anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Легенда о несбывшемся грядущем 3

Итак, главное достижение Революции 1917 года можно обозначить, как приостановление сползание капитализма  к тому, что Джек Лондон называл «Железной пятой», а мы сейчас именуем фашизмом. То есть – к обществу, в котором человек напрямую сводится к выполняемой им «экономической функции», полностью лишается свободы воли. Превращается в чистый инструмент в руках олигархов. Напомню, что именно к данной схеме капитализм стремился до Первой Мировой войны – принуждаемый к этому своей собственной природой, требующей концентрации и роста отчуждения труда. Но тогда не получилось – случился кризис, вызванный столкновением между разными «капиталоносителями». Сиречь, Первая Мировая война.

Да, тут Лондон – интерпретировавший марксизм в рамках «линейной парадигмы» - несколько ошибся. Поскольку в его представлении будущие военные действия – а он предсказывал столкновение между Штатами и Вторым Рейхом – оказывались гораздо более слабыми, в результате чего они могли быть прекращены путем всеобщей забастовки. Реальность, как известно, оказалась иной – здесь война охватила практически весь мир настолько «цепко», что выйти из нее удалось только после значительного разрушения всего капиталистического хозяйства. Впрочем, выйти смогли не только лишь все – в том смысле, что три довоенные империи (Российская, Германская и Австро-Венгерская) подобного действа не пережили. (В 1922 году к ним прибавилась Османская.) А два ведущих колониальных государства – Великобритания и Франция – оказались в состоянии «полураспада».

Впрочем, еще более важно тут то, что случившаяся в России Революция в значительной степени «напугала» капиталистов всего мира – настолько, что это на какое-то время остановило указанное выше движение к «железной пяте». В том смысле, что «господствующим трендом» для всего мира в первые после Первой Мировой войны годы стала социал-демократия с ее идеей «подкупа рабочих» - т.е., предоставлении им минимального набора благ в обмен на снижение уровня классовой борьбы. Кстати, это было очень серьезное изменение – в том смысле, что теперь пролетарий с относительной легкостью получал то, за что еще недавно приходилось серьезно сражаться. (Скажем, минимальный уровень заработной платы, пособие по безработице, определенные меры в плане ограничения эксплуатации и т.д.)

* * *

Однако бесконечно продолжаться это не могло. И потому, что указанные блага были действительно минимальны – и облегчали жизнь рабочих совершенно недостаточно. И потому, что капитал – исходя из своей природы – даже их воспринимал, как обузу. Поэтому – по мере «прихода в чувство» капитала после войны – неизбежно было начало «обратного движения». В определенной мере этому способствовала и недоброй памяти «российская эмиграция», со своей убежденностью в том, что «большевизм – это колосс на глиняных ногах». Которая, будучи частично переданной западной элите, сыграла очень плохую «шутку» со всем миром в плане будущих событий – в том смысле, что создало иллюзию легкой победы над Советской страной. (Хотя реальный итог той же Интервенции свидетельствовал об обратном. Да и само наличие белых в Европе так же значило отнюдь не беспомощность Советской власти.)

В любом случае, «откат» наступил еще в 1920 годах. Когда зародилась – и начала расползаться по всему миру, как эпидемия, та самая фашистская идеология, которая основывалась на предсказанных Джеком Лондоном принципах «Железной пяты». Т.е., на разделении человечества на «всемогущих властителей», их «личную гвардию» (не ограниченную в насилии никакими законами), некоторое количество квалифицированных «юберменшей» - и огромную массу недочеловеков, которых можно эксплуатировать в хвост и гриву. А если нет возможности эксплуатации – то просто уничтожать, переводя бесполезных людишек на полезное мыло и абажуры. То есть – осуществлять открытую террористическую диктатуру крупного капитала. (Который на указанный момент представлял собой капитал финансовый.) Эта самая идея оказывалась популярной не только в Германии или Италии. Напротив, к концу 1920-началу 1930 годов ползучая фашизация затронула и Испанию (тут фашисты были с «католическим душком»). Охватила она и многие страны Восточной Европы – начиная с ультранационалистической Польши и заканчивая Румынией. Были собственные фашисты и во Франции, и в Великобритании. Наконец, нельзя еще раз не указать на то, что эта «зараза» проникла и за океан.

Правда, как уже говорилось, собственно фашисты – т.е., те, кто так себя называл и ходил «под знаком свастики» - в Штатах не имели особой популярности. Однако сторонников «разделенного общества» было гораздо больше. Например, тут нельзя не вспомнить пресловутый «Американский легион» - полный аналог германских фрайкоров, тех самых, что стали главным врагом социалистического движения в стране, а затем – и прямым инкубатором нацизма. Американские «фрайкоровцы» мало чем отличались от своих германских коллег – в том смысле, что всегда были готовы применять насилие против любых «бунтовщиков». И единственная причина непревращения их в пресловутые Sturmabteilung состояла в том, что пока в данном действе не имелось особой потребности. В том смысле, что пока у них – а так же у подобных «патриотических объединений» - оказывались только «локальные цели», вроде разгона рабочих демонстраций. До «тотального насилия» дело пока не доходило.
Однако чем дальше, тем более «коричневым» становился горизонт. В том смысле, что тем сильнее проявлялись фашистские черты даже в достаточно демократическом еще американском обществе.

* * *

Например, у американского писателя Стейндбека есть роман «Грозди гнева». Произведение это посвящено «дефермеризации» США в 1930 годах. Т.е., массовому разорению мелких сельхозпроизводителей и превращение их в сезонных рабочих. На самом деле, кстати, весьма интересная книга – скажем, она показывает уровень массовой американской агрикультуры в указанный период. Которая – как это не удивительно прозвучит – не сильно отличалась от таковой в той же Российской Империи. Нет, конечно, технологический уровень тут был повыше – скажем, деревянной сохой никто не пахал – однако разрыв был не сказать, чтобы «космическим». Например, для вспашки широко применялся конный плуг, были конные сеялки, бороны и т.д. Тракторов – и, как это не удивительно прозвучит – автомобилей в сельском хозяйстве США было немного, электрификация ферм тоже в основном отсутствовала. (Зато широко использовались ветряки – современные «зеленые» были бы в восторге.)

Ну, и конечно же, главное преимущество американских сельхозпроизводителей было в климате. Поскольку он в Штатах на порядок выше, нежели в России – что позволяло фермерам до определенного времени жить гораздо сытнее. Однако проходило время – и истощение земель (полноценный севооборот мелкие собственники вести не могли), а главное – стремление капитала к концентрации брали свое. В том смысле, что где-то с начала 1930 годов началось массовое разорение ферм со скупкой земель крупными предприятиями. На самом деле, кстати, это было связано даже не с начавшейся Великой Депрессией – последняя только подтолкнула процесс, а главное – лишила людей почти всякой надежды на поиск новой работы. Поэтому бывшие фермеры влились в общую массу обездоленных, которая в то время составила значительную часть американского общества.

Тут интересно, что Джек Лондон в «Железной пяте» так же писал о подобном процессе. Т.е., он предупреждал о том, что уничтожение капиталом мелких производителей и вливание их в ряды пролетариата будет неизбежным. (Впрочем, это говорили еще Маркс и Энгельсом.) Другое дело, что это случилось не в 1910 – как было указано в романе –а на 20 лет позднее. (По приведенным выше причинам.) Однако направление «движения» было то же самое – к олигархической диктатуре. Причем, диктатуре с несомненным террористическим оттенком –поскольку только террор может сдерживать огромную бесправную массу людей. Кстати, на этом фоне очевидным становится идиотизм наших «любителей оружия» с их идеей о том, что наличие «пушек» на руках населения может выступить противовесом государственному насилию. Поскольку указанные фермеры, как раз, были вооружены – ружья и пистолеты были для них нормой жизни. (В «Гроздях гнева» указано, что деды разоряемых фермеров сами отняли эту землю у индейцев – безжалостно ведя с ними войну.) Однако против государственного террора любая «пушка» - бессмысленная мелочь.

Впрочем, в определенной степени «Вторая поправка к Конституции США» сыграла свою роль –но в полностью противоположном плане. В том смысле, что она давала неограниченную власть уже помянутым «фрайкорам» - т.е., ультраправым борцам с любыми бунтами. Которые – поддержанные отсутствием реакции на свой беспредел со стороны властей – могли безнаказанно убивать любых своих противников. Если честно, то даже германским их «коллегам» до 1933 года подобный уровень «свободы» был немыслим – нацистским «бойцам» приходилось «выкручиваться» с кастетами, ножами и дубинами. Правда, если немцы «боролись с крамолой» в крупных городах – вроде Берлина или Мюнхена – то в Штатах подобная «борьба» растягивалась по огромной территории, не затрагивая промышленные и культурные центры. Которые продолжали быть левыми. Но это уже особенность логистики и географии, а не общества.

* * *

В общем, к концу 1930 годов США – равно, как и иные западные страны – оказались «беременны фашизмом». И «Железная пята» оказывалась неизбежным состоянием для империализма – так как вытекала из базисных свойств подобного общества. На этом фоне знаменитый рузвельтовский «Новый курс» выглядит довольно двусмысленным действием. В том смысле, что он вполне мог быть «повернут» в сторону, противоположную той, которая была принята – если бы обстоятельства сложились несколько по иному. Конечно, это не значит, что сам Рузвельт был сторонником фашизма – разумеется, нет. (Его поведение показало обратное – то, что он был более близок к социал-демократическим идеалам.) Однако что значит личность там, где действуют фундаментальные законы развития? В том смысле, что если бы глобальные социальные процессы «сошлись» несколько по иному, то вряд ли что-то могло защитить его. (На этом фоне, кстати, интересно, что когда Рузвельт в 1944 году пытался провести через Конгресс социал-демократический Второй Билль о правах, то сделать ему это не удалось. А через год он умер. Нет, я ни на что не намекаю – а просто говорю о том, что невозможно «прыгнуть» через фундаментальные закономерности.)

Но данный «фашистский поворот» все же не случился. Судьба оказалась во второй раз милостива к Соединенным Штатам. В том смысле, что начавшаяся в 1939 году новая Мировая война достаточно сильно изменила ситуацию перед американским государством, на какое-то время снова дав «облегчение» капиталу, и позволив на время прекратить процесс «закручивания гаек». (ИМХО, «подожди» Гитлер года два – и неизвестно, что бы сложилось в Штатах.) Однако понятно, что и в этот раз данное «послабление» было временным. Поэтому неудивительно, что после завершения Второй Мировой войны началась «третья серия» фашизации США. (Уже помянутая в первом посте  серии.) К величайшему счастью, разрушенная «Советской тенью». Т.е., тем огромным промышленным, экономическим и военно-политическим потенциалом, который получила наша страна к этому времени. И который – в отличие от первой половины века – никто не мог уже оспаривать. Но это, разумеется, совершенно иная история.

Поэтому тут, завершая вышесказанное, можно только еще раз отметить, что указанная особенность показывает, во-первых, то, что никакого «развития капитализма» после 1910 года быть не может – может быть только «Железная пята», сиречь олигархизация, сиречь, фашизм. А, во-вторых, что Великая Октябрьская Революция 1917 года – т.е., первый акт Мировой Пролетарской Революции – не может считаться «преждевременным» или «случайным», как это любят заявлять некоторые «левые». Поскольку если бы ее не было – то было бы столкновение пролетариата с мощной олигархической террористической диктатурой, наподобие той, что описана у Джека Лондона в романе. С тем же самым финалом – в том смысле, что на человечество на века была бы опущена стальная крышка олигархизма. Справиться с которой было бы невозможно. Ну, а в третьих…

Ну, а о том, что «в третьих» - так же надо писать уже отдельно.

Tags: Принцип тени, США, история, прикладная мифология, революция, социодинамика, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments