anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Об мифе глобализации, его истоках и его последствиях. Часть первая

В прошлых постах ( 1, 2), были рассмотрены некоторые моменты «распада» современного мира на отдельные «секторы». Т.е., в очередной раз были показаны процессы, которые могут быть рассмотрены, как «завершение эпохи глобализации» и переходу к «классическому» империализму. Впрочем, указанные понятия не даром даны в кавычках – поскольку в реальности все обстоит еще интереснее. Поскольку на самом деле в настоящий момент рушится не пресловутая «система глобального мира», которая еще недавно казалась столь очевидной и несокрушимой – а нечто иное.

А именно – система мирового доминирования США. Конечно, многим может показаться, что в данном случае разница небольшая: ну, в самом деле, были Соединенные Штаты мировым гегемоном – однако при этом они сумели создать такие условия, при которых удалось построить некий глобализированный мир. Однако на самом деле как раз это и неверно. Поскольку, во-первых, соотносить пресловутый Pax Americana с неким условным мироустройством, при котором государственные границы перестали иметь всякий смысл, совершенно неверно. (Подобное можно сказать только про крайне ограниченную область.) А, во-вторых, никакого «устройства глобализованного мира» в реальности не было. В том смысле, что та «международная конструкция», которая возникла в конце 1980 годов – и которую сейчас принято именовать «глобализмом»  - на самом деле не является следствием неких целенаправленных усилий США. Да и вообще –каких либо усилий каких либо сил.  Скорее наоборот…

Об этом я уже писал. Но можно повториться кратко – и указать на тот момент, что в действительности «мировая гегемония» досталась США ровно таким образом, как Украине досталась пресловутая независимость. В том смысле, что данная страна (Штаты) получила указанное положение совершенно безо всяких усилий со своей стороны. (А если еще точнее –то полностью противоположно всем своим усилиям – но об этом надо говорить отдельно.) Еще раз: пресловутый «Мир по-американски» был создан вовсе не благодаря каким-то титаническим усилиям обитателей указанного государства. И даже не благодаря неким хитроумным планам, реализуемым его управителями. (Как утверждают многие конспирологи.) А получился совершенно «случайно» - а точнее, стал следствием сложных исторических процессов, роль США вместе со всеми ее хозяевами является минимальной.

* * *

На самом деле, кстати, это не сказать, чтобы неизвестно: скажем, тот факт, что Первая Мировая война оказалась для Штатов первой же ступенькой к «мировому господству» - в плане приобретения роли финансового центра, перешедшего от Великобритании – практически общеизвестной явление. То же самое можно сказать и про Вторую Мировую войну – когда, во-первых, США смогли окончательно «дожевать» издыхающие европейские «колониальные империи».А, во-вторых, продемонстрированная после 1945 года мощь СССР буквальным образом «загнала» в американский «загон» практически всех владельцев капитала. Которые перепугались идущей Мировой Революции гораздо сильнее, нежели потери конкурентного преимущества от данного шага. (Т.е., той самой «американской гегемонии», что еще лет десять назад виделась невозможной.) Так вот: данный момент, в общем-то, для многих ясен. Сложнее с соотнесением указанного «американского везения» с глобальными историческими процессами – кои для большинства являются terra incognito.

Поскольку, по существу, речь тут стоит вести о ни о чем ином, нежели об «естественных» последствиях развития Революции 1917 года и вызвавшего ее глобального Суперкризиса капитализма. Однако понятно, что американцы – да и вообще, подавляющее число людей – данную связь не поняли. И поэтому приняли данные изменения за следствие американской мощи и совершенства – что на послевоенном Западе стало практической аксиомой. Правда, оставался еще СССР, который не только не дрогнул перед «американскими победами» - но еще и создал новоявленному гегемону огромные проблемы. (Особенно после того, как осенью 1957 года было продемонстрировано однозначное преимущество советской науки и техники в виде запуска Спутника.) На этом фоне американцам пришлось – как уже не раз говорилось – определенным образом изменить свои внутренние подсистемы. (В первую очередь – такую важную подсистему, как образование.) В результате чего можно стало говорить об определенной «советизации» Соединенных Штатов – в том смысле, что устройство данной страны стало изменяться таким образом, чтобы соответствовать созданным СССР критериям. (А про европейские страны тут и говорить было нечего – послевоенное время для них стало периодом массового внедрения социалистических элементов.)

То есть, еще раз стоит сказать, что тот «капиталистический лагерь» во главе с Соединенными Штатами,  созданный после Второй Мировой войны, возник вовсе не потому, что эти самые Штаты оказались наиболее совершенными или, даже, наиболее хитрыми и наглыми. А исключительно по той причине, что данного государство оказалось в той ситуации наиболее «защищенным» от «ужасов социализма». (Прежде всего, по «географическим» причинам.) Тем не менее, и эта «защита» не являлась абсолютной – поэтому вплоть до 1970 годов можно было говорить об отступлении США по всем фронтам. Однако затем случились события, кардинально изменившие данное положение. А именно – из-за ряда процессов, происходящих в советском обществе, последнее приняло решение об отказе от социализма. Еще раз: данное изменение было совершенно «добровольным» - если так можно говорить про общественное движение – и связанным исключительно с внутрисоветскими особенностями. (Причем, к указанному времени даже влияние пресловутой «гонки вооружений» на советскую экономику оказывалось минимальным – в том смысле, что большая часть «сверхзатрат» в военной сфере здесь было связано, опять-таки, с «внутренними отношениями.)

* * *

В любом случае подобный «подарок судьбы» еще раз продемонстрировал сложность и неоднозначность исторических процессов – и, в частности, тот факт, что создание кардинально отличающегося от всего, что было «до» общества никогда не протекает гладко. Однако для Штатов происходящее означало то, что из очевидно обороняющейся позиции они смогли перейти в наступление. А точнее – в практический «захват» (добровольно) оставленной противником территории. Кстати, забавно – но и на этом месте они умудрились «наломать дров». В частности, разгромить созданную образовательную систему и систему производства инноваций – которая, в значительной мере, к концу 1980 годов оказалась заменена системой биржевых спекуляций. И, как «вишенку на торте», получили серьезный кризис 1987-1989 годов. Который был купирован только той полной и безоговорочной капитуляцией, которую совершил Советский Союз в 1991 году. (Причем, еще раз: совершил по собственной инициативе.)

Кстати, самое интересное тут то, что тогда мало кто на Западе вообще поверил, что «это всерьез». Именно поэтому самая «черная» точка бифуркации в истории последнего столетия – вторая половина 1991 года – была, по существу, практически пропущена Западом. (В том смысле, что тогда можно было с легкостью говорить не только о полном демонтаже России – но и превращении ее в совокупность чистых колоний. С лишением не только ядерного – но и обычного вооружения и фактическим низведением до уровня Сомали.) Тем не менее, в тот момент американцы и европейцы предпочли находиться на позиции «отвлеченного наблюдателя» с частными попытками обогащения на происходящим. А потому – выступить с поддержкой действующего режима, считая его единственной силой, способной противостоять «возвращению коммунизма». (Что для представителей «американской политической мысли» в то время выглядело достаточно вероятным.) И лишь после истечения десятилетия им стало понятно, что рассуждать о происходящем на постсоветском пространстве надо иначе, нежели в рамках концепции «возвращения СССР». (Впрочем, для многих «мыслителей» даже сейчас указанный факт вызывает неприятие.)

Впрочем, еще более важным тут стало то, что указанная система, сложившаяся после «конца коммунизма» - которого, разумеется, в реальности не было, поскольку не было коммунизма – стала восприниматься, как единственно возможная. Ведь, в самом деле, никаких противников Штатам и их гегемонии на горизонте тогда – в 1990 годы – даже не просматривалось. (Их пытались находить то в лице Японии, то в виде Евросоюза, то в образе пресловутого «мирового исламизма» - но это было совершенно не то. В том смысле, что для более-менее образованного человека была понятна искусственность данных «поисков». А уж для представителей американской элиты – которая, собственно, и создавала указанные конструкты – это было очевидным.) Поэтому стало считаться, что подобное положение будет существовать вечно. И будущее станет похоже на «бесконечно растянутые по всей земной поверхности условные США» - в которых «федеральная власть» давно уже стала анахронизмом. (А вот пресловутые Корпорации, напротив, сконцентрировали в своих руках абсолютную власть.)

* * *

Кстати, забавно – но подобная система даже для самих Штатов 1990 годов была экзотикой –подобное «квазилиберталистическое» устройство можно было с определенной натяжкой отнести только к отдельным районам страны. (Вроде пресловутой Силиконовой долины.) Что же касается всего остального мира, то он в указанное время просто находится в «прострации». В том смысле, что, будучи лишенными сколь либо серьезной субъектности – в связи с существованием описанных исторических факторов «наивысшего уровня», которые низводили любые «внутренние» разборки до уровня тараканьих бегов – подавляющее число даже относительно развитых экономически стран просто не могло быстро отреагировать на случившееся. Поэтому первое десятилетие «дивного нового мира» образца 1990 годов «внеамериканские» попытки «исторического воздействия» были крайне редкими и слабыми. Однако уже к концу указанного десятилетия ситуация несколько изменилась.

Но об этом будет сказано уже в следующей части…

Tags: СССР, США, геополитическое, прикладная мифология, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments