anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Три слоя реальности

К предыдущему посту .

Начну сразу с самого главного: существует «три слоя реальности». Точнее – три слоя отражения этой реальности в том, что принято именовать «общественным сознанием».

Первый слой – «официальная пропаганда». То есть – те самые «Соловьев с Киселевым», что звучат, по мнению либералов, из каждого утюга. На самом деле, конечно, не из каждого – значение пресловутого «Первого канала» в действительности много меньше, нежели принято считать. Еще раз напомню: 70% телезрителей в РФ составляют пенсионеры – со всеми вытекающими последствиями. И это для всего ТВ, вместе с кабельными и спутниковыми каналами, для «первой кнопки» данное соотношение еще выше. В указанном положении считать, что данная пропаганда дает какую-то «сверхвласть» над людьми, было бы чрезвычайно странным. (Ее, впрочем,и в случае 100% охвата населения не было бы.)

Однако, при всем этом, уровень охвата населения «официальной доктриной» в обществе подавляющ! В том смысле, что если спросить: о чем, в общем-то, говорит Соловьев – то на этот вопрос ответит даже тот, у кого нет телевизора. Дело в том, что подавляющая часть людей в современном обществе занимает исключительно конформистскую позицию – особенно в политическом плане. Почему это происходит – понятно: в течение последних десятилетий мало кто не понял того, что «официальная политика» имеет малое отношение к действительным изменения, и что замена одних «рож на трибунах» на другие мало что меняет. Поэтому политические предпочтения большинства находятся где-то около нуля – ну, за исключением отрицания радикальных позиций. (Поскольку так же стало понятно, что все изменения в стране ведут исключительно к ухудшению жизни – поэтому чем больше собирается менять политик, тем хуже.)

На этом фоне не приходится удивляться тому факту, что пресловутая «Единая Россия» - которую иначе, нежели «партией жуликов и воров» никто не считает – уверенно побеждает в большинстве регионов. (Хотя число реальных сторонников ее не превышает 5-10% населения.) Ну, а про президента и говорить нечего – в том смысле, что реальных противников у него нет. И это при том, что реальный его рейтинг не превышает 30%. Поэтому во всевозможных опросах – включая и выборы, как таковые – большая часть людей высказывает мнение, близкое именно к официальной пропаганде. (То есть – поддержку действующего президента и проводимого им курса.)
Это, в свою очередь, создает иллюзию того, что «общественное мнение», во-первых, является лояльным к властям. А, во-вторых, является полностью управляемым через СМИ – через тот самый «телевизор», в который вбухиваются фантастические средства. Тогда как в реальности речь тут стоит вести всего лишь о наиболее «верхнем», и при этом – наиболее «слабом» слое общественного сознания. Слое, который очень легко разрушается после того, как возникает очевидный конфликт между интересами конкретного человека и этой самой «официальной идеологией».

* * *

Кстати, в этом плане крайне характерна ситуация на Украине – по отношению к которой существует известный миф о полной индоктринации населения госпропагандистами. Об этом очень любят говорить «наши патриоты» - дескать, пока вы тут сидите, из украинцев «лепят» записных русофобов. Готовых убивать москалей и «вату» вне зависимости от пола и возраста – о чем обильно пишется в тех же соцсетях. Вот только в реальности при возникновении указанной возможности – то есть, при получении повесток на службу в армии – на это «откликается» лишь треть от «сетевых героев». (Да и та – только потому, что не видит возможности избежать данной участи.) Поэтому украинские военкоматы устраивают настоящие «облавы» на лиц призывного возраста, а так же резервистов – хватая их в торговых центрах, вокзалах или просто на улицах.

Наверное, тут не надо говорить, что подобное состояние вряд ли может свидетельствовать о чем-то ином, нежели о реальной эффективности пресловутой «патриотической обработки». В рамках которой можно легко получить значительное число людей, строчащих грозно-воинственные комменты в сетях или, даже, поддерживающих пресловутое АТО (или как оно называется теперь) в социологических опросах. Однако брать в руки автомат и идти самому «защищать родину» совершенно не готовых. И, более того – основной целью своего существования видящих поведение в рамках более «глубокого слоя» миропредставления.

Второй слой – «антисоветский миф». Или, в мировом масштабе – миф «глобалистический». Вопрос соотношения этих самых мифов, кстати, достаточно нетривиален. В том смысле, что, с одной стороны, «глобализация», как таковая, является неотъемлемой частью антисоветизма. Причем, как его «либеральной», и его «консервативной» разновидности. В том смысле, что и для «либералов», и для «консерваторов» идея возможности пересечения границ капиталом и трудовыми ресурсами выглядела и выглядит непререкаемой. Разница только в том, что «консерваторы» предлагают ограничить лиц, связанных с «пересечением», некими отдельными категориями. Типа, узбекам ездить в Россию на работу нельзя, а европейцам - можно. То же самое и с капиталами – «еврейские деньги», разумеется, надо ограничить. Но вот деньги «правильных пацанов» - разумеется, нет. («Либералы», впрочем, так же имеют свои ограничения – скажем, «тираны и тоталитаристы» с их точки зрения не имеют никаких прав.)

То есть - обе стороны антисоветизма, в общем-то, признают основные принципы «единого мира», в рамках которого должна, по идее, установиться оптимальная форма эксплуатации пролетариата, совмещенная с оптимальным же разделом рынков. Еще раз: даже среди консерваторов мало кто предлагает автаркию, поскольку для капитализма она не работает по умолчанию. А капитализм для антисоветчика - единственно допустимая форма организации общества. Поэтому даже «монархисты» по сути своей оказываются «глобалистами» - только они за «правильную» глобализацию, «глобализацию наследственной аристократии». (В кою они предлагают, понятное дело, себя.)

Ну, а с другой стороны - если вернуться к тому, что было сказано чуть выше – «глобализм», сам по себе, с самого начала рассматривался, как очевидная альтернатива социализму и коммунизму. В том смысле, что он должен именно по замыслам своих апологетов, конечно – предложить пути решения тех самых проблем, которые в свое время привели к катастрофе 1914-1945 годов. Т.е., ликвидировать опасность уничтожения всеобщей классовой системы из-за роста эскалации конкурентной борьбы. При ее сохранении, разумеется. Собственно, именно отсюда и проистекает принцип «уничтожения национальных государств», поскольку «официальный анализ» на Западе именно на «нации» возлагал обвинение в начале двух Мировых войн.

Кроме того, именно на антисоветизме изначально основывался существовавший в «советизированном мире» капиталистический консенсус, который, собственно, и зародил иллюзию «малоконфликтного мира», в котором все имеющиеся противоречия можно решать за столом переговоров. Собственно, именно отсюда – из изначальной ненависти к советскому – и выросла идея «конца Истории». Т.е., мифа о том, что уничтожение «большевизма» принесет вечное господство т.н. «либеральной капиталистической демократии».

* * *

Впрочем, тут мы уже выходим за рамки поставленной темы. Поэтому перейдем «на уровень вниз» - т.е. на уровень рассмотрения того, как указанная мифологическая система взглядов преломляется в мышлении отдельно взятого индивида. На самом деле, конечно, тут нет ничего загадочного - об этом уже не раз говорилось. Поэтому лишь повторим то, что человек, находящийся в рамках указанных выше представлений, характеризуется особой «бинарностью» мышления. Состоящей в том, что, во-первых, он полностью уверен в том, что «все зависит только от него». (Что всего добиться он может только «своими силами».) И одновременно – в том, что никто не сможет нанести ему жизненно опасный удар. То есть – он индивидуалист, но при этом не индивидуалист времен «классического капитализма», когда приходилось зубами и ногтями драться за кусок хлеба. Нет, он индивидуалист в «безопасном обществе», где все опасности полностью устранены – правда, чем устранены, не рассматривается.

Именно поэтому «человек глобалистический» ведет себя подчеркнуто рискованно – скажем, отбрасывает все риски в случае переезда в другой город, другую страну. Точнее сказать, делает это в «ментальном» - если так можно сказать – плане. В том смысле, что открыто заявляет о готовности к перемене места жительства, профессии или сексуальной ориентации. Но в действительности до практической деятельности мало кто доходит. Скажем, та же эмиграция реальной становится только тогда, когда к ней начинают подталкивать личные экономические интересы субъекта – как на той же Украине. (Где, как уже говорилось, есть только «право защищать свою родину», но нет ни работы, ни нормальной зарплаты.) Или в еще на порядок менее благополучных странах, начиная с Узбекистана и заканчивая Сирией. Для всех остальных дело ограничивается декларациями – и о желании уехать. (Скажем, в той же Германии это желают сделать до 50% молодых немцев – но реально выезжает из страны 80 тысяч.) Или, даже, о желании «изменить политическую ситуацию». Ну да – прокричать «мы здесь власть» готовы многие, о реальном же ее взятии говорить просто смешно. (В случае «майдана» речь стоило вести о перехвате власти одними представителями элиты у других – не более того.)

То есть, даже этот «мифологический» слой не является для человека основным. В том смысле, что он, конечно, влияет на его поведение гораздо сильнее, нежели описанный выше слой «официальной пропаганды», однако до конца выбить из рамок рационального поведения не может. Вследствие этого, например, становятся возможными различные «парадоксальны» общественные феномены – например, сохранение до сих пор существования России. В том смысле, что с т.з. «антисоветизма» наша страна была приговорена. (Об «официозе» 1990 и говорить нечего – там Россию и русских унижали всеми возможными способами.) Собственно, именно поэтому все сделанные в указанное время прогнозы предусматривали развал нашей страны. Или, хотя бы, потерю многих территорий. (Разумеется, речь идет о прогнозах, а не о утопиях, опирающихся исключительно на благие пожелания.) Однако, как можно догадаться, все пошло совершенно по другому. И вместо исчезновения с политической карты мира или, хотя бы, полной потери самостоятельности, РФ вновь сумела стать важным субъектом мировой политики. Причем – в полном противоречии с действиями собственной элиты!

И вот тут-то мы подходим к третьему, самому глубокому «слою» восприятия реальности. Слою, которой находится глубже не только «официальной идеологии», но и господствующих антисоветских/глобалистических мифов. И который мало кем учитывается – причем, не только в случае «официальной социологии», но и в случае «патриотического» рассмотрения дела. И даже многие левые его практически не учитывают – останавливаясь на уровне «антисоветской мифологии». Хотя на самом деле…

Но о том, что «на самом деле», будет сказано уже в следующей части.

Tags: Российская Федерация, Украина, классовое общество, постсоветизм, прикладная мифология, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments