anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Что такое «креативный класс» 2

Итак, в прошлом посте я писал о том, что пресловутое «фричество» современных «стартаперов» - и вообще, «активных и инициативных», ориентированных на успех индивидуумов –есть явление, обусловленное исключительно экономической ситуацией. И ничем более. Поскольку именно она (ситуация) и «генерирует» множество разнообразных «не таких, как все» - начиная с лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, и заканчивая «техногиками». И да – по сути, данная система не ограничивается только пресловутыми «молодыми предпринимателями», охватывая и значительную часть тех, кто работает по найму. С единственной разницей, что для них на месте инвесторов находятся работодатели.

Перед которыми так же желательно хоть как-то отличиться. Нет, конечно, это относится не ко всем – часть начальства, разумеется, продолжает оставаться в рамках консервативных представлений. Но только часть. А самое главное, для наемных работников так же, как и для «стартаперов» реальных альтернатив «отбора» по сути, не существует: при неважности – а точнее, невозможности – действительного производства чего-то «реального» (не важно – идет ли речь об автомобилях или компьютерных программах), единственным действенным фактором становится «коммуникативный». В смысле – возможность установления «хороших отношений» с руководством. (Ну, разумеется, есть еще и хорошо известная «суперстратегия», состоящая в том, что надо родиться «в правильной семье». Но, понятное дело, она доступна далеко не всем.)
Причем, если еще недавно главной «карьерной стратегией» для клерка была пресловутая «умеренность и аккуратность», то теперь ее эффективность резко упала. В том смысле, что – так же, как и перед инвесторами, перед начальством стало необходимо выделяться. Причем, как можно догадаться, далеко не профессиональными навыками.

Собственно, именно отсюда проистекает вся эта «позитивная дискриминация», которая так не нравиться нашим «консерваторам». В смысле – все эти преимущества геев, негров, женщин и т.пе представителей «меньшинств», о чем так любят писать в бесконечном количестве статей и постов. С очевидным рефреном, разумеется: все это делается некими тайными силами для того, чтобы погубить человеческий род, поскольку вся эта масса «особенных» в профессиональном плане, как правило, очень слаба. Удивительно, но последняя фраза тут действительно верна, однако все остальное, разумеется, есть чистый бред. В том смысле, что единственной причиной отказа от «отбора по профессиональным навыкам», выступает, как было уже сказано выше, его полная ненужность. Поскольку в современном мире производить что-либо – не только товар, но даже услугу – давно уже не нужно: все, что может быть произведено, давно уже произведено. Причем – по минимально возможной цене. (Есть хорошее правило: если тебе кажется, что ты изобрел что-то оригинальное (но относительно недорогое) – посмотри на Алиэкспресс. Обязательно найдешь в продаже.)

* * *

В указанном состоянии выбор в пользу «меньшинств» оказывается естественным, поскольку при общем избытке «предложения» рабочей силы и общей же ее ненужности для функционирования бизнеса («ключ успеха», как уже не раз говорилось, в современном мире находится отнюдь не в производстве), выбор «наиболее запоминающихся» персонажей вполне «рационален». Можно, конечно, отбирать по дате рождения или просто кидать кубик, однако если за «меньшинствами» стоит хоть какая-то сила, то она будет значимым фактором. При этом переоценивать данную «силу» не стоит – поскольку будь «профессиональный момент» хоть как-то значимым, то все пресловутое «общественное давление» было бы послано в известное место. (Скажем, после Второй Мировой войны общественное давление в плане неприятия нацизма было колоссальным, однако принятию «на службу» ведущих нацистских профессионалов, вроде фон Брауна, оно не мешало.)

И вот тут мы подходим к очень интересному моменту. Если кто помнить, то в начале прошлого поста, где приводилась рецензия на книгу Кори Пайна «Живи, вкалывай, сдохни», было сказано: «описанная жизнь «стартаперов» и прочих обитателей указанного места оказалась полностью предсказуемой и совершенно ожидаемой. За исключением одного интересного момента». Так вот: указанный момент, как это не удивительно, касается тех политических взглядов, которые порождает указанная ситуация. Поскольку «у нас» традиционно считается, что вся эта «стартаперская шушера», обитающая в Кремниевой долине, является «ядерным электоратом» Демократической партии США и лично Хилари Клинтон. Которых по таинственным причинам еще принято именовать «леволибералами». (Ну, откуда это берется – понятно: для антисоветчиков все, что «плохо», есть левое. Т.е., имеющее отношение к СССР.) В то время, как в указанной книге показано, что среди описанного «контингента», напротив, распространены правые и крайне правые настроения.

То есть – среди «завсегдатаев» Кремниевой долины не только имеется значительное количество избирателей Трампа, но и наличествует увлечение тем, что сейчас принято именовать фашизмом. (На всякий случай укажу – чтобы не было путаницы – что Трамп в данном случае является гораздо более «левым», нежели фашизм, как таковой.) И в прямом смысле этого слова – т.е., как классические ультраправые с их любовью к «соларным символам» и т.п. вещам. И – в более распространенной форме: как сторонники т.н. «технофашизма» - т.е., некоей идеи о том, что именно «технически подкованные» субъекты должны «рулить» цивилизацией, указывая всем остальным, как им жить. (А главное – определяя, кто в этом мире достоин считаться человеком, а кто нет.) На самом деле, кстати, подобное можно было бы легко предположить, исходя из того, что «наши» (т.е., постсоветские) представители подобного слоя так же исповедуют что-то подобное. Ну да: «люди со светлыми лицами», которые просто обязаны стать «настоящей элитой», руля жизнью и смертью всех остальных – поскольку именно они являются «истинным генофондом нации». Особенно если вспомнить события на той же Украине…

Впрочем, и в бывшем СССР данные субъекты совершенно неверно обозначаются, как «либералы», причем порой так же с приставкой «лево». Хотя на самом деле выступают банальными ультраправыми, только не националистического толка. (Впрочем, почему «не националистического» - вполне националистического, в том смысле, что «прекраснолицые» неявно всегда выступают, как националисты «мегаполисных» - московских или петербургских – «квазинаций», обозначая всех остальных, как «изначально недостойных».) То есть – в любом случае и «наши», и «ненаши» представители «креативного класса» идею равенства людей отвергают полностью. Причем, даже в буржуазном ее варианте, в каком она присутствовала на знаменах буржуазных революций - Liberté, Égalité, Fraternité. (Кстати, многие ли понимают, что «равенство» в данном лозунге присутствует не только в «межсословном» плане, но и в плане «антинационалистическом», если так можно сказать. Т.е., как отрицание наличия различий между отдельными составляющими Франции – всех этих Лангедоков и Бургундий.)

* * *

Причем, причина этого лежит – как это не удивительно прозвучит – в той самой экономически обусловленной ситуации, которая описана выше. В том смысле, что вся эта огромная масса «случайных соискателей случайных денег» - для которых главным принципом успеха выступает идея «не быть таким, как все» - просто не может не производить ксенофобию. Ну, в самом деле: на каждого фрика всегда найдется «суперфрик». И даже будь ты упертым «гиком-технарем» и гомосексуалистом одновременно, тебе это может не помочь – поскольку с пресловутой «черной одноногой лесбиянкой» даже в указанном случае вряд ли удастся. Поэтому можно сказать, что – в полном соответствии с диалектическим характером общественных отношений – указанная «цветущая сложность» просто обязана породить на первый взгляд полностью противоречащие себе идеи. В рамках которых необходимость постановки ограничений для всех «неправильных людей» с каждым годом становится все актуальнее.

Кстати, забавно – но «прошлое пришествие» ультраправых так же происходило на чем-то подобном. В том смысле, что Берлин (да и вся Германия) 1920 представляли собой крайне космополитическое и достаточно толерантное место, где негры, гомосексуалисты, лесбиянки, наркоманы, транссексуалы и прочие представители «свободы нравов» чувствовали себя, как рыба в воде. Только вместо сегодняшних «арабских мигрантов» в Европе и «латиносов» в США наличествовали представители «славянских национальностей»: поляки, сербы, словенцы. (Именно отсюда, во многом, и проистекает воинствующий «антиславянизм» германского нацизма.) Поэтому, собственно, и призывы соответствующих деятелей «сплотится ради спасения нации для того, чтобы вынести всю эту космополитическую сволочь» ложились на крайне «удобренную» почву: средний немец, барахтаясь в тисках наступающего кризиса, своими глазами видел накокаиненных гомосексуалистов, выходящих из клубов под ручку с еврейскими «дельцами». Разумеется, сейчас понятно, что это была только «пена», ничтожная часть всего населения страны – но «пена» крайне заметная.

Так и сейчас: в «кипящем котле» современных мегаполисов, где совершенно случайные люди могут с легкостью выиграть собственный успех, а упорная квалифицированная работа не приносит ничего, кроме ухудшения здоровья, постепенно вызревает новая инкарнация фашизма. Фашизма, совершенно неизбежного для находящегося в системном кризисе общества, общества, в котором нормальное функционирование экономики является невозможным. Так было после Первой Мировой войны, которая выступает барьером, разграничивающим, собственно, период «прогрессивного капитализма», и капитализма «регрессивного», разрушительного. Так происходит и сейчас, когда спасительная «советизация мира» давно уже не действует, и все созданные за время ее существования механизмы постепенно приходят в упадок.

* * *

Ну, а поскольку причины фашизации общества экономические, то бороться с данным явлением оказывается практически невозможным. В том смысле, что все государственные запреты и этические ограничения оказываются бессмысленными в мире, где единственной возможностью успеха выступает исключительно удача. (Удачный «контакт» с инвестором для предпринимателя, удачное стечение обстоятельств при приеме на работу для наемного работника, удачное получение гранта для ученого.) Поскольку единственно действенная защита от данного процесса – это создание ситуации, в которой только производительный труд (т.е., сознательное квалифицированное действие по изменению мира), выступает важным фактором.

Поэтому не стоит удивляться тому, что чем дальше, тем активнее становятся правые и ультраправые силы по всему миру – начиная с Украины и заканчивая США. Впрочем, для того, чтобы не завершать разговор на данной «печальной ноте», стоит указать, что не все так плохо. В том смысле, что, судя по всему, полноценное «вызревание» фашизма в нашем мире требует еще довольно значительного времени. (Указанные системы «советизированного мира» еще не до конца разрушены.) Что дает серьезную надежду на то, что Суперкризис случится раньше. Но об этом – а равно, и о том, как же будет развиваться процессы социальной динамики по мере дальнейшего течения времени – надо говорить уже отдельно…

Tags: постсоветизм, прикладная мифология, социодинамика, фашизм, футурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments