anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Как не был построен Торманс

Наверное, прозвучит удивительно – но та катастрофа, к которой с каждым годом все очевиднее скатывается современный мир – на самом деле катастрофой не является. В том смысле, что она не является «наихудшим сценарием развития» - т.е., сценарием, который имеет максимальную вероятность привести человеческую цивилизацию к гибели. Причем, это касается даже самой худшей вероятности исторического движения, приводящей к Мировой войне. Конечно, это не значит, что последней нужно радоваться – просто надо понимать, что есть вещи еще хуже.

Собственно, и с самой МВ дело обстоит не сказать, чтобы просто. По той причине, что под данное название попадает довольно широкий класс конфликтов, характеризующихся высокой степенью вовлеченности в них всех имеющихся государств. По крайней мере, экономически значимых государств. Что, в свою очередь, связано с уже не раз помянутым стремлением к захвату и переделу рынков – главной ценности капиталистического мира. (Именно по этой причине начались и Первая, и Вторая Мировые войны.) Подобное положение накладывает на Мировую войну определенные ограничения. Состоящие, во-первых, в том, что данное действо не должно вести к тотальному уничтожению противника. (Поскольку он – потенциальный рынок, и «выжигать до тла» последний было бы глупо.) Именно поэтому, скажем, во Вторую Мировую войну не было массового применения оружия массового поражения. (Химического, бактериологического. Да и обычные бомбежки – судя по быстрому восстановлению промышленного потенциала ФРГ – так же были далеки от тотальных.)

А, во-вторых, это же приводит к высокой вероятности выхода из войны после развала крупного капитала в связи с его (капитала) деградацией. (Поскольку МВ не имеет «положительного решения» - т.е., одержать быструю победу в ней невозможно… ) Впрочем, глубоко вдаваться в динамику Мировых войн тут нет смысла. Можно только отметить, что даже при подобном развитии событий всегда существует немалый шанс избежать тотальной гибели развитого социума. (О том, что даже тотальный термоядерный удар не способен полностью уничтожить «жизнь на Земле» - как это утверждается в некоторых «страшилках» - наверное, говорить давно уже нет смысла: эта концепция была ложной с самого начала.) Поэтому даже в случае самого худшего развития событий идея «заворачиваться в простыню и ползти на кладбище» вряд ли выступает хорошей тактикой – тогда важнее будет другое…

* * *

Поскольку даже в этом случае существует вероятность выскочить из дурной бесконечности кризисов-суперкризисов тем же путем, что и в прошлый раз. (Т.е., в 1917-1945 году.) Т.е., через образование социалистического общества, выступающего единственной силой, способной остановить бесконечную череду войн раньше, нежели наступит полная деградация. Да, это будет непросто, да это приведет к большим проблемам для живущих – однако данный ужас будет иметь конец. В хорошем смысле. В отличие от иной ситуации, которая гипотетически оказывается хуже войны. (Включая даже маловероятное отбрасывание человечества в каменный век.) Это – т.н. «железная крышка» или «железная пята» олигархии. Т.е., некое условное общество, характеризующееся высоким уровнем разделения людей но «неокастовому» принципу, при котором возникает возможность полного управления их поведением.

Подобные социосистемы сейчас принято именовать словом «тоталитаризм». Однако данное определение очень нечеткое – в том смысле, что основной упор тут сделан на «тотальный контроль» каждого гражданина со стороны государства. Тогда, как в реальности главный принцип указанной «железной крышки» состоит именно в разделения человечества на некие более-менее жесткие «касты», при котором люди полностью низводятся до некоей «функции». (Контроль тут вторичен и вытекает из абсолютной подчиненности «низших функций» «высшим».) Поэтому, скажем, фашизм и нацизм (как разновидность фашизма) к обществу «железной крышки» можно отнести, ну, а социализм, разумеется, нет. И даже современный империализм со его любимой «биг датой» и камерами на каждом здании, к указанному типу социумов еще не относится. (Поскольку разделенность общества в нем еще далека от абсолюта.)

Ну, а одним из наиболее характерных примеров подобной кастовой социосистемы в литературе выступает знаменитый Торманс из романа И.А. Ефремова «Час быка». (Само название взято из названия «планеты страданий» из романа Д. Линдсея «Путешествие к Арктуру.) В том смысле, что описанная там система социальных отношений настолько сильно разделена, что подобное состояние не меняется даже при условии войн и переворотов. (Т.е., даже кризисы не могут привести к избавлению от проблем, а, напротив, лишь затягивают их петлю.) В конечном итоге сам Ефремов в качестве единственного пути разрешения данной проблемы указал на помощь из космоса, от другой развитой цивилизации. (Вероятность чего в реальности достаточно мала.) Поскольку сама бурная история Торманса никакого выхода «из-под крышки» дать оказалась неспособна. (Любые конфликты и кризисы тут только истощают планету, постепенно сводя возможность для существования цивилизации к нулю.)

* * *

Так вот: указанная система – т.е., создание общепланетарной системы господства олигархии – была достаточно вероятным путем движения человечества еще совсем недавно. Причем, подобная возможность была видна еще во времена жизни Ивана Антоновича (в ином случае он вряд ли взялся бы за подобную тему) – и состояла в том, что советские руководители бы смогли «договориться» с властителями Запада о включении их в свою систему. (Подобное перерождение номенклатуры в конце 1960 годов было довольно очевидно. Ну, а в 1980 годы оно случилось в реальности.) Впрочем, возможен был переход и без «договора» - напротив, через серию войн между олигархическими супердержавами. (О подобной войне говориться и в «Часе быка».) В любом случае конец данной истории должен был означать установление единой «технической монокультуры» - в виде абсолютного господства «Западной цивилизации образца 1970 года». (Т.е., цивилизации, основанной на уже указанном «функциональном разделении» людей при полной утрате всех тех гуманистических механизмов, что обеспечивались «советизацией мира».)

Наверное, тут не надо говорить, что до определенного времени данный сценарий успешно выполнялся. В том смысле, что после крушения социалистического мира и развала СССР оспаривать гегемонию Запада стала некому. В результате чего возникла существенная опасность объединения всего человечества под эгидой указанной «монокультуры». Ну да: Китай в это время рассматривался, как «мастерская США», Индия так же активно прибиралась к рукам «хозяевами мира», Россия лежала во мгле развала – и единственным путем существования для нее виделось длительное «покаяние за ужасы коммунизма». (И только после этого ей бы дали возможность вступить во «весь цивилизованный мир».) Все же остальные государства выглядели настолько мелкими и несущественными на указанном фоне, что вопросов к тому, кто же должен «стоять во главе», не возникало. (Конечно: победитель в Холодной войне, «Град сияющий на холме» - Соединенные Штаты.)

Данный момент недаром был обозначен, как «Конец истории» - т.е., завершение длительного периода конкуренции различных «национальных и социальных путей». Как говориться, финал данной борьбы прошел, и победитель был определен. А значит, все остальные должны были бы следовать его пути в качестве «младших партнеров», постепенно превращаясь в некое подобие победителя. Т.е., в пресловутую буржуазную демократию либерального толка с незыблемостью частной собственности, торжеством предпринимательства и несокрушимостью вековой Конституции, определяющей гражданские свободы. Мир Макдональдса и Кока-Колы, Голливуда и Форда, потребительских кредитов и американской мечты. Поддерживаемый «традиционной деловитостью» англосаксов – высшей расы нового мира – и способностью американской армии сокрушить любую тиранию на Земле.

Так должен был прийти на нашу планету неокастовый мир. Мир, разделяющий людей на «сорта» - на те самые функции – в единой «геоэкономической системе», где одни должны добывать нефть, другие стоять у станка, третьи пахать землю, ну, а четвертые – заниматься креативным трудом. Который, собственно, и дает в указанной системе взглядов движение для всего остального. (С учетом понимания того, что для получения возможность стать «креативным» необходима сложная система демократических преобразований, «Третьему миру» фактически недоступная.) Причем –это казалось тогда не просто наилучшей формой существования человечества, но чуть ли не единственно возможной… Ну, а самом деле: какая альтернатива существует западной глобализации? Незначительное число «тираний», вроде Ирана, Северной Кореи или Кубы – которые не уничтожены только потому, что это не нужно «международному сообществу»…

* * *

Правда, уже в 2000 годах стало понятно, что с реализацией указанной системы есть определенные проблемы. В том смысле, что превращение всего мира в филиалы американских корпораций несколько замедлилось, а войны в на Ближнем Востоке или в Афганистане показали, что хваления американская армия в реальности, мягко говоря, отличается от своего образа на экране. (В плане эффективности действий.) Да и полное подчинение всех стран западной экономической системе – такое реальное еще недавно – после кризиса 1998 года стало гораздо менее очевидным. (Данный кризис ударил, прежде всего, по самым активным «вестернизаторам».) Собственно, именно поэтому в указанное время стали выдвигаться альтернативные проекты мироустройства в виде пресловутого БРИКС.

Тем не менее, даже подобные вещи были еще не способны были поколебать главный принцип «Конца Истории»: веру в абсолютную эффективность «либерального капитализма». И тот же БРИКС – равно как, скажем, и любые другие попытки альтернативного объединения – по существу, виделись той же глобализацией, но с иными «хозяевами». (Скажем, РФ еще до БРИКСа очень долго и упорно продвигала концепцию «Большой Европы» - совершенно очевидно либерального и демократического пространства.) Ну, а о том, что «современный мир» способен найти выход из любого кризиса, в 2000 мало кто сомневался. Поэтому, даже после наступления понимания того, что дальше «доить» пресловутую «микроэлектронную корову» уже не получится, начался активный поиск технологии на роль нового «драйвера» экономического развития. Эту роль пророчили то нанотехнологиям, то биотеху с медициной, то 3Д-печати.

Однако в реальности этот самый «новый драйвер» так и не смогли найти. И поэтому очередной кризис, наступивший в 2008 году, тупо «залили деньгами». С соответственным результатом в виде роста протекционизма и прочих способов «борьбы за рынки» - то есть, с применением технологий столетней (а точнее, многовековой) давности. Более того – даже указанный инструмент оказался в крайне «неумелых руках», и, по существу, лишь усилил идущие деструктивные процессы. То есть – вдруг оказалось, что современные «активные и креативные» люди так же неспособны противостоять идущей деструкции, как и все остальные. То есть: никаких «люденов» в руководстве корпораций и государств – т.е., личностей, владеющих сверхтехнологиями управления и предсказания – на самом деле оказалось.

А значит – ничто не могло уже помешать движению мира по той самой «траектории», по которой он, обыкновенно, и двигался в подобной ситуации. Т.е., по пути активизации борьбы за рынки, вылившейся в последние времена в пресловутые «торговые войны». Ну, а в потенциале… Впрочем, от том, чем грозит все происходящее «в потенциале», надо говорить отдельно. (Хотя, в общем случае, все и так понятно.) Тут же, завершая вышесказанное, можно только отметить еще раз, что поддержание «глобализаванного мира» в подобном состоянии оказывается невозможным в любом случае. И мечты «геоэкономиков» о том, что «каждый регион должен заниматься тем, что наиболее выгодно в рамках глобальной экономической системы», давно уже снова стали мечтами. (А вот «геополитика», еще в начале 2000 годов отсылающая к чему-то архаичному, снова «вылезла на поверхность».) А самое главное: говорить о «глобальное единстве олигархов» - т.е., о главной «скрепе» «железной крышки» - в современном мире стало невозможно. Ибо оказалось, что пресловутые принципы конкуренции действуют не только в мире презренного быдла, но и среди «расы господ». И реализовать общую, выгодную для всех «хозяев» стратегию в действительности никто не намерен – каждый хочет хапнуть все себе. (Даже если речь идет не о пресловутых «новых русских», но о представителях «древних банкирских родов».)

* * *

То есть: единая планета Торманс – на которой многочисленные кжи и джи смиренно вкалывают на своих хозяев, не ожидая в будущем ничего, кроме «храма Нежной смерти» - к великому счастью, вновь стала фантастикой. А единая западная «монокультура» с Макдональдсами и Голливудом, покрывающая всю планету, оказалась невозможной. Ну, а значит, у человечества появилась надежда. Надежда вырваться из указанного ужаса без помощи инопланетян – пускай и такими путями, которые многим кажутся неприемлемыми…

Tags: Иван Ефремов, исторический оптимизм, постсоветизм, прикладная мифология, смена эпох, социодинамика, фантастика, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →