anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Конец "эры Бахуса". Часть первая

/>Как уже говорилось в прошлых постах, изменения, начавшиеся после 1917 года, охватили самые неожиданные области человеческого бытия. В том числе и такие, существование которых мало кто мог связать со случившейся в России Революцией. К последним – помимо уже поминавшейся «сферы сексуальных отношений» - можно отнести и такую часть человеческой деятельности, как… потребление алкоголя. Разумеется, последнее можно рассматривать в качестве «подсистемы» бытового поведения (вместе с той же кулинарией и т.д.), однако традиционно ее выделяют в отдельную категорию. Точнее – в отдельную проблему. Которая, например, для нашей страны издавна считалась чуть ли не вечной, связанной с «национальной идентичностью» и прочими «русскими менталитетами». По крайней мере, так было до недавнего времени.

Однако события последнего времени поставили сторонников «менталитета» в неловкое положение, поскольку вот уже лет десять в России наблюдается …падение потребления алкоголя. Первые «звоночки» этого процесса была заметны еще в начале 2010 годов, но тогда они выглядели то ли «происками статистики», то ли случайными колебаниями. В общем, поверить в то, что население России стало меньше пить, было действительно тяжело. Поэтому традиционно уменьшение продаж алкоголя объясняли за счет «роста теневого сектора». (Хотя непонятно, почему это в те же 1990 годы данной «сектор» нисколько не мешал «официальному питию» - а точнее, наоборот, рос вместе с ним.) И лишь в последние два-три года стала, понемногу, приниматься идея действительного снижения уровня алкоголизма.

Тем более, что появились и косвенные признаки подобного. Например – снижение числа отравления алкоголем. (Если бы пьянство уходило в «тень», то, понятное дело, последний показатель бы рос.) Или, скажем, снижение числа алкогольных психозов - которые прямо коррелируют именно с уровнем пьянства. После чего общество, в общем-то, начало признавать случившееся. Однако если с наличием феномена – т.е., падения количества выпиваемого спиртного – постепенно начали соглашаться, то с объяснением его существует серьезная проблема. Разумеется, официальные пропагандисты и примкнувшие к ним «фритцморгены» не преминули отнести эту победу на счет действий руководства страны. Дескать, вот какой Путин молодец – победил врага, которого не могли одолеть ни цари, ни коммунисты.

* * *

Однако при внимательном рассмотрении становится понятным, что эта версия выглядит довольно бледно. В самом деле, чего такого было сделано в последние десять лет для того, чтобы победить «зеленого змия»? Ну, запретили продавать алкоголь в ларьках, ограничили время продаж до 22-00 и подняли цену водки до 200 (кажется) рублей. Еще ограничили рекламу спиртных напитков - и все. Конечно, все это хорошо – но достаточно ли для того, чтобы реально победить данного «врага»? Особенно с для тех людей, кто помнит последнюю «антиалкогольную кампанию» 1986-1987 годов. Наверное, тут не надо говорить, что принятые тогда меры были на несколько порядков более радикальными – например, цена на одну бутылку «сорокоградусной» составляла примерно 5% средней зарплаты. (10 рублей при з/п 200 руб.) И все равно – покупали, давились в очередях, выстаивая по несколько часов перед вожделенным магазином. Но пили! А самогоноварение, которое стало тогда явлением запрещенным? Точнее, оно было таковым всегда, однако до 1986 года на него смотрели сквозь пальцы! После же начали устраивать настоящие облавы. Однако это не мешало тому, что «гнали» в каждой второй семье.

В общем, конечно же, путем жестких репрессивных мер потребление алкоголя в указанное время удалось снизитьдо 4,7 литров чистого спирта на человека, однако удержать его не удалось. В том смысле, что стоило чуть ослабить «клещи», и данный показатель полез вверх – уже в 1988 году он стал 5,2 литра, в 1990 – 7,4, ну, а в 1995 достиг 11,4. (Максимум тут пришелся на 2007 с 12,2 литрами.) Надо ли говорить, что тогда рисовались апокалипсические картины будущего, в котором все население страны просто спивается, и изменить данную ситуацию практически невозможно. (Конечно, тогда предлагались прожекты радикальной борьбы с пьянством, по сравнению с которыми 1986 год мог показаться детским утренником, однако все понимали, что это – нереализуемо.)

И вдруг – начало обратного процесса, наступившее после совершенно “бархатных” мер. Причем, зафиксированное в изменении косвенных показателей - как уже говорилось, снижается число алкогольных психозов, отравлений и вообще, смертности, связанной с алкоголем. Если честно, то выглядит все это несколько загадочным. Правда, часто выдвигается гипотеза, связанная с ростом автомобилизации населения – однако она не объясняет тот факт, почему до 2007 года данный фактор не работал. (Рост количества автомобилей в стране происходил все время с начала ХХ века.) Еще более непонятен тот факт, что указанное "протрезвление” происходит при крайне неблагоприятной экономической ситуации 2014-2019 годов, характеризующейся падением уровня жизни населения. (Что подтверждают даже “охранители”, другое дело, что они уже с 2017 года видят “экономический рост”.) Со всех точек зрения это однозначно означает, что пить должны больше. Но в действительности падение потребления алкоголя продолжается.

* * *

То есть - считать, что Путин придумал что-то невообразимое, по своей эффективности превышающее все те меры по борьбе с пьянством, что проводились ранее, нельзя. Впрочем, это от него и не требуется - поскольку в реальности подобные процессы происходят практически по всему миру. В том смысле, что потребление содержащих этиловый спирт жидкостей падает и в Германии, и в Испании, и в Греции, и в Швеции - в общем, везде, где еще (относительно) недавно выпивка считалась “национальным времяпровождением”. Разумеется, обвинять в этом Путина невозможно - особенно если учесть, что в некоторых странах данный процесс начался еще тогда, когда указанный субъект заведовал клубом в ГДР. То есть - в 1970 годах. Переломным же тут может считаться условный 1980 год, после которого “зеленый змий” начал постепенно “распускать свои объятия”. (В том числе, и в СССР.) Разумеется, этот процесс - так же, как и все естественные процессы - шел не гладко, с периодическими всплесками и подъемами, но, в целом, тренд оставался одним. На снижение. (Ну, если не брать алкогольную вакханалию на территории бывшего СССР в 1990-первой половине 2000 годов, во время которой произошел резкий взлет алкоголизма.)

В общем, наши дорогие “охранители-лоялисты” и тут проявили недюжинную способность выдавать исторический “длинный процесс” за достижение властей. Впрочем, Бог им судья. Поскольку гораздо интереснее тут другое. То, что же реально лежит в основании происходящего. То есть, вопрос о том, почему пьянство, в течение веков бывшее самым распространённым и непобедимым пороком, вдруг утратило свою силу. Разумеется, сейчас уже понятно - в смысле, разумным людям понятно, а не “путинистам” - что основная заслуга подобного лежит на завершении процесса урбанизации. В том смысле, что именно в 1980 годах практически во всех странах произошла “замена поколений” с “бывшего сельского” на “настоящее городское”. Точнее сказать, этот процесс растянулся для разных государств на два десятилетия - начиная с 1960 годов для Франции или Англии и заканчивая началом 1990 годов для бывшего СССР. Что, в принципе, коррелирует с распространением идея трезвости и (относительно) здорового образа жизни. Правда, в бывшем СССР данное явление оказалось сильно искаженным благодаря “сверхстрессу”, связанному с гибелью страны и переходу к капитализму. (Что дало “парадоксальный” алкогольный пик 1990, и привело к потере здоровья и гибели миллионов людей.)

Тем не менее, даже подобное событие не смогло изменить “естественного хода вещей”. В смысле, стремления каждого последующего поколения пить меньше, нежели предыдущее. Правда, надо понимать, что снижение алкоголизма в данном случае - это именно снижение алкоголизма, а вовсе не разрешение всех проблем. Которые увеличиваются год от года, а не снижаются, как можно было бы предположить И - вопреки обыденному восприятию (особенно старшего поколения) - особого улучшения жизни данное изменение не несет. В том числе, и в финансовом плане. (Равно как и снижение потребления табака - ну да, на бухло и курево денег уходит меньше, зато коммунальные расходы растут, как на дрожжах.) Впрочем, ладно - это уже совершенно иной разговор.

* * *

Тут же стоит обратить на нечто иное - на то, что же стоит за изменением поведения поколений. В том смысле, что урбанизация, сама по себе, вещь, конечно, хорошая. Однако до середины XX столетия она никакого снижения алкоголизма не означала. Скорее наоборот, именно она вела к росту массового пьянства. Крестьянин, по большому счету, пил немного. И потому, что “лишних денег” у него никогда не было - причем, не только в России. И потому, что вопрос об обеспечении “алкогольной инфраструктуры” на селе стоял довольно остро - можно, конечно, гнать самогон или ставить брагу, однако это не сказать, чтобы просто. А в городе всегда есть пивные, водочные (или что там пьют в других странах) отделы в магазинах и т.п. вещи, ну, и конечно же, свободное время. (Которого на селе почти нет.) Собственно, именно поэтому массовый переезд вчерашних селян в города всегда сопровождался массовой алкоголизацией последних. Причем, то, что творилось у нас в 1960-1970 годы, выглядит детской игрой по сравнению с тем, что происходило в иных развитых странах. В том смысле, что там пили гораздо “крепче”, и с гораздо более неприятными социальными последствиями.

Другое дело, что в СССР, благодаря неклассовой структуре общества указанное “урбанизационное пьянство” было видно всем “образованным людям”. Поэтому оно оставило очень широкие “культурные следы”. В то время, как в других государствах подобное явление было разнесено с “носителями культуры” - что, собственно, и создало миф о “русском алкоголизме”. (Правда, и сами “носители”, судя по всему, закладывали неслабо - но это нечто иное.) В любом случае, те изменения, которые человек претерпевал, переходя к городскому образу жизни, в течение веков вряд ли можно было назвать “положительными в нравственном смысле”. Неслучайно еще в позапрошлом столетии возникало множество идей относительно “возврата к природе”, сиречь, дезурбанизации ради борьбы с ростом пороков. Поэтому одной только сменой места жительства объяснить нынешнее снижение алкоголизма не получится.

К счастью, мы имеем еще один фактор “в запасе”. Речь идет, разумеется, об уже не раз помянутом “великом переломе”, сиречь, переходе от классового к бесклассовому обществу. А точнее -к обществу, в котором институализировано неравенство людей, к обществу, в котором последнее выглядит “не комильфо”. (Несмотря на сохранение классовой структуры.) Поскольку именно этот фактор, по существу, и стал одним из самых значимых в плане нынешней “деалкоголизации” населения. Так же, как противоположный процесс в свое время привел к возникновению алкоголизма, как социального явления...

Но об этом всем будет сказано уже в следующей части.

Tags: Российская Федерация, исторический оптимизм, образ жизни, общество, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →