anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Фашизм, народ и история 2

Итак, как было сказано в прошлом посте , охват масс фашистской идеологией происходит исключительно при возникновении соответствующих социально-экономических условий. Разумеется, это не значит, что до данного момента указанная идеология не может существовать – конечно нет, она вполне может быть актуальной для тех или иных маргинальных групп. Но стать значимой для общества вне «больших процессов» фашизм никак не может.

Кстати, это довольно печально с точки зрения реальных «хозяев мира». Которые, в общем-то, отнюдь не возражали бы, если бы подвластный им социум существовал в условиях перманентной фашизации – того самого «корпоративного государства», при котором рабочие радостно маршируют во славу Великого Фюрера и Германской (к примеру) нации. Ну, и разумеется – основное свое недовольство сливают на евреев и коммунистов, не высказывая даже тени сомнения в мудрости существующего миропорядка. Да и неизбежное для фашистского государства стремление к расширению пресловутого Lebensraum’а – в смысле, непрерывных завоевательных войн, не ограниченных ничем – по существу, является наиболее комплементарным состоянием для мира крупного бизнеса. (Т.е., империализма.)

Однако вместо этого им приходится «мучиться» с рабочим движением, социальными выплатами и прочими механизмами взаимодействия между «трудом и капиталом». Причина этого состоит в том, что фашизм, будучи абсолютно выгодным для «власть имущих»: еще раз, это ведь «непосредственная террористическая диктатура самих представителей финансового капитала» - в действительности больше никому в обществе не нужен. И, разумеется, прежде всего, не нужен он наемным работникам, которые, собственно, и вынуждены нести на своих плечах все эти структуры «национального величия» и «преимущества расы». И финансово-экономически – в виде «замораживания заработной платы» и прочих прелестей «жизни в государстве-корпорации». И физически – поскольку именно данная категория населения оказывается главным источником солдат для неизбежных войн.

* * *

Поэтому, наверное, тут излишне будет упоминать о том, что именно наемные работники при «нормальных условиях» оказываются наименее восприимчивыми к фашисткой идеологии. В том смысле, что, как уже говорилось, отдельные представители могут высказывать отдельные мысли националистического характера – но до определенного момента это не развивается во что-то большее. И вот тут мы подходим к самому главному. А именно – к пониманию того, что же реально становится ключом к запуску массовой фашизации. В том смысле: что же представляют собой те самый социально-экономические предпосылки к созданию фашистского режима. Которые, скажем, превратили в 1930 годах Германскую республику в пресловутый Третий Рейх –со всеми вытекающими последствиями.

На самом деле, кстати, особой тайны в данном вопросе нет – он давно уже всем известен. Скорее наоборот – именно известность и общепринятость закрывают данную проблему от всеобщего понимания, поскольку «не может же все быть так просто». Хотя все действительно довольно просто – по крайней мере, в рамках социодинамических представлений. Итак, основной причиной роста фашизации общества является наступление мощного экономического кризиса. Который, с одной стороны, неизбежно приводит правящий к класс к отбрасыванию всех «внешних приличий» - вроде демократического устройства и т.д. (Поскольку речь начинает идти именно о выживании – тут уж не до «демократических спектаклей».) Ну, а во-вторых, серьезно подрывает «внутреннюю уверенность» рабочего класса в своей правоте – нанося серьезный удар по всему левому, а особенно – коммунистическому спектру политических сил.

Иначе говоря, в условиях, когда промышленность развивается, а производство растет, растет и понимание своей значимости рабочих и служащих. (Вплоть до появления помянутого выше рабочего движения.) Это понятно: раз капиталист не может обойтись без рабочих – а он не может обойтись без рабочих – то последние, рано или поздно, поймут свою важную роль. И даже могут научиться ее использовать в своих целях – через систему пролетарской борьбы. Но если экономика падает, заводы и фабрики закрываются, то указанная значимость пролетариата так же перестает быть очевидной. Ну, а самом деле: разве можно угрожать капиталисту забастовкой при условии, что последнему выгоднее просто закрыть завод, нежели удовлетворить требования рабочих? Поэтому, несмотря на то, что в условиях кризиса жизнь населения падает, падает и популярность левых идей. Точнее сказать, это происходит тогда, когда кризис «затягивается», не «пролетая» за год-два, как «обычные» кризисы перепроизводства, а длится десятилетия, погружая людей в липкое болото хронической нищеты и вечного выживания.

* * *

Собственно, это и произошло во время того Суперкризиса, который получил название «Великой Депрессии» - и, по существу, стал главным основанием для фашизации Европы. Причем тут стоит понимать, что, во-первых, эта самая «Депрессия» в реальности началась вовсе не с рокового октября 1929 года – последнее можно сказать только про Соединенные Штаты. Для других государств актуальность данного процесса проявиласть еще в середине десятилетия – когда стало понятным, что «положительный эффект» от послевоенного восстановления быстро выдыхается. (Еще раз: с 1914 года человеческая цивилизация находится в состоянии перманентного кризиса классового общества.) Поэтому уже в конце 1920 происходит буквальный «фашистский расцвет», связанный с резким ростом популярности указанных идей в народных массах.

Кстати, неудивительно, что первой страной, в которой данная идеология победила, оказалась Италия – государство, которое оказалось в наиболее неудачном положении после завершения Первой Мировой войны. (Среди развитых стран, конечно.) Так же крайне популярным оказался фашизм среди государств Восточной Европы – еще одних изначальных «лузеров» межвоенного экономического мира. (Восточноевропейский фашизм, впрочем, основывался не столько на катастрофическом положении промышленности, сколько на попавшем в перманентный кризис традиционном хозяйстве – т.е., в отличие от Италии или Германии тут основным «субстратом» для идеологии стали разлагающиеся мелкобуржуазные слои.) В любом случае связь между фашизацией и кризисом – точнее, длительным кризисом – прослеживается крайне четко.

Впрочем, как уже говорилось, это не было секретом даже для 1930 годов. Другое дело, что в послевоенное время – когда вероятность наступления Суперкризиса была сведена к нулю советизацией мира – подобное положение оказалось малопредставимым. Люди вообще плохо могут взаимодействовать с «большими процессами» - в том числе, и с экономическими. Поэтому они с легкостью отбросили подобное объяснение – и принялись искать другие (преимущественно, психологические) корни фашизма. Хотя в реальности основании данной бесчеловечной идеи – в экономике. А точнее – в том Суперкризисе, который сопровождает классовое общество с того рокового момента, когда оно окончательно потеряло возможность дальнейшего стабильного существования. (То есть – с начала ХХ века.) Поэтому-то фашизм оказывается актуальным не только в историческом плане – т.е., как «коричневая чума», охватившая когда-то Европу, и уничтоженная Советским Союзом. (Который физически сломал Третий Рейх и, что не менее важно, своей советизацией уничтожил условия существования фашизма.)

* * *

Поскольку вероятность нового попадания в условия «глубокого кризиса» -наподобие уже указанной Великой Депрессии – сейчас велики, как никогда. Точнее сказать, мы туда уже попали – в том смысле, что до сих пор единственным действенным механизмом, заставляющим экономику хоть как-то работать, выступает заливание кредитными деньгами. Однако понятно, что – рано или поздно – но этот способ работать перестанет. И вот тогда пресловутые «развитые страны» окажутся лицом к лицу перед указанным Суперкризисом. Со всеми вытекающими последствиями. (Именно поэтому в прошлом посту я прямо писал, что в той же Германии АдГ скоро покажется детскими игрушками.) Кстати, думаю, что пресловутая «политика толерантности» так же слетит с этой самой «Европы будущего» буквально за один мир – и Запад снова покажет миру свое неприглядное с изначальных времен лицо. (Вот только если раньше эта самая «неприглядность» соседствовала с высоким уровнем научно-технического прогресса, то теперь, увы… А точнее – к великому счастью это самое преимущество давно уже абсолютное.)

В общем, можно быть готовым к будущему новому пришествия фашизма в «цивилизованный мир». Разумеется, это не значит, что этот процесс будет однозначно повторять все, что было восемьдесят лет назад – но многие важные моменты нам не помешает вспомнить.

P.S. Кстати, если брать Украину, то можно увидеть, что главная причина роста фашистских настроений в данной стране – именно в том перманентном кризисе, в котором украинская экономика находится последние 20 лет. Причем, кризисе углубляющемся – в том смысле, что остановить промышленное падение так и не удалось за все постсоветское время существования. (Пресловутый «рост ВВП» данной страны целиком и полностью основывался на непромышленном секторе.)

P.P.S. О РФ в данном аспекте надо говорить отдельно. Пока же можно только сказать, что связано это исключительно с тем, как будет развиваться экономическая ситуация -- а главное, что будет с промышленностью. Именно с промышленностью... 

Tags: 1930 годы, история, постсоветизм, прикладная мифология, социодинамика, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments