anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Фритцморген, «инфантильные врачи» и рыночная экономика

Известный правый блогер и последовательный сторонник рыночной экономики Фритцморген/Макаренко естественным образом не смог остаться в стороне от нашумевшей истории с уволившимися в Нижнем Тагиле хирургами. По той простой причине, что это несколько подпортило светлый образ столь любимой им «небесной РФ» - страны, уверенно идущей к мировой гегемонии благодаря плановому отказу от любых социалистических завоеваний. (В отличие от пресловутых ЕС и США – кои, напротив, загибаются от роста последних.) Правда, как достаточно вменяемый автор, Фритц не смог найти достаточно аргументов для того, чтобы представить нижнетагильских врачей жадными сволочами, желающими вытянуть из нашего бедного государства побольше «баблосов». Поскольку это выглядело бы совсем уж неприличным.

Поэтому он решил зайти несколько с «другого конца». И показать: почему это получающие смешные – по мнению питерских программистов – деньги медицинские работники сами виноваты в своих бедах. Поскольку – опять же, с точки зрения указанной социальной прослойки – в нашем государстве имеется масса возможностей для самореализации людей любых профессий. Собственно, у Фритца/Макаренко половина постов выходит именно «про это» - однако поразительным образом огромное число людей эти «фритцевские лайфхаки» не желают использовать. Для объяснения данного эффекта блогер предложил следующие семь причин:

1. «Не хочу бросать своих больных».
2. «Они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем».
3. Дополнительные доходы.
4. Токсичные отношения с руководством.
5. Рыночные условия. (В смысле, низкая квалификация, за которую никто не будет платить.)
6. Инфантилизм.
7. Нематериальные бонусы
.


Если честно, то комментировать это не хочется. (Хотя, конечно, «инфантильные хирурги» прекрасно смотрятся в журнале человека, считающего игру в компьютерные игры серьезным занятием.) Тем более, что в приведенном выше списке наиболее важным является вовсе не то, как и чем Фритц пытается объяснить нежелание врачей оставлять свое низкооплачиваемой место. А то, что в указанные причины не вошло – хотя и лежит на самой поверхности. По крайней мере, гораздо ближе, нежели пресловутый инфантилизм, «токсичные отношения»  и стремление жить на поборы с пациентов.

* * *

Для того, что понять, о чем идет речь, напомню, что господин Макаренко у нас сторонник рыночной экономики,  постоянно заявляющий, что  все вопросы следует рассматривать через ее призму. Однако в данном случае парадоксальным образом он умудряется забыть один из фундаментальных постулатов данной системы. А именно – что на рынке, как минимум, должно быть два актора: продавец и покупатель. Это правило действует и на банальной толкучке, и в сфере международных контрактов, и в области рынка труда. (Т.е., в рассматриваемой ситуации.) В том смысле, что помимо работника, предлагающего ту или иную плату за свою рабочую силу должен быть и работодатель, эту силу желающий купить.

Наверное, вы уже поняли, о чем речь. Впрочем, это только завязка, поскольку дальше пойдет еще интереснее. В том смысле, что указанный выше работодатель покупает рабочую силу вовсе не ради своего удовольствия или желания угодить людям. (Такие случаи, наверное, бывают – но очень очень очень редко.) Обыкновенно данный субъект действует из несколько иных побуждений, а именно: стремления превратить эту рабочую силу в труд, который производит некую (прибавочную) стоимость. Ну, а последняя, как известно, представляет разницу между затратами на производство и той суммой, которую платит за данный момент потребитель. (Это, конечно, очень и очень упрощенно – но для данной ситуации указанного упрощения достаточно.)

В общем, еще раз очень кратко: работники нужны для того, чтобы продавать результаты своей деятельности на рынке, принося доход работодателю. К врачам, понятное дело, это так же относится – хотя бы в случае с приводимой Фритцморгеном моделью. (Он то изначально заявляет, что рассматривает вопрос именно в рыночных категориях.) Однако отсюда вытекает два аспекта. Во-первых, тот факт, что хорошая зарплата в данной системе может быть только при наличии хорошего рынка сбыта. (Разумеется, это условие не достаточное – очень и очень недостаточное – но, несомненно, необходимое. В том смысле, что если товар продан не будет, денег на зарплату не будет тоже.) Ну, а во-вторых, тот интересный момент, что реально большая часть «потребителей врачебных услуг» в том же Нижнем Тагиле – это вовсе не больные, как можно было бы подумать на первый взгляд – а компании-страховщики по ОМС. Которые не слишком горят желанием платить за услуги врачей. (Страховщики вообще не любят тратить деньги страхователей – они любят их получать.)
* * *

В любом случае, это сильно ограничивает рынок «медуслуг». И, соответственно, ограничивает и возможность существования высокооплачиваемых врачебных мест. (Есть еще госфинансирование – но наверное, все понимают, что в данной области отношение к деньгам примерно такое же.) Что же касается самих больных… Что же касается самих больных, то для них реальная оплата услуг врачей оказывается в большинстве случаев невозможной. Наверное, тут не надо объяснять: почему? (Если до кого не дошло, то путь откроет прайс любой платной клиники, и заодно посмотрит на «обобщенный социологический портрет» больных – которые резко тяготеют к «людям пенсионного возраста».)

Ну, а если не проясниться – то можно сказать прямо: стоимость тех же операций, составляющих от десятки тысяч рублей и выше, для большей части нуждающихся просто недоступна. Правда, есть люди, кои могут себе это позволить – но их довольно мало. По крайней мере в провинции, где зарплата в 30 тыс. руб. считается хорошей –и на эти деньги еще надо жить семьей. Ну, а если нет спроса – то нет и предложения. То есть, тех клиник, где ценят именно хорошую работу – а не возможность осуществлять «трансферт средств» страховых компаний или государства. (Желающие качественно лечиться за деньги в данном случае вынуждены ездить в более крупные города – где их количество «накапливается» достаточным для того, чтобы дать возможность работать частной медицине.)

Разумеется, речь тут идет о «серьезных делах» - скажем, о той же хирургии или пресловутой «высокотехнологической помощи». Поскольку разнообразные «медцентры» - занимающиеся, в основном, выдачей «справок», а так же несложными и «модными» направлениями – существуют и в небольших городах. (Хотя даже в той же стоматологии дело обстоит весьма неоднозначно за пределами банального лечения зубов: скажем, у нас на 100 тыс. жителей есть один (1) челюстно-лицевой хирург и ни одного парадонтолога.) Так что в реальности привлекать доводы из поп-психологии (пресловутый «инфантилизм» и «токсичные отношения») для объяснения того, почему же врачи в провинции работают за гроши, совершенно не нужно. Поскольку все прекрасно объясняется в более, чем кондовой рыночно модели: ни один работодатель не будет платить денег там, где он не может их заработать.

* * *

И да: есть, конечно, возможность переехать в мегаполис или, хотя бы, «миллионник». Но именно возможность, а не гарантия. Поскольку, во-первых, это будет значить полный слом всей своей жизни, а точнее жизни своей семьи. (А если человек реально не «инфантил», то для него семья значит очень много.) Ну, а во-вторых, необходимость съема жилья тут «сожрет» немалую часть прибавки зарплаты. (Врачи – не студенты, жить вчетвером на съемной «однушке» они не могут.) Ну, и в-третьих, врач всегда находится в определенной системе сертификации, и так просто пойти работать в любое место для него не получится. (Поэтому, скажем, он не может просто взять патент и открыть «частную практику» - даже имея для этого нужную квалификацию.)

В общем, кто-то, конечно – из молодых и бездетных – все же переезжает, находит работу и вкалывает, как папа Карло. (Понимая, что на квартиру даже в пригородах он никогда не накопит – и в лучшем случае будет платить ипотеку четверть века.) Ну, а остальные вынуждены соглашаться на те условия, что предлагают им «государственные больницы» - т.е., учреждения, завязанные на интересы страховых компаний ОМС. С соответствующими результатами. Еще раз: их толкает сюда не «инфантилизм», не лень, не желание «поборов с пациентов» и даже не низкая квалификация – а то, что в пределах ближайшей территории для них просто нет высокооплачиваемой работы. И – самое главное – быть просто не может по той простой причине, что за пределами государственной системы субсидирования потребителей высококачественных медуслуг просто не существует.

Поэтому единственно возможный процесс, происходящей в медотрасли, состоит в банальном «вымывании медицины» из провинции. Т.е.  – как уже не раз писалось – столицы процветают: уровень доступных медуслуг тут давно уже сравнился с западным при гораздо менее высоких ценах. (Недаром в Москву сейчас летают больные из Европы и США.) В «миллионниках» дело обстоит более-менее хорошо – хотя в том же Нижнем Новгороде по сравнению с Москвой «медицинская пустыня». Ну, а небольшие города с каждым годом теряют все более-менее дорогостоящие врачебные профессии. (Еще раз: на «стотысячник» может быть один (!) классный медицинский специалист – а может и не быть ни одного.) Что же касается сел – то там, в лучшем случае, фельдшер посмотрит  - и аспирин выпишет. (Все селяне, кто имеют деньги – сразу едут в районный, а то и в областной центр. Ну, а у кого денег нет, лечатся «народными средствами».)

* * *

Таковы закономерные итоги коммерциализации нашей жизни. (Тут даже пресловутые «реформы медицины» являются вторичными - речь идет но о "режиме", а об экономической системе.) И это – что самое неприятное – итоги промежуточные. По той простой причине, что сейчас еще в стране есть множество врачей, согласных работать за условные 30 т.р. В будущем их не будет, т.к. число «бюджетных мест» в медвузах все время сокращается. Ну, а тот, кто заплатил до 500 тыс. рублей за год за платное образование, разумеется, на указанную зарплату не пойдет. Поэтому, рано или поздно, но состояние данной отрасли приблизится к «норме» - той, что была в дореволюционной России  или существует в современных странах Третьего мира. (Когда в столицах блеск и технологии платных клиник – а в селе лечат колдуны и знахари.) И тогда современные проблемы покажутся детскими игрушками.

И никакими «вливаниями в отрасль» дело исправить не удастся. (В лучшем случае можно получить временный эффект – который быстро сойдет на нет, т.к. рынок есть саморегулирующаяся система.) Впрочем, есть надежда, что дело до этого не дойдет, поскольку данный процесс довольно длительный – а значит, определенные глобальные процессы сломают его ранее, нежели он сделает свое черное дело. Но об этом надо говорить уже отдельно…

Tags: Фритцморген, медицина, постсоветизм, прикладная мифология, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →