anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Путин, как Екатерина Великая - или немного исторических аналогий

В прошлом посте был помянут феномен «сверхудачливости» нынешнего российского режима. Проявляющийся в том, что положение нашей страны оказывается достаточно успешным. Причем, вне того, как осуществляется государственное управление. Подобное состояние выглядит достаточно странным – особенно на фоне надвигающихся фундаментальных проблем. Однако на самом деле оно вполне объяснимо, и, более того, имеет довольно близкие аналоги в истории. Скажем, самый красноречивый пример подобного представляют Соединенные Штаты 1990-2000 годов. Которые совершая ошибку за ошибкой сумели в течение почти трех десятилетий оставаться мировым гегемоном. (Разумеется, говоря о том, что «Штаты совершали», стоит иметь в виду, что речь идет об американской элите.)

Тем не менее, можно найти аналог путинскому правлению и в истории России. Более того – «российский аналог» путинской «сверхудачливости» позволяет гораздо точнее увидеть ее причину, а так же посмотреть на последствия данного состояния. (Сразу замечу, что они – т.е., последствия – будут не сказать, чтобы приятными.) Ну, и разумеется, «наши» примеры все-таки нам ближе, и вызывают более теплые чувства, если так можно сказать. (Впрочем, не всегда и не для всех – но об этом так же будет сказано отдельно.) Итак, этот пример – то самое «блистательное екатерининское время», которое в течение более двух веков считается как чуть ли не самым «счастливым» периодом в российской истории.

* * *

Ну, разумеется, счастливым при рассмотрении с т.з. правящего класса – т.е., дворян. Поскольку для податных сословий ситуация будет иной – а точнее, полностью противоположной. Однако «письменная история», как уже не раз говорилось, до самого недавнего времени создавалась исключительно на основании представлений «образованных сословий». Поэтому неудивительно, что вплоть до советских времен указанный период оценивался однозначно положительно. Ведь действительно: во время правления Екатерины II Российская Империя не только значительно выросла – в это время к ней были присоединены самые различные территории, начиная с Белоруссии и заканчивая Чукоткой! Но и произошло превращения ее в «Великую державу» - в том смысле, что вместо вопроса поддержания собственного существования  (как это было ранее) Россия стала решать вопросы существования иных государств.

Как говорил тогдашний канцлер Империи Александр Алексеевич Безбородко: «ни одна пушка в Европе не смела выстрелить без позволения  России». Наверное, тут не надо говорить, насколько это отличалось и от того, что было ранее – и от того, что ждало страну в следующем столетии. На этом фоне знаменитое присоединение Новороссии и Крыма выглядело обыденным делом. Ну, действительно, что тут удивляться: захотели взять Крым – и взяли его. Кстати, в данном случае наиболее важным была не победа над Крымским Ханством и даже стоящей за ним Османской Империей. А тот факт, что вышеуказанное присоединение было «проглочено» ведущими европейскими державами, включая Британию. Поскольку последняя сама имела виды на указанный полуостров, казавшийся ей ключом к контролю над Черноморским регионом. Однако делать было нечего – величие русского оружия было очевидно, и противопоставить ему ни британцы, ни французы, ни, конечно же, турки ничего не могли.

Равно как ни британцы, ни французы не могли ничего противопоставить разделу польского государства – находящегося уже лет сто на издыхании, однако все еще не могущего «отдать концы». В том смысле, что установление добрососедских отношений с Пруссией – еще одна победа Екатерины, в будущем очень сильно помогшей Российской Империи – практически выбросило иные государства из североевропейского региона. Нет, конечно, оставалась еще Швеция, однако она рационально предпочла союзнические отношения с нашей страной – несмотря на все прежние «разночтения». Равно, как и Дания. Поэтому можно сказать, что  дипломатическая мощь екатерининской России оказалась на уровне мощи военной. Впрочем, понятно, что первое всегда и везде вытекает из второго – но, все равно, данный факт внушает уважение.

* * *

Впрочем, Россия второй половины XVIII столетия восхищала мир не только штыками и дипломатами. Были у нее и другие преимущества, неожиданно открывшиеся миру. Скажем, Санкт-Петербург указанного времени мог бы считаться одной из самых блестящих столиц Европы, обходя в данном плане и угрюмый Лондон, и грязный Париж. Правда, последний  давно уже отдал «столичный статус» Версалю. Но что такое Версаль? – по существу, один дворцовый комплекс, пускай и роскошный. А Парадиз-на-болотах  – это целый город, с широкими проспектами и площадями, построенный по передовому на тот момент проекту (правда, о канализации, как всегда, забыли), застраиваемый дворцами царей и знати, с садами и каналами. По сравнению с позднесредневековыми городами Европы – где были  узкие улочки, древние здания, давно уже утратившие свой «шик», крошечные площади и ужасающая антисанитария – российская столица действительно  выглядела намного приятнее. Несмотря на свой ужасающий климат!

Но главным тут были даже не дворцы – а то, что происходило в них. В том смысле, что балы, пиры и прочие мероприятия российской знати легко давали фору любым европейским увеселениям. На них съедалось огромное количество утонченных блюд самой изысканной французской кухни, дамы блистали в невероятных нарядах, сравнимых с версальскими, музыканты играли самые модные на указанный момент танцы. Куда там большей части европейских дворян, загнанных вечным безденежьем в угол, и вынужденных перебиваться чуть ли не с воды на хлеб, по сравнению с широтой российского загула! Когда на один бал могло быть потрачено денег больше, нежели было в  бюджете небольшого германского государства. И да – на данном балу можно было не только хорошо пожрать и потанцевать, но и поговорить на «современные темы». Причем, ни на каком-то варварском наречии – а на «передовом»  французском языке, который к концу 18 века стал крайне популярным среди русского дворянства.

Впоследствии данный факт будет очень сильно волновать «славянофилов», но пока, во время правления Екатерины Великой, данной особенностью можно было только восхищаться. Равно как и тем, что «государыня» может на равных переписываться с величайшими мыслителями современности, что она может писать пьесы (хорошие или плохие – это уже иной вопрос) и т.д.

* * *

Короче, если вы родились в екатерининское время в дворянской среде, то можете считать, что выиграли счастливый билет. (Если в крестьянской – ну что сказать, надежда на Рай после смерти всегда спасает…) Однако с чем же было связано подобное положение? В смысле – где лежало основание блестящих побед «екатерининских орлов», торжество российской  дипломатии и даже роскошь петербургских олигархов? Ответ, я думаю, очевиден. Основой блестящего века Екатерины стали проведенные Петром Великим реформы. Наверное, тут не надо особо объяснять, что сделал царь-реформатор. Поскольку большая часть его преобразований – начиная с создания современной армии и заканчивая введением европейского образования – хорошо известны. Впрочем, об одной – по существу, базовой для великих русских побед – вещи надо сказать отдельно.

Речь идет о создании русского дворянства – того самого класса, который и стал основой для екатерининского величия. Напомню, что дворянство в Российской Империи и дворянство в допетровское время – тогда, впрочем, говорили на польский манер «шляхество» -  довольно сильно различались.  Поскольку главной особенностью петровского дворянства была тесная связь его с государством. Не со своими родами – как у пресловутых бояр, а так же – не с «хозяевами», сюзеренами, как у европейских дворян, да и у русского «шляхетства». А именно с государственной машиной, с царем. Собственно, именно перед государством – и исключительно перед государством – дворянин нес ответственность, и именно от государства он получал все блага.

Наверное, тут не надо говорить, насколько сильно это изменило российскую жизнь. В том смысле, что если ранее основной задачей представителя правящего сословия было сохранение своего родового положения, родового имения, родовой чести, то теперь он вынужден был задумываться о необходимости несения государственной службы. Имения в данном случае, разбросанные по всей стране, оказывались для дворянина менее важными, нежели выслуживание государственного чина и получение государственного жалования. Подобное изменение очень сильно повысило динамизм российского общества – несмотря на прежнюю убогую его экономическую основу. И дало возможность поддерживать уровень новационности, сравнимый со среднеевропейским.

Разумеется, за указанную особенность пришлось заплатить – но о том, чем и как, а главное, когда – надо говорить отдельно. Тут же можно только отметить, что подобный «государственный феодализм», сиречь абсолютизм, оказался для России настоящим спасением. Поскольку  он не только не дал возможность Европе превратить ее в свою полуколонию. А ведь подобные основания были, поскольку если бы не Петр со своей новой армией, то Северная война закончилась бы расчленением русских земель вместе с польскими. (Русская феодальная армия под Нарвой была с легкостью разбита современными шведскими войсками.) Но и сделала ее – как уже говорилось выше – важным субъектом европейской политики. Т.е., позволило самой России задумываться о судьбе третьих стран. Т.е., именно Петр не дал Западу возможности превратить Россию в убогий цинский Китай, который можно завоевать одним британским полком – и затем чуть ли не до смерти отравить опиумом. Навсегда вычеркнув из мировой истории. (Китая смог сохраниться и подняться вновь только благодаря русской – то есть, советской помощи.)

* * *

В общем, грязная, жестокая и пошлая «эпоха Петра» - эпоха, во время которой «великие русские роды» втаптывали в грязь, в которую иностранцы приглашались на все ведущие посты, а пресловутая «палка» ходила по спинам не только простолюдинов, но и представителей самых благородных фамилий, эпоха кнута, водки и войн, частых поражений (и под Нарвой, и в Прутском походе) и редких побед – стала необходимым и единственным основанием «блестящего века Екатерины». Времени утонченной роскоши и блистающего богатства, века «торжества разума» и славы русских штыков. На этом фоне сама «матушка» - сиречь, София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, захудалая принцесса захудалого германского княжества – вряд ли может считаться сколь либо значимой для «русского успеха».

Нет, конечно, она прекрасно изображала «Минерву» - покровительницу наук и искусств, действительно могла писать Вольтеру (впрочем, кто из европейцев не мог ему писать?) и открыла Московский Университет. Она даже провела ряд действительно нужных реформ – например, религиозную реформу, приведшую к секуляризации церковных земель, национальную реформу или губернскую реформу. Ну и т.д. и т.п. Однако в плане взаимодействия с базовыми основаниями российского бытия ее действия вряд ли могут считаться исключительно правильными. Скорее наоборот. Скажем, та же «Жалованная грамота» дворянству, по существу, приводила к ликвидации упомянутой выше «служилой системы» петровского государства. (Хотя понятно, что большую часть «дворянских вольностей» ввел ее супруг во время своего короткого правления.) То же самое можно сказать и про развитие системы крепостного права, которая именно во время Екатерины получила свое «максимальное воплощение» в плане полной ликвидации крестьянских свобод. Впоследствии это очень сильно «аукнется» ее наследникам. Равно, как «аукнется» либерализация внешней торговли, давшей указанным выше дворянам возможность наслаждаться всеми достижениями современной цивилизации, но при этом приведшей к полному расстройству государственную финансовую систему.

И уж конечно, не стоит забывать про пресловутый фаворитизм - т.е., предоставление неслыханных благ и преференций «личным друзьям» высшей власти. Разумеется, тот факт, были ли эти «друзья» в интимных отношениях с царицей или нет, особой роли не играет. В том смысле, что гораздо важнее тут было то, что, во-первых, фавориты дополнительно разрушал созданную Петром систему государственной службы, так как с легкостью «прыгали» через все служилые ступени. А, во-вторых, они практически выводились за пределы возможностей государственного контроля. То есть, они могли бездумно тратить фантастические средства, выделяемые государством – и тратили, в основном, их на себя. Разумеется, в настоящее время принято закрывать на это глаза – дескать, все эти дворцы и имения есть мелочи на фоне того, что было построено ради блага русского народа. (Поскольку сейчас, как нетрудно понять, твориться то же самое.) Но на самом деле, подобная политика «поддержки друзей»  - кстати, не только финансами, но и землей с крепостными крестьянами,  щедро раздаваемой царской рукой – выступала основанием для зарождения очень неприятного явления. Той самой «большой коррупции», которая весь следующий век станет головной болью для российской власти. (Но побеждена ей так и не будет – став одним из оснований гибели Империи.)

* * *

В общем, как уже можно было догадаться, количество аналогий между «блестящим веком Екатерины» и правлением уже «нашего Счастливчика» очень и очень велико. В том смысле, что и то, и другое  было основано на «заложенных» относительно давно «больших процессах», которые как раз в указанное время «дозрели» и позволили собирать с них обильные плоды. При этом с легкостью можно было «подрывать корни» данных систем, создавая для своих потомков огромные проблемы – так как инерция в данном случае колоссальна. (Что не испорть – отвечать будешь не ты!) В общем, «блеск и красота», немыслимая для суровых предков, торжество потребления элиты, роскошь государственной власти – и даже решение многих действительно важных проблем. Но – полное невнимание к экономическому базису! И при этом – однозначное вхождение в историю! Это-то ни у «матушки», ни у нынешнего главы режима не отнимешь...

Впрочем, обо всем этом надо говорить уже отдельно.

Tags: Путин, Российская Империя, Российская Федерация, Россия, история, прикладная мифология, смена эпох, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →