anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Конец эпохи "всевластия денег"

Интересно, но проблема, описанная в прошлом посте – которая состоит в том, что в современном обществе сколь угодно большой «капитал» невозможно перевести в реальное производство из-за проблем с квалифицированными специалистами – является гораздо более фундаментальной, нежели может показаться на первый взгляд. В том смысле, что она означает крайне важную перемену, к которой подошло в настоящее время человечество, и которая, собственно, способно разделить саму его историю на две части.

Речь идет о том, что данное состояние означает нарушение «принципа эквивалентности капитала». Или – лишает «капитал» права называться капиталом. (Вот поэтому указанное понятие выше указано именно в скобках.) Что это значит? А значит это вот что: вплоть до недавнего времени обладание некоторой суммой денег автоматически означало обладание некоторой суммой отчужденного человеческого труда. В определенных случаях это очевидно – скажем, при найме работников. Например, имея на руках условные 1000 монет, можно легко получить 100 каменщиков на 10 месяцев при оплате их труда из расчета 1 монета в месяц. То есть – вместо двух собственных рук и ног «монетовладелец» легко получает сотню. То же самое можно сказать и о приобретении готового изделия – хотя, конечно, это не так очевидно. В том смысле, что при покупке указанного предмета приобретается, прежде всего, именно возможность его изготовления чужими людьми.

Разумеется, есть случаи, когда платится за что-то иное – скажем, за эксклюзивный доступ к тем или иным редким ресурсам. Но для подавляющей части вещей подобная часть стоимости незначительна – скажем, в том же автомобиле, смартфоне, табурете или йогурте подавляющая часть затрат сводится именно к затратам на создание данного продукта. Разумеется, затратам комплексным – в том смысле, что в стоимость смартфона входит не только цена его сборки или, даже, цена изготовления комплектующих, но и стоимость производства оборудования, на котором его сделали, а так же стоимость «маркетинговых услуг» по его продаже и т.д. Разумеется, это очень упрощенное представление очень сложной темы – включающей в себя такие вещи, как понятие прибавочной стоимости, эксплуатации и т.д.

* * *

Но в данном случае все это не нужно – нужно только понимать, что основной смысл капитала состоит в том, что он обязательно может быть конвертирован в трудовую деятельность. (И наоборот – труд может быть превращен в капитал посредством его отчуждения.) Поскольку если этого нет – то, разумеется, деньги капиталом считаться не могут. Кстати, в определенной мере, докапиталистическая эпоха и является докапиталистической именно потому, что тогда пресловутые «монеты» еще не решали все. В том смысле, что была определенная преграда произвольному использованию труда в виде пресловутых корпораций, гильдий и т.п. Более того, гораздо более актуальной часто оказывались неэкономические способы мобилизации трудовых ресурсов – барщина, посылка крестьян на ремонт дорог и т.д.

Однако с началом Нового Времени подобные ограничения оказались сняты – что, собственно, и создало капитализм в привычном понимании этого слова. Т.е., общество, в котором важно только наличие денег на личном счете и ничего более. Поскольку именно деньги легко превращаются в любой труд – т.е., в возможность менять мир по собственному желанию. Сама подобная возможность лет сто-двести назад буквальным образом буквальным образом «взорвала» сознание человека, создав иллюзию всемогущества. (Достаточно почитать произведения того времени, чтобы понять, насколько велико было восхищение тогдашней ситуацией.) Впрочем, в какой-то части эта иллюзия была верна – поскольку тогда, в XIX-начале ХХ столетии действительно начали реализовываться «мегапроекты», немыслимые до того. Начиная с создания каналов и дорог, пересекающих целые континенты и заканчивая развитием прессы, дающей информацию о событиях, происходящих в различных частях земного шара.

Все это было, во многом, основано именно на возможности гибкого и удобного использования имеющихся трудовых ресурсов, позволяющих легко перекидывать силы с одного проекта на другой. Разумеется, эти возможности относились только к капиталистам – простым людям от данных «сверхвозможностей» были только проблемы. Поскольку теперь им приходилось конкурировать за право работы с намного большим числом людей, нежели во времена «феодальных корпораций». Поэтому как раз во времена «торжества разума» жизнь низов общества превратилась в настоящий Ад. Где нищета, бесправие, голод превосходили то, что творилось в позднесредневековое время. И лишь начало массовой рабочей борьбы – вначале под эгидой профсоюзов, а затем – и под руководством социалистических партий, привело к изменению данной ситуации. Но это, разумеется, уже совершенно иная тема.

* * *

В рамках же поставленного вопроса важно понять лишь то, что описанное выше состояние неизбежно вело к тому, что получения рабочей силы рассматривалось, как совершенно естественный, а главное – бесконечный процесс. То есть – хочешь что-то построить, собери деньги, а рабочие всегда найдутся. Понятно, конечно, что специалист высокой квалификации стоил гораздо дороже, нежели непрофессиональный землекоп, однако и тот и другой приходили к работодателю «извне». Из некоего «внешнего мира», интересоваться которым не было смысла. Вкладываться в образование в подобных условиях выглядело бессмысленным делом – в «быстрокипящем мире» классического капитализма, где акционерные общества непрерывно создавались и распадались подобные траты не имели смысла. Ну, в самом деле: взял ты «дешевого» работника, обучил его, затратив на это деньги – а «сосед» взял, и переманил его к себе! Или, скажем, фабрика закрылась или перепрофилировалась на что-то иное, и данный «спец» - а равно и затраты на его подготовку – оказались ненужными.

Поэтому считалось, что работник сам должен думать о своем «совершенствовании». Правда, со временем все же пришлось прийти к строительству массовых начальных школ – и через государственное перераспределение средств, и напрямую. Однако, во-первых, надо понимать, что данные школы были крайне дешевы (зарплата учителя начальных классов была невелика.) А, во-вторых, главной своей задачей подобное образование ставило установление лояльности пролетариата, а так же его физического развития. (Поэтому вплоть до 1917 года одним из важнейших предметов в массовой школе была физкультура.) Поэтому они могли рассматриваться, как, скорее, средство идеологической индоктринации пролетариата, а не как его подготовка к работе.

Подобный порядок, в целом, прекрасно просуществовал вплоть до начала Второй Мировой войны. Однако после нее случилось страшное. В том смысле, что активное развитие научно-технического противостояния двух сверхдержав очень сильно «загнули вверх» планку развития человечества. Ну, а самом деле: еще недавно сам факт управляемого полета выглядел, как чудо, а теперь – в 1960 годах – реактивные лайнеры не просто связали все континенты. Но и сделали их посещение доступными для среднего человека. Человек вышел в Космос, добрался до использования в своих целях энергии атомного ядра и даже построил некое подобие мыслящих машин. Понятно, что сложность подобных устройств оказывалась фантастической по сравнению даже с недавним прошлым. Скажем, космическая ракета «Сатурн-5» состояла из 3 млн. деталей! Космический корабль «Аполлон» - порядка 2,5 млн. (Для сравнения – довоенный истребитель включал в себя не более десятка тысяч составных частей.)

* * *

А ведь каждая из подобных деталей требовала высочайших технологий по обработке – так как работала на пределе возможностей материалов. (Про химическое травление боковых панелей «Аполлона», думаю, все слышали.) В подобном случае квалификация специалистов, потребных для изготовления всего этого, так же «загибалась» вверх. Поэтому не стоит удивляться тому, что высшее образование, бывшее до ВМВ относительной редкостью, теперь охватило 10-20%, а среднее вообще стало 100% нормой. На этом фоне образовательные расходы уже невозможно было считать «стремящимися к нулю» – для развитых стран они начали составлять от 5% до 10% ВВП. К этим величинам необходимо прибавить и расходы на здравоохранение – поскольку образованный работник стал настолько дорогим, что смерть его от болезни оказалась нежелательным. А это еще 5-10% процентов ВВП.

Еще раз – это затраты не на конкретного работника, а на саму возможность существования работников. Поскольку если этих денег не вкладывать, то получить квалифицированную рабочую силу будет просто неоткуда. Ну да – при отсутствии школ и университетов никакая мотивация к повышению квалификации окажется невозможной. В позапрошлом веке, кстати, было совершенно не так – в том смысле, что там формальный диплом мало что значил. (Точнее он значил принадлежность к некоему социальному слою – но не способность к выполнению сложного труда.) Поэтому там полно было инженеров, не имевших даже среднего образования. Причем, инженеров высшей квалификации, как, скажем, те же Эдиссон или Форд. (Разумеется, их в реальности было огромное количество – просто не все стали миллионерами.) Что же касается управленцев или предпринимателей (в смысле – управленцев-организаторов производства), то для них вопрос диплома вообще не стоял. (Биографии «великих бизнесменов» XIX века часто начинаются с «ушел в детстве из дома» или «работал в детстве на фабрике».)

В послевоенное время подобное стало невозможным. Нет, тут еще могли встречаться отдельные «самородки», тем или иным способом сколотившие богатство при полном отсутствии знаний. Однако, в отличие от прошлого, прямо управлять своими «империями» от них не требовалось – на это дело есть наемные менеджеры. (Которые, как можно легко догадаться, имеют все потребные дипломы.) Что же касается инженерных должностей, то для них все чаще стали требоваться не просто «обученные спецы», а спецы, имеющие «опыт работы» в соответствующей сфере. То есть – современные технологии оказались вышедшими уже не просто за пределы возможностей «самостоятельного освоения», но и за пределы работы классической образовательной системы!

* * *

В общем – халявных работников для высокотехнологичных отраслей давно уже нет. В том смысле, что просто взять, и «набрать по объявлениям» требуемое количество персонала больше не получится. Поэтому каждый серьезный проект «технологического прорыва» сейчас должен включать в себя не просто подготовку соответствующих финансов – но и создание нужного «человеческого потенциала». Который нужно «выращивать», причем, в рамках сложной образовательной системы, включающей в себя множество специфических организаций. Понятно, что подобные вещи может позволить себе исключительно государство – т.е., именно оно становится «минимальной единицей» экономической деятельности для освоения действительно высоких технологий. (Скажем, именно так идет технологическое развитие в Китае.)

Впрочем, даже указанная – т.е., госкапиталистическая – система имеет свои очевидные недостатки, неустранимые в условиях конкурентного общества. Однако об этом надо говорить уже отдельно. Тут же можно только указать на то, что данное состояние делает само понятие «капитала» полностью бессмысленным – ибо сумма на банковском счете давно уже не является эквивалентом возможного приложения труда. Ну да – условных «таджиков» для стройки нанять еще можно, одна все, что выходит за пределы простейших низкоквалифицированных операций совершается уже с трудом. И никакие миллионы, а так же миллиарды или триллионы долларов изменить данную ситуацию уже не могут.

Ну, а о том, что же это значит, надо говорить уже отдельно…

Tags: капитализм, классовое общество, смена эпох, футурология, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →