да и 2000 годов. Впрочем, даже это в указанном аспекте – не самое главное. В том смысле, что даже имеющийся уровень развития «информационных технологий» с точки зрения человека из, скажем, 1970 годов, мог бы показаться «достаточно высоким» для того, чтобы стать основанием для действительно важных общественных изменений. Но не стал…

Да, именно так: пресловутая «информационная революция», о важности которой так много говорили почти все – начиная с фантастов и заканчивая инженерами – в реальности… так и не состоялась. В том смысле, что все имеющееся множество «цифровой техники» так и не привело к кардинальным изменениям жизни людей. И подавляющая их часть существует в современном мире практически так же, как существовали их «предки». Впрочем, нет: надо прямо признаться, что уровень жизни «предков» - т.е., тех же «обитателей» 1970 годов – для современного человека почти недостижим. (Несмотря на все достижения цивилизации последнего времени – в том числе, и «цифру».) Поскольку польза от последнего оказались на порядок меньше, нежели огромная масса проблем, созданных движением мира к неолиберализму.

В рамках которого все достижения науки и техники оказались использованы только для одного – для развития спекулятивной сферы. Вот тут, действительно, прогресс произошел огромный – собственно, одна только область электронного денежного оборота чего стоит… (Кстати, так же “надуваемая” искусственно - через ограничение использования наличных денег.) Впрочем, даже в области спекуляций вряд ли можно похвастаться какими-то фундаментальными изменениями, поскольку “базис” тут остался прежним: некая ограниченная группа находящихся «на вершине» лиц может использовать ресурсы всех остальных для удовлетворения собственных целей. Так же, как это было пятьдесят или сто лет назад. (И все надежды на то, что «электронный рынок» позволит большей части людей стать «хозяевами своего дела», конечно же, не реализовались. А если что и реализовалось – то в крайне извращенном состоянии, при котором этот самый «деловладелец» оказался в положении ничем не защищенного мелкого ремесленника прошлого, жизнь которого много хуже положения «пролетария» середины ХХ столетия.)

* * *

И получается, что та потрясающая легкость информационного обмена, которую дала человеку «цифра», в реальности оказалась мало кому полезной. И это даже не говоря о том, что именно подобное положение позволило развиться настоящей «чуме XXI века» - «копиразму». Т.е., созданию действенной системы ограничения информации, которое свело практически в ноль любые преимущества «информационной революции». (Тут надо понимать еще то, что в РФ с ее торрентами «копиразм» еще не обрел той мощи, что на Западе. Где за нарушения «права на информацию» может последовать вполне реальное наказание.)

Однако “копиразм” в реальности является лишь верхушкой айсберга. В том смысле, что даже без «торжества копирайта» реальная возможность обретения действительно важной для человека информации в нашем мире оказывается близкой к нулю. Дело в том, что сотни телеканалов и миллионы сайтов при ближайшем рассмотрении оказываются заполненными чем-то, мало отличающимися друг от друга. И если уж рассматривать все это с «информационной точки зрения», то данный «информационный поток» можно сравнить, скорее, с «забивающим» каналы связи шумом, нежили с полезным сигналом. (Т.е., современный человек вынужден теперь тратить свои силы на дополнительную фильтрацию "информационных каналов”, т.е., можно сказать, что получить нужную информацию ему не легче, а труднее.) Причем, подобное положение оказывает влияние не только на пресловутый развлекательный контент, но и на более серьезные вещи.

В общем, оказывается, что та огромная масса информационных ресурсов - в значительной мере оказывается лишь поставщиком “информационного мусора”. Пресловутого “спама”, который давно уже не ограничивается классическими сообщениями на электронную почту и постоянно вылезающими рекламными баннерами, а определяет большую часть имеющейся сейчас “свободной информации”. (Т.е., то, что реально нужно, еще требуется поискать, а то, что легко находится - вряд ли имеет какой-то смысл.) На этом фоне не удивительно, что в рамках нынешней “информационной цивилизации” общая информированность людей о тех или иных важных событиях чуть ли не ниже, нежели в тех же 1970 годах.

* * *

Именно поэтому та реально огромная мощь вычислительных устройств и информационных сетей, которая оказалась доступной нашим современникам, на самом деле используется с крайне ничтожным КПД. Вследствие чего общее влияние всего этого на человеческую жизнь оказывается гораздо слабее, нежели это можно было бы ожидать. Впрочем, если честно, то в данной слабости есть не только неприятные стороны. А точнее, в ней гораздо меньше деструктивной составляющей - несмотря на огромные, бессмысленно потраченные и продолжающие тратиться ресурсы - нежели положительных аспектов для будущего человеческого бытия.

Но обо всем этом будет сказано уже в следующей части.

Tags: постсоветизм, прикладная мифология, техника. история, техникогуманитарный баланс, технооптимизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →