anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще раз о времени и истории на примере здравоохранения

К предыдущему

На самом деле Советский Союз стоит вообще считать «обществом длинных процессов». В том смысле, что практически все определяющие его облик явления имели «сроки завершения» в несколько десятилетий. Причем, многие из них имели длительность, превышающую не только срок «активности поколения» (25 лет), но и выходили за период двух (50 лет), или даже трех (75 лет) поколений. То есть – человек родился, жил и умирал во время «развертывания» данного явления, не имея возможности своими глазами увидеть плоды рук своих. Кстати, удобным примером указанного «длинного процесса» может выступать т.н. «здравоохранительный цикл» - т.е., создание в стране системы обеспечения здоровья населения. Который был начат в 1920 годах, а завершился… в настоящее время.

Собственно, о нем я уже не раз писал, однако для лучшего понимания имеет смысл повторить данную тему вновь. Итак, в досоветское время – в Российской Империи – система здравоохранения фактически отсутствовала. Нет, медицина там как раз была – причем, достаточно развитая, находящаяся на мировом уровне, а порой и превышающая ее. Имена великих русских врачей Боткина, Склифосовского, Пирогова золотыми буквами вписаны в историю мировой медицины. Была и определенная карантинная служба, и даже система санаторно-курортного лечения. Однако все это охватывало ничтожную часть населения – все тех же 5% «образованных сословий». Все остальные существовали в условиях буквально неолитического образа жизни – в том смысле, что лечились у знахарей и колдунов, уровень гигиены поддерживали где-то около нуля, а главным способом избавления от жизненных проблем считали «естественную смерть». Ну да, Бог дал – Бог взял!

Нет, конечно, были земские врачи – отчаянные энтузиасты просвещения и цивилизации, выступавшие миссионерами разума в густом мраке «древних традиций». Но их было очень немного, а возможности у них были незначительными. В конце концов, земства сами по себе никогда не были богатыми учреждениями, а значит, любую копейку они были вынуждены буквально выпрашивать у пресловутых «меценатов». (Для которых любое социальное или гигиеническое учреждение выглядело, как бессмысленная трата денег.) В подобном состоянии надеяться на значительное изменение в жизни людей было бессмысленно. Другое дело, советская здравоохранительная программа, прямо организованная государством. И поддержанная всей его пропагандисткой, а порой – и силовой – машиной. Подобная сила оказалась способной сломать вековые механизмы распространения болезней и резко поднять уровень здоровья населения.

* * *

Если честно, то сейчас мы даже предположить не можем того, насколько значительной была эта работа. В том смысле, что 99% изменений в здравоохранении советских времен были направлены исключительно на ту самую «темную» часть жителей страны, которая до этого никогда не прорывалась в «письменную историю». Поэтому у нас нет даже малейшего понимания фундаментальности происходивших тогда перемен. Нет, конечно, самоотверженности врачей и фельдшеров, ехавших лечить болезни в «глубинку», обычно отдается честь, однако масштабность подобных вещей редко ощущается.  Однако именно благодаря указанной работе в первые же десятилетия после начала программы удалось существенно сократить уровень взрослой и младенческой смертности, а так же фактически победить такие страшные болезни, до Революции крайне распространенные среди бедных слоев населения, как сифилис и туберкулез.

На самом деле сейчас тяжело даже представить, как можно было сделать это до открытия антибиотиков. Так же, как тяжело представить, что стоило «загнать в небытие» дизентерию, дифтерит, коклюш, холеру и т.п. беды, в массовом количестве поражавшие бедноту до этого. Особенно в тех условиях катастрофической нехватки средств. Но все же это было сделано, что составило «первый этап» развития здравоохранения, состоявший в широчайшем распространении «первичной медицинской помощи» и (насильственном и беспощадном) внедрении личной и социальной гигиены. Тем не менее, при всей важности данного процесса, стоит понимать, что, во-первых, полностью победить «ужас традиционной тьмы» на данном этапе было невозможно, так как базовые (антигигенические) привычки буквальным образом «пронизывали» всю жизнь крестьянского населения. Поэтому даже молодежи было тяжело с ними расставаться. (Скажем, «брать скотину в дом» перестали только в наше время – несмотря на яростную борьбу с данным явлением при СССР.) Что же говорить о старших поколениях...

Поэтому настоящий прорыв случился несколько позже. А именно – в 1950-1960 годах, когда, во-первых, урбанизация общества превысила 50%. А, во-вторых, «в силе» остались лишь «новые поколения», получившие воспитание уже в советское время. Именно тогда можно было увидеть радикальное улучшение здоровья, выразившийся через резкий рост продолжительности жизни. На какое-то время СССР по данному показателю даже догнал все остальные развитые страны. Кстати, для того, чтобы не было возражений типа того, что «это мировой процесс», и  «это все антибиотики», стоит отметить, что продолжительность жизни в развитых странах за 1940-1960 годы возрастала гораздо медленнее, нежели у нас. А ведь СССР в указанное время пережил чудовищную войну, отрицательное влияние которой на смертность очевидно! Да и вообще, находился в гораздо более сложных экономических и демографических условиях.

* * *

Но даже этот «этап» был далеко не окончательным. А точнее – совершенно неокончательным, поскольку полностью уничтожить «наследие традиции» так быстро было невозможным. Что, например, проявилось в начавшемся с конца 1960 годов росте употребления алкоголя, достигшем максимума в конце 1970 годов. Кстати, для понимания проблемы следует не забывать, что цена на спиртные напитки в СССР всегда была относительно высока. Скажем, бутылка водки в 1972 году стоила 3 рубля 62 копейки при средней зарплате в 122 рубля, т.е., составляла 33 ее часть. Для примера – сейчас, при средней зарплате в 42 тыс. рублей это означало бы около 1200 руб. за бутылку. На указанном фоне считать, что «советская власть поддерживала алкоголизм» могут только полные идиоты! Другое дело, что даже при такой стоимости алкоголя находилось немало «любителей» его потребления. А точнее, людей, для которых которым именно подобный образ жизни был наиболее подходящим по складу личности.

Поэтому все старания советского руководства к искоренению пьянства – а они предпринимались неоднократно еще до знаменитой «кампании 1986 года» - оказывались бесполезными. Этот фактор, а так же многие иные факторы, идущие из сохранения «традиционных представлений» даже в городской среде – скажем, невнимание к своему здоровью, стремление старших поколений «жить для детей и внуков» и т.д. – приводили к тому, что, достигнув  в середине 1960 годов максимального значения в 69,6 лет, продолжительность жизни остановилась. А потом … начала снижаться. Еще раз – надо понимать, что  это снижение происходило при непрерывном увеличении числа врачей и количества больниц и поликлиник, при условии высокого прогресса медицины и создании новых лекарств, наконец, при однозначном улучшении уровня жизни. Все больше людей перемещались в благоустроенное жилье, улучшали свое питание и возможность получения высококачественного лечения – а жили меньше.

Неудивительно, что подобный парадокс стал одним из оснований «советской консервативной идеи», проявившейся, например, через идеи «деревенщиков» и «русских патриотов». Дескать, нельзя человека «вырывать» из его привычной среды обитания – то есть, из того «традиционного ужаса» антисанитарии и тяжелой работы, которая издавна убивала подавляющее число людей. Подобные антипрогрессистские идеи широко распространились в 1970 годах и в дальнейшем стали одним из составляющих мифа о «России, которую мы потеряли» и прочей антисоветчины.  Однако в реальности указанная проблема была связана исключительно со сложными процессами «урбанизационного перехода», разрешаемыми только через смену поколений. Причем, одним поколением тут обойтись было невозможно.

* * *

Именно поэтому начавшийся в 1980 годах процесс тоже же «снижения алкоголизации» оказался довольно медленным – настолько, что большая часть населения его почти не наблюдала. Да и руководство страны, судя по всему, тоже – хотя он объективно шел. То же самое можно было сказать и про рост продолжительности жизни – которая лишь в конце 1980 годов смог превысить показатели середины 1960. Однако как раз в указанное время неожиданно «нагрянула демократия», с ее массовым сломом жизни у 99% населения –причем, со сломом, ведущим к практической нищете. И соответствующими негативными последствиями – начиная с новой, крайне жесткой алкоголизации и заканчивая резким падение продолжительности жизни. Что полностью сломало все начавшиеся улучшения.

Впрочем, то, что было в 1990 годах – это уже отдельная история. Поэтому тут вряд ли можно ее рассматривать – единственное, о чем не стоит забывать, так это о том, что в действительности данный период мог бы принести намного большие жертвы, если был не те великие достижения, что были сделаны в СССР. Поскольку именно они (советские достижения) стали одним из важнейших факторов, не позволивших стране полностью провалиться в пропасть – и сохранить подавляющую часть населения. Более того – именно на 1990-2000 годы пришлось завершение того самого «процесса создания здравоохранения», который был начат в первые годы советской власти. В том смысле, что, наконец-то, население России оказалось представлено исключительно «поколениями с сытым и здоровым детством», не знавшими ни голода, ни антисанитарии «традиционных крестьян». Более того – именно в 2000 годы количество людей, полностью адаптированных к городскому образу жизни, стало подавляющим.

Что, собственно, и выступило основанием явления, которое можно назвать «русским чудом» - а именно, начавшимся резким ростом продолжительности жизни. Который за 20 лет поднялся с 64 лет в 1995 году до 71 года в 2015. Наверное, тут не надо еще раз говорить, что данный рост происходил на фоне значительного сокращения доступности медицинских услуг при фактической стагнации медицинской отрасли, а так же почти полном прекращении санитарно-гигиенических мероприятий в стране. (Скажем, почти полном прекращении диспансеризации, фактическом прекращении санаторно-курортного лечения и т.д.) Поэтому относить его к результатам деятельности нынешнего «режима» является абсурдом! Другое дело, что «режиму» тут очень сильно повезло – в том смысле, что он смог собрать те плоды, которые посеяли его великие предшественники.

* * *

Но данный факт, в общем-то, выходит за пределы нашей темы. Поэтому тут стоит, скорее, еще раз попытаться осознать ту огромную работу, что была сделана в нашей стране в ХХ веке, а так же понять, насколько тяжело для обычного человека воспринимать явления, занимающие несколько поколений. А ведь «здравоохранительный процесс» - это еще не самый длинный из подобных процессов. Поскольку есть вещи еще длиннее – причем, значительно длиннее! Но о них надо говорить уже отдельно. А равно, отдельно надо говорить о том, как с ними надо работать и что для этого надо делать…

Tags: СССР, здравоохранение, история, медицина, образ жизни, общество, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments