anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Об мифе глобализации, его истоках и его последствиях. Завершение

Итак, как было сказано в прошлом посте , первым серьезным «звонком», прозвонившем по «глобализованному миру», стал кризис 1998 года. Поскольку уже тогда стало понятно, что в этот блестящий «дивный новый мир» войдут не только лишь все. А точнее, мало кто туда сможет войти – по крайней мере, в виде целых государств. (До данного момента же подавляющее большинство людей верило, что «сегодняшняя Америка – это будущее для всего остального мира. В том смысле, что любая страна – если не будет отвлекаться на античеловеческие социалистические идеи – может превратиться в некое подобие Штатов со всем их блеском и роскошью. ) После 1998 же стало понятным, что «легкого пути» в светлое капиталистическое будущее не предвидится, и ни напряженная работа, ни копирование «передовых идей Западного мира, так просто «стать американцем»  не позволит.

Собственно, этот момент и может считаться началом конца «глобалистической утопии». Т.е., получается, что в чистом виде данная концепция просуществовала не более 10 лет – с условного 1988 года по год 1998. Правда, существовал «выработавшийся» в указанное время слой «гуманитарной интеллигенции» - а, по существу, людей, занятых в уже не раз помянутом пиаре – который мыслил исключительно в рамках указанно парадигмы. (Количество «пиарщиков»  доглобалистической эпохи было меньше в разы.) Поэтому, даже после случившегося, основная тональность разнообразных «интеллектуальных продуктов» изменилась несильно. Впрочем,  как уже говорилось, с данного момента большая часть людей перестали считать, будто «войти в будущее» удастся любому государству. Теперь все чаще стали возникать идеи, гласящие, что коснется это т.н. «золотого миллиарда». (Т.е., жителей развитых стран Европы и США.) Все же остальные могут попасть в данный «рай» только при условии эмиграции.

Впоследствии, кстати, это парадоксальным образом превратиться в известную «проблему беженцев». Но пока – в начале 2000 – речь шла исключительно о «цивилизованной миграции», в том числе и «трудовой». Поэтому, даже после того, как от кризиса 1998 года человечество плавно перешло к «краху доткомов», а от последнего проследовало к кризису 2008 года, значительное количество людей все еще продолжало думать, что за фразой «единство человечества» стоит что-то реальное. Даже при условии, что попасть на вожделенный Запад очень тяжело – а ожидать появление этого самого «запада» у себя дома вообще невозможно. Однако при этом количество товаров, помещающихся с континента на континент, росло, капиталы так же становились все мобильнее – поэтому вместо идеи о «свободе перемещений вообще» в качестве доказательства существования глобализации стала подаваться идея о том, что последняя состоит именно в этом.

* * *

Но это – как уже говорилось – было только начало конца. Поскольку последующее десятилетие (2000 годы) – вопреки всем ожиданиям «прогрессистов» - не только не стало временем преодоления последствий 1998 года. (Россию тут мы не берем – у нее, как уже говорилось, были совершенно иные проблемы.) Скорее наоборот: уже в начале его выявились новые «горячие точки». Скажем, уже не раз помянутый «крах доткомов» 2001 года – приведший к завершению «технологического оптимизма» 1990. Или, например, громкое банкротство компании «Энрон», в котором очевидно проявились наиболее серьезные проблемы «бизнеса 1990 годов» - а именно: полная ориентация на биржевые спекуляции. Правда, тогда все сделали вид, что это только «частный случай» - однако в действительности данную проблему можно было отнести практически ко всему.

Что и «выстрелило» в 2008 году. Когда внезапно оказалось, что подобная (Энрону) картина наблюдается практически по всей экономике. В том смысле, что к указанному времени практически все крупные фирмы оказывались заинтересованными исключительно спекулятивной деятельностью – полностью «забив» на все остальное. В результате чего экономика оказалась «забита» разнообразными «пустышками» - кредитами, получить возврат которых было невозможно, акциями, которые в принципе не могли приносить дохода, товарами, которые было нельзя продать, проектами, физическая реализация которых оказывалась невозможной. Ну и т.д., и т.п. В результате «крякнула» уже не одна фирма – а множество фирм, включая таких «монстров», как банк Lehman Brothers, существовавший с 1850 (!) года. И вдруг оказалось, что единственная возможность спасти экономику от еще более катастрофического падения – падения на уровень 1928-1932 годов, т.е., ко временам Великой Депрессии – состоит в накачке последней деньгами со стороны центральных банков. (В США – ФРС.) Что и было сделано.

Еще раз: неожиданно оказалось, что «свободная экономика», состоящая в «свободной торговле свободных производителей», не работает. Точнее – работает до того близкого момента, когда оказывается, что за пределами продажи условных биржевых бумажек она не имеет никакого смысла. (Хотя лет сто назад данная система была вполне действенной.) Итогом чего стал окончательный отказ от нее (а точнее – от ее элементов) в сторону концепции тесного сращивания бизнеса с государством – т.е., возврат к самому, что ни на есть, кондовому империализму. (От которого так старались уйти через разнообразные антимонопольные меры и т.д.) В результате чего крупный бизнес окончательно превратился в паразита, могущего выживать только благодаря постоянному притоку «государственной помощи» в виде сверхдешевых денег. (Ставка ФРС после 2007 года упала с 4% до 0,25% - т.е., деньги стали выдавать фактически на халяву. И это – как показывает практика – еще не предел. В том смысле, что уже начали говорить об нулевых, а то – и отрицательных процентных ставках.)

* * *

Собственно после этого говорить о какой-либо «глобализации» - даже в экономическом смысле – стало невозможно. Поскольку стало понятным, что только поддержанный мощной государственной машиной бизнес может хоть как-то выжить. (И не надо тут говорить о том, что ФРС – это частная лавочка. Поскольку она «работает» именно, как государственный орган – т.е., обеспечивает удовлетворение интересов всего крупного капитала, а не отдельных его представителей.) Впрочем, и помимо указанного механизма у современных государств нашлось немало методов обеспечить выживание своих хозяев. Скажем, неожиданно проявился старый добрый протекционизм – т.е., введение заградительных пошлин для иностранных товаров. Этот метод, кстати, был крайне популярным во время «классического империализма» 1860-1914 годов – и, разумеется, безусловно отвергался «глобалистами» конца 1980-1990. (Тогда считалось, что «только слабая авторитарная экономика» может так делать – как говориться, блестящее попадание пальцем в небо.)

Более того – необходимость для каждого государства обеспечить хоть какое-то существование «собственных» капиталистов окончательно разрушило еще один столп «концепции единого человечества». Причем, тот, который считался наиболее устойчивым: идею свободного перемещения капитала. В том смысле, что до определенного времени считалось, что «последнего не может быть много», и поэтому многие государства принимали к себе любые деньги – вне источника их происхождения. (Именно поэтому в мире прекрасно себя чувствовали разнообразные преступные синдикаты, «вращающие» такими средствами, которые в виде наличных просто невозможно использовать.) Тем не менее, уже к концу 2000 годов  началось массовое распространение «мер противодействия отмыванию преступных средств». (Которые в реальности касались именно ограничения притока лишних денег в экономику.)  Ну, а в новом десятилетии оказалось, что просто взять – и перевести несколько миллионов долларов из произвольной страны в произвольную страну, невозможно. Более того – в связи с известными «утечками информации» (которые на самом деле никакие не утечки) перестали быть «надежными гаванями» даже пресловутые оффшоры. (Хотя тут мы находимся только вначале пути – думаю, лет через двадцать все подобные «гавани» будут однозначно ликвидированы. Впрочем, возможно это случится еще раньше.)

Ну, а что делать, если вдруг оказалось, что рынки не просто перегреты – а ультраперегреты? (Включая, парадоксальным образом, рынки биржевых спекуляций – где теперь так же могут играть «не только лишь все».) И попытки еще чего-нибудь продать приводят не к «улучшению положения потребителей» - как это любят говорить разнообразные «гуру рыночной экономики». А к увеличению опасности полного обрушения экономики. Впрочем, развертывать собственное производство в «произвольной» стране было невозможно уже в 2000 годах. Разумеется, если речь шла о ситуации, когда производитель из «Третьего мира» приходил в страну мира Первого. Обратное, понятное дело приветствовалось – но подобное «фритерейдерство»  традиционно присуще империализму, и означает исключительно зависимое положение «страны-принимателя».

* * *

В общем, можно констатировать, что к настоящему времени большинство «элементов глобализма» уже не работают. Точнее сказать: некоторые из них не работали никогда, существуя лишь в мечтах глобалистов, да в пропагандистских антисоциалистических программах. Другие же были действенными лишь на исторически коротком этапе 1988-1998 года, или, в лучшем случае, 1988-2008 годов. Впрочем, понятно, что это – только начало. В том смысле, что дальнейшее движение мира к сегментации – проявляющееся, например, в ряде «торговых войн», но не только – приведет к еще большему разделению имеющегося сейчас «единого пространства». С сохранением исключительно декоративных элементов «мирового единства» – скажем, свободного передвижения туристов или пресловутых «собраний Г-7». (И то, последнее неочевидно.) Причем, происходит это практически везде – начиная с США, которые все сильнее «замыкаются в себе» по причине очевидной невозможности сохранять мировую гегемонию. (Впрочем, как уже говорилось, реальной гегемонии, т.е., возможности собственными силами противостоять всем или, хотя бы, более-менее развитым – государствам у них никогда не было.)

Ну, и в завершение самое главное: все происходящее есть совершенно закономерный процесс, вытекающий из экономических особенностей современного мира. А именно: из очевидной исчерпываемости имеющихся рынков, и необходимости жесткой конкуренции за последние. Но об этом – а равно и о том, что отсюда следует – надо говорить уже отдельно. Тут же, завершая вышесказанное, можно только сказать о том, что реальное единство человечество – с реальной же ликвидацией всех границ – возможно лишь в совершенно ином (в экономическом плане) мире. Наверное, все уже догадались – в каком.

Tags: геополитическое, закат Европы вручную, смена эпох, социодинамика, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments