anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О том, почему «лучшие люди» не являются лучшими людьми 2

Итак, как было сказано в прошлом посте , пресловутые «элитарии» вряд ли могут являться личностями, сколь либо отличающимися от всех остальных. В том числе и в плане обладания некими «тайнами манипуляции», то есть, способностями подчинять волю окружающих себе. Поскольку практически все, что необходимо для «властвования над миром», дает «высшим» сама система иерархического (классового) общества. Которая являет собой, по сути, механизм, превращающий одних людей в рабов, а других – в господ вне какого-либо отношения к их личным качествам.

О том, почему так происходит –в смысле, почему такая система возникла и просуществовала несколько тысяч лет – писалось уже неоднократно. Поэтому подробно останавливаться на данном вопросе я не буду. Отмечу только, что связано это было с более высокой эффективность классовых социумов в плане «подстройки» под меняющиеся внешние условия. Что позволило им после возникновения быстро вытеснить доклассовые аналоги, «законсервированные» в рамках неизменных обычаев и табу, а так же создать такие важные достижения нашей цивилизации, как наука, техника и искусство. Правда, за это пришлось дорого заплатить – в том смысле, что жизнь подавляющей части обитателей классовых государств оказывалась гораздо тяжелее жизни первобытных общин, даже при условии значительного технологического развития.

* * *

Впрочем, все это в данном случае можно опустить. Поскольку важно тут иное – то, что не особенные качества царей и аристократов, а позднее – промышленников и финансистов давали социальному устройству успех. А наоборот – особенности социального устройства приводили к тому, что личности, помещенные на верхние «этажи» социума, оказывались «обеспеченными» победами. Что создавало ту самую, помянутую в прошлом посте, иллюзию их «божественного происхождения» или – применительно к капиталистам - неких «природных талантов». Хотя на самом деле данное единственным инструментом попадания их наверх в большинстве случаев был слепой случай.

На самом деле это верно даже для войн – в которых, собственно, и выдвигались первые князья и цари. В том смысле, что «стратегическое мышление» долгое время находилось в достаточно зачаточном состоянии, и даже во времена Древнего Рима (а так же после него) в военных успехах подавляющую роль играла чистая удача. (Скажем, не растопчи «ганнибаловы слоны» карфагенскую кавалерию, неизвестно еще, чем кончилась битва при Заме. А с ней – и Вторая Пуническая война.) Впрочем, стоит понимать, что глобальные исходы «военных кампаний» тогда – так же, как сейчас – определялись не столько исходом битв, сколько социально-экономическими и логистико-географическими характеристиками сражающихся сторон. И в этом смысле Карфаген в тех же Пунических войнах был обречен независимо от всех случайностей. Но, в любом смысле, личный «уровень» полководцев имел тут слабое влияние на ход сражений – вопреки всем векам убежденности в обратном. (Даже в том случае, когда речь шла о такой развитой в организационном плане системе, как Римская Империя. Про более простые общества и говорить нечего.)

То есть, можно сказать еще раз: практически все подоплеки успеха социумов всегда и везде оказывались обеспеченными низшими слоями населения, создающими экономическую базу для боевых или еще каких-то (скажем, промышленных) действий. (Не говоря уж о том, что они почти всегда выступали главным поставщиком «пушечного мяса» для войны и рабочих рук для промышленности.) А все «пенки» собирали лица, по существу, вознесенных «наверх» чисто случайно: по факту рождения (в царской или княжеской семье), или еще по каким-то причинам. Скажем, знаменитый Веллингтон купил в свое время чин подполковника на одолженные братом деньги – и поэтому смог попасть в «полководческую элиту». А будь его родственник менее щедрым, мы имели бы совершенно иного «победителя Наполеона».

* * *

Впрочем, с самим Наполеоном дело обстояло еще забавнее – поскольку Императором Франции он стал только потому, что ему не удалось записаться… в Русскую Императорскую Армию. А так – появился бы в истории еще одни русский полковник французского происхождения, не более того.(Впрочем, если парламент Корсики не отозвал у семьи Буонопарте концессию на питомник тутовых деревьев, то… будущий «военный гений всех времен и народов» вообще бы не оказался в армии.)

Таким образом, даже в случае «действительного сельфадеменства» (которое было у того же Наполеона), единственной причиной «попадания наверх» выступает случай, случай и еще раз случай. (Впрочем, понятно, что и у «правильно родившихся» основную роль играет именно он – только примененный ко всей семье.) Поскольку только данный механизм оказывается способным выделять из огромного множества совершенно равноценных представителей человеческого рода тех, «кто может править миром». При этом их реальные знания и умения, как правило, оказываются безразличными. Впрочем, нет – есть один момент, который все же отличает «прорвавшихся наверх» личностей от окружающих. Который состоит в том, что данные субъекты по определению должны обладать избыточным безрассудством и карьеризмом – т.е., стремлением хвататься за любую «соломинку» для продвижения наверх. (Какой бы хрупкой она не казалась.) То есть – ориентироваться исключительно на «ближний порядок» в противовес длительным стратегиям.

Собственно, приведенный выше Бонапарт представляет собой прекрасный пример подобного – в том смысле, что это был крайне легкий на подъем человек, готовый ради удачи рисковать всем, включая жизнь. (Собственно, именно поэтому он – после неудачи с тутовыми деревьями – и решил связать свою жизнь с военной карьерой.) Однако говорить о какой-то уникальности данной личности в подобном плане смешно –будущий Первый Консул выступал всего лишь одним из множества претендующих на офицерский чин молодых честолюбцев, имея единственное существенное отличие от них в том, что был корсиканцем. (Поэтому легко перешел на сторону Революции, не имея никаких «сентиментальных связей» с Троном и Старым Порядком.) Ну, и разумеется, он был «счастливчиком» - т.е., человеком, прошедшим через множество «сит» удачи/неудачи. Но это исключительно статистическое качество, никак не связанное с конкретной личностью вообще никак.

По сути, рецепт успеха Наполеона был очень прост – и выражается он наполеоновской же фразой: «главное ввязаться в бой – а там посмотрим!» В том смысле, что надо хватать удачу за хвост, ловить момент, не тратя время на бесплодные попытки спрогнозировать свое будущее. Поскольку будущее не прогнозируется – в смысле, хаотические действия по карьерному продвижению множества «кандидатов» вряд ли можно как-то алгоритмизировать. На этом фоне все «построения планов» выглядят бессмысленной тратой сил – ну, в самом деле, разве можно было предположить наличие роялисткого мятежа 13 вандемьера, разгром которого стал ключевым для карьеры Бонапарта? Или ход «Египетского похода», который, во-первых, дал нашему герою ореол «абсолютного победителя», а во-вторых, не позволил «втянуться» в завоевание Ближнего Востока? (Сделав неизбежным «европейский театр» военных действий с роковым для Наполеона походом на Россию в конце.)

* * *

Разумеется, это не значит, что все «забравшиеся на вершины» представители человеческого рода подобны приведенной личности по своей «горячности». (Если вести речь о забравшихся своими силами, без наличия «правильной семьи», коя, как уже не раз говорилось, обеспечивает львиную долю успеха.) Конечно нет – приведенный пример является собой скорее крайний вариант данной модели поведения. Однако, в любом случае, стоит понимать, что приоритет «коротких стратегий» над «длинными» у подобных личностей должен быть неизбежно. Поэтому главным отличием «лучших людей» от людей «обычных» может считаться именно эта черта. В том смысле, что «элитарий» может иметь любые убеждения, обладать любыми знаниями или умениями, однако иметь приоритет «здесь и сейчас» перед всеми сложными моделями он должен иметь обязательно. Иначе не поможет даже «высокородное происхождение» - сожрут в любом случае. (Как того же Павла I – который строил себе какие-то фантастические планы преобразований европейской политики, но не заметил надвигающегося заговора.)

Собственно, именно поэтому за все «длинное» в истории человечества ответственность несет исключительно «система», а не личность. Та самая, не раз помянутая система социально-экономических отношений, которая, собственно, и являлась настоящим «Наполеоном» - в отличие от «маленького корсиканца», случайно попавшего на данную роль. И именно эта система обеспечивает реализацию – или нереализацию – тех или иных жизненно важных для человека «длинных стратегий». (Которые, собственно, и обеспечивают не только развитие, но и само существование человеческой цивилизации.) Со всеми вытекающими из данного факта последствиями – о которых, впрочем, говорить надо отдельно.

Тут же, завершая вышесказанное, можно только еще раз сказать, что в указанных условиях требовать чего-то «стратегического» от «великих личностей» -т.е., от тех, кто находится на вершине иерархической пирамиды – занятие более чем бессмысленное. Поскольку их основная и единственно важная задача состоит в том, чтобы удержаться на данном месте. Ну, и разумеется, о том, что идея «лечить» социальные проблемы заменой правителей есть показатель чистого и неприкрытого идиотизма, даже говорить не хочется. Впрочем, это давно уже понятно…

Tags: история, классовое общество, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments